Юрису Миглану 51 год. В его руках толстая папка с документами, а за спиной бесконечные попытки договориться с банком. Аукцион, на котором он продал свое единственное жилье, два суда, подорванное здоровье, разорванные отношения с близкими людьми. Впереди - суд, в этот раз последний, от решения которого будет зависеть его последующая жизнь. От мыслей о благоприятном раскладе он грустно улыбается - шансы не слишком высоки. Ведь с одной стороны - потерявший все машинист поезда, а с другой - влиятельный банк.

Это не обычная грустная история о "маленьком человеке", который взял кредит, потерял работу, не смог расплатиться, а злой банк забрал дом и машину. Нет. На этот раз все было иначе. Юрис всегда хотел и мог совершать платежи. Более того, он стучался во все двери с просьбой: "Разрешите заплатить". Но в этот раз такой возможности ему не предоставили.

Нельзя сказать, что продолжительный стресс и трудности сломили Юриса. Он оживился, рассказывая, какая у него замечательная профессия. Уже в течение 32 лет он машинист поезда — ездит по маршруту Рига - Айзкраукле и Рига - Елгава. Более того, он представляет Латвийскую железнодорожную династию. В его профили в Фейсбуке можно найти фотографии наград за хорошую работу.

Как все это началось?

17 лет назад у Юриса была семья - жена Анда (имя изменено) и десятилетняя дочь. Они намеревались купить двухкомнатную квартиру в центре Елгавы на улице Лиела, 10.

В 2002 году они вместе взяли кредит в банке - 5000 латов. Анда стала заемщиком, Юрис - поручителем. Срок погашения кредита - 2010 год. Юрису в Елгаве нравилось - динамичный город с отличной инфраструктурой, квартира в самом центре, чего еще можно желать?

По выходным он сам менял старые, оставшиеся еще с советских времен трубы, ремонтировал и обустраивал квартиру.

Во время интервью Юрис открывает папку и показывает фотографии, сделанные перед аукционом в 2013 году - аккуратная, уютная, среднестатистическая квартира.

ФОТО: TVNET

В 2007 году паре стало ясно, что вместе они не останутся. Анда нашла себе новую квартиру также в Елгаве, Юрис остался в совместно приобретенном жилье на улице Лиела. Они спокойно развелись, сохранив дружеские отношения. Выплату кредита совершали вместе. Вскоре женщина захотела купить новую квартиру - Юрис поддержал ее в этом вопросе, тем более, что жена воспитала их дочь.

В этот раз женщина оформила кредит в Latvijas Krājbanka. За квартиру просили 45 000 латов, однако Krājbanka был готов отдать под залог квартиры только за 30 000 латов. Чтобы найти недостающие 15 000 латов, женщине удалось убедить мужа повторно перекредитовать их общую квартиру в банке, с которым они уже сотрудничали.

Банк согласился, и сумма ипотечного кредита с первоначальных 5000 латов была увеличена до 34 000 евро. В новом кредитном соглашении Анда также стала заемщиком, а Юрис - поручителем. Оба пришли к соглашению, что Юрис останется жить на улице Лиела и ежемесячно будет перечислять Анде половину ежемесячного платежа за кредит, при этом отказываясь от любых прав на новую квартиру Анды. В свою очередь Анда будет платить вторую половину кредита за квартиру на улице Лиела, и полностью выплачивать кредит в Krājbanka.

"Какой родитель не сделает этого для своего ребенка? Я был поставлен перед фактом, и мне пришлось решиться на такой шаг, чтобы семье было, где жить", - отвечает Юрис на вопрос, почему он согласился на такой рискованный шаг, когда кредит на совместно купленную квартиру уже практически был выплачен.

ФОТО: Juris Miglāns

До 2011 года платежи производились по договоренности, но в 2011 году пара обратилась к нотариусу, где было заключено соглашение о разделе имущества. Анда отказалась от каких-либо прав на квартиру по адресу ул. Лиела, 10, а Юрис - от прав на квартиру жены. Также у нотариуса был установлен и заверен порядок погашения кредитов. 

Однако уже в мае того же года пара связалась со своим банковским финансовым специалистом с просьбой внести поправки в кредитное соглашение, позволяющие Юрису взять ипотечный кредит, таким образом становясь основным заемщиком, и переписать квартиру на его имя.

Сотруднику банка объяснили, что пара не живет вместе уже в течение нескольких лет, и Анда купила другую собственность, поэтому запрошенные поправки в кредитном договоре будут логичными. Однако сотрудник банка, не предоставив никаких объяснений, заявил, что поправки невозможны и в них нет необходимости.

Вскоре после этой встречи, когда дочь Анды и Юриса достигла совершеннолетия, они официально расторгли брак у нотариуса.

