Евровыборы-2019: Революции не произошло. Нас пугали зря?

ФОТО: EPA/Scanpix

Третий день в мире обсуждают результаты выборов в ЕП. Сколь бы разными ни были оценки аналитиков и комментаторов из и извне ЕС, все они сходятся в признании двух фактов. Первый: традиционные центристские партии, до сих пор составлявшие абсолютное европарламентское большинство, хоть численного перевеса и не утратили, но оказались заметно потесненными новыми политическими силами. И второй: успех правопопулистских/евроскептических партий, вероятностью которого нас так долго и усердно пугали, оказался сравнительно скромным.

Сравнительно и с ожиданиями этих партий, и с опасениями тех, кто пророчил "нацпопреволюцию" в политической Европе.

Так, значит, напрасно пророчили? И зря пугали?

Никак нет: многочисленные "страшилки" алармистов из европейских СМИ - как и предварительные "точечные" опросы - сыграли полезную терапевтическую роль, мобилизовав активность европейцев.

Фреквенция на избирательных участках в минувший уикенд по общеевропейским показателям составила почти 51%. Не только на 8,34% превысив таковую на предыдущих выборах 2014 года, но и став самой высокой за последние 20 лет.

Ведь далеко не во всех странах ЕС национальное законодательство обязывает граждан участвовать в парламентских выборах (а в муниципальных - всех жителей). Неудивительно, стало быть, что явка в Бельгии составила почти 90%: во-первых, евровыборы там совпали с региональными и федеральными парламентскими выборами, став таким образом тройными; во-вторых попробуй не проголосуй на любых выборах в Бельгии без уважительной причины!

Штраф минимум в две сотни евро за неявку влепят, как с добрым утром.

Но в большинстве стран ЕС, где неучастие в выборах никак не караемо, главными "насосами" выступили именно медиа - не считая, понятно, политрекламы заинтересованных партий.

Именно с успешной рекламной акцией связывают поляки никем до последнего момента не предсказываемую оглушительную победу правящей партии PiS, "сорвавшей банк" 45,5%-ным числом голосов. Наряду со вполне предсказуемыми 52,3% венгерских голосов, отданных за партию Орбана, это наиболее грустный результат в ЦВЕ.

Если нынешняя Польша и впрямь желает стать "сердцем Европы", как без ложной скромности провозглашалось со всех рекламных баннеров PiS, то такой Европе в самом скором будущем уготован инфаркт. К счастью, общий расклад сил в новом ЕП столь почетного места польской правящей партии не предлагает.

С другой стороны, лидеру PiS Качиньскому не удалось - и едва ли в принципе удастся - договориться с другим "китом" европейского нацпопулизма - Маттео Сальвини, собравшего в свою коалицию большую часть евроскептических партий - от "брекзитеров" Фаража до в очередной раз на днях оскандалившейся австрийской Партии свободы (FPOe). Ведь пан Качиньски совершенно не настроен принять "в подарок" от Италии части скопившихся там в избытке мигрантов. И еще меньше нравится ему идея пересмотра европейской политики в отношении РФ.

Поэтому "нацпопинтернационал" будет представлен в ЕП двумя фракциями, а не одной, как хотелось бы гиперактивному синьору Сальвини.   

Надо ли говорить, что именно Италия, где возглавляемая им ультраправая Лига не только одержала убедительную победу на евровыборах (34% голосов), но и намеревается в ближайшем будущем стать правящей в стране, открывает западноевропейский список "черных овец" ЕС.

Справедливости ради замечу, что список этот вышел  подлиннее восточноевропейского. 

Несколько лучше, чем в Италии, дела обстоят во Франции, но и там Национальному фронту Марин Ле Пен удалось стать лидером евровыборов, "обскакав" - хоть и незначительно - паритю Макрона (23,3% и 22,4% соответственно). А в Британии, которая все еще формально находится в ЕС, победителем стала партия "брекзитеров", представители которой теперь займут в ЕП аж 28 кресла. И будут в них восседать, по крайней мере, до 30 октября - даты, на которую в очередной раз отложено исполнение их заветной мечты.

Второй по многочисленности после партии Фаража британской политической силой в новом ЕП станут либеральные демократы. Таким образом, обе традиционные партии Островов - лейбористы и тори - оказались безжалостно оттеснены на вторые роли