До весны 2012 года пара продолжала добросовестно выполнять свои обязательства перед банками, как и предполагалось. Однако в стране продолжался экономический кризис, который затронул и Анду. Появились первые признаки того, что финансовое положение Анды значительно ухудшилось, и погасить кредит становилось все более проблематичным.

Проблемы в жизни Анды увеличивались, как снежный ком - этому также поспособствовал крах Latvijas Krājbanka.

В мае 2012 года, полностью доверяя банку, Юрис повторно обратился к своему финансовому специалисту, чтобы проинформировать о финансовой ситуации Анды, и с просьбой сделать его основным заемщиком, переписав квартиру на улице Лиела на своё имя. Сотрудник банка без какого-либо интереса выслушал Юриса, но снова проигнорировал просьбу. 

"Даже документы в руки не брали..."

В июне 2012 года опасения подтвердились - Анда не смогла выполнить свои обязательства перед банком, поэтому со счета Юриса, как поручителя, был автоматически снят платёж по кредиту в полном объёме. Три дня спустя Юрис связался с банком, рассказал о финансовом положении основного заемщика, еще раз подчеркнув, что пара развелась. Он попросил о встрече с банковским финансовым консультантом, чтобы найти логическое решение ситуации. Встреча состоялась, но просьба мужчины в очередной раз была отклонена без аргументации.

В июле и августе со счета Юриса снова были сняты платежи за кредит. 7 сентября 2012 года было объявлено о начале процесса о неплатежеспособности Анды.

Следует понимать, что Юрис - не юрист, а обычный человек, который всегда добросовестно выполнял все свои обязательства, поэтому считал само собой разумеющимся, что банк будет вести себя соответственно и поможет найти оптимальное решение ситуации. Он был готов заплатить и не пытался избежать ответственности.

Однако он понимал, что процесс неплатежеспособности бывшей жены затронет и его, и что, вероятно, под угрозой также находится совместно купленная квартира, где он все еще жил и был задекларирован. "Я понял, что просто хожу, говорю, прошу, но ничего не происходит".

Юрис подготовил официальное заявление для Елгавского филиала банка, которое 18 сентября он лично доставил в банк. Он точно описал ситуацию и еще раз попросил банк переоформить его как единственного заемщика. Официальная справка о его доходах подтвердила платежеспособность мужчины.

"Даже в руки не взяли документы. Абсолютная незаинтересованность, холодное отношение", - вспоминает он.

Ответа из банка не последовало.

1 октября непогашенный долг по ипотечному кредиту за квартиру на улице Лиела, 10 составлял 32 000 евро. Мужчина все еще надеялся, что удастся договориться. Теперь с помощью адвоката Юрис подготовил официальное заявление, которое в этот раз было отправлено в главный офис банка. Но и в этот раз банк без какой-либо аргументации и объяснений отклонил все его запросы.

Он посмотрел на лаконичный ответ. "Почему? За что?" Он ведь готов заплатить - все в полном размере! Почему ему не дают этого сделать? Он может позволить себе выплату кредита в размере 210 латов в месяц, и документы подтверждают это. Почему его хотят уничтожить, перечеркнуть его жизнь толстой чертой?

Мое место жительства - "улица"

Несколько месяцев спустя, 25 февраля 2013 года, Юрис наблюдал, как в рамках процесса о неплатежеспособности бывшей жены была продана их отремонтированная, меблированная квартира.

"Что мне оставалось? Молиться Богу. В то время я понял, какова реальность".

Свою долю от продажи квартиры удержал администратор неплатежеспособности, а банк за сделку получил 7320 латов и 30 сантимов. Юрис в буквальном смысле остался на улице, но и это еще не все - он все еще был должен банку более 20 тысяч евро. Огромное сумма для человека с зарплатой чуть выше средней.

Юрис познакомился с новым владельцем проданной с аукциона квартиры, который предложил ему ещё немного в ней пожить, но Юрис собрал свои вещи и ушел.

"В то время было сложно найти съемную квартиру. А чтобы судиться, мне нужно было где-то задекларироваться. В противном случае - мое место жительства — улица. Хорошо, что удалось найти съемное жильё с отзывчивым владельцем". 

Не без трудности, Юрис смог найти жилье на окраине Елгавы, где живет до сих пор.

ФОТО: Mārtiņš Otto/TVNET

Юрис жил как на лезвии ножа, осознавая, что банк в любой день может обернуться против него. Через три года после объявления процесса неплатежеспособности Анды, Юрис Миглан получил уведомление от банка о задолженности и предложение до 1 февраля 2016 года явиться в банк, чтобы договориться о плане погашения долга в размере 20 430,61 евро.

Стоит упомянуть, что связь с дочерью ухудшилась. Очевидно, что эти события были ударом и для нее.

Почему долг не был погашен в рамках процесса неплатежеспособности заёмщика? "Есть два вида поручительства - обычное и незапланированное, что означает, что я беру на себя полную ответственность. У меня был второй вариант", - объясняет он, добавляя, что во время оформления кредита банк даже не предложил другой вариант.

"Они имели право просить у меня все - я не отказывался от ответственности, но вопрос вот в чем: почему они не пошли на встречу, не помогли найти решение".

Углубившись в юридические вопросы, Юрис теперь считал, что банк мог бы предложить заключить с ним новый договор - тогда банк будет рассматривать его как нового клиента. "Почему банк не сделал этого, я не знаю", - все еще не понимает Юрис. Он не исключает, что в этот раз проблемой было отсутствие профессионализма и заинтересованности сотрудников филиала.

Если бы Юрис был более предприимчивым, он не трепал бы себе нервы, а уехал бы из Латвии. Страна потеряла бы порядочного, трудолюбивого человека, его уплаченные налоги, а предприятие Pasažieru vilciens - опытного машиниста, который ежедневно отвечает за тысячи людей.

Действительно ли это в интересах государства?

ФОТО: Juris Miglāns

Долг это не самое страшное... Жизнь распалась

Изучив кредитный договор, подготовленный банком вместе с юристом, выяснилось, что пункт Nr. 6.4. предусматривает, что в случае, если заемщик не может выполнить свои обязательства, банк имеет право подать иск против поручителя в течение двух лет со дня, когда заемщик не может выполнить свои обязательства. В его случае этот срок был 29 декабря 2015 года, и он прошел.

Юрис не согласился с требованиями банка и подал иск о взыскании задолженности в Елгавский районный суд. 14 декабря 2016 года Елгавский районный суд рассмотрел дело и вынес положительное решение для банка - Юрис Мигланс должен как выплатить оставшуюся часть кредита за квартиру, проданную с аукциона, так и покрыть судебные издержки.

Суд апелляционной инстанции признал, что Юрис Миглан сделал все, чтобы банк не пострадал, и предложил решения для погашения кредита.

Кроме того, было признано, что банк подал иск против Юрия Миглана о взыскании оставшейся части кредита с опозданием. Земгальский областной суд вынес решение в пользу Юриса Миглана. Понятно, что банк не согласился с таким решением и обратился в Верховный суд. Суд третьей инстанции указал, что апелляционная инстанция истолковала закон слишком узко, и решил вернуть дело в Земгальский областной суд.

23 июля состоится суд, на котором решиться судьба Юриса. На благополучное решение он особо не рассчитывает. 1 против 99, как он сам оценивает, однако надо бороться. Если суд примет решение в пользу банка, Юрису ничего другого не остается, как стать банкротом. Это будет нелегко.

"Мне 51 год, через четыре года я смогу выйти на пенсию", - говорит Юрис. Длительный стресс оказал влияние на здоровье Юриса и отношения с близкими людьми. После развода он попытался построить новые отношения, но испытаний было слишком много, и отношения распались.

"Я могу прятаться на работе - в кабине поезда, но проблемы сами собой не решатся".

Юрис говорит: "Я принадлежу к поколению, для которого торг — это унижение. Тем не менее, долг это не главное. Моя жизнь разрушена, и остается болезненный вопрос: почему?"

Как ситуацию видит банк?

Реакция банка лаконична: в деле идет судебный процесс, поэтому комментариев не будет.

Как ситуацию комментирует юрист?

Айварс Руди, член правления Латвийской ассоциации заемщиков, говорит, что эта история раскрывает политику и высокомерие банков, которые убеждены, что суд априори отдаст предпочтение финансовому учреждению и будет продолжать извлекать выгоду из сложившейся ситуации.

"Банк не был заинтересован в поиске решения, хотя было ясно, что это не беспроигрышная ситуация. Также мы видим нежелание сотрудника банка искать решение, думая: чем меньше я прыгаю, тем дольше я работаю". По его мнению, суд первой инстанции не стал углубляться в дело, и вынес решение в пользу банка.

Руди ссылается на ряд серьезных нарушений, касающихся прав поручителя.

"Если платежи вычитаются со счета поручителя, поручитель обращается с требованием регресса к заемщику. И тут начинается абсурд по отношению к поручителю, права которого нарушены. После того, как заявлена неплатежеспособность, в течение месяца должны появиться кредиторы, которые выдали этому лицу заём. Поручитель никак не мог подать иск, и все обязательства были автоматически возложены на него".

"Банк действовал как "всегда" - даже не углубляясь в ситуацию. Нарушена 1-ая статья Гражданского права, которая предусматривает, что нужно действовать добросовестно".

Перспективы Юриса юрист оценивает как "50 на 50". Он говорит, что все будет зависеть от того, будет ли суд углубляться в нюансы, как будут истолкованы законы. Юрис искал решение, предлагал выплатить всю сумму с процентами, которые были бы выгодны для банка, но учреждение сказало: "Нет".

В случае неудачи Юриса, проигравшим окажется все латвийское общество, потому что будет "уничтожен" каждый порядочный налогоплательщик нашей страны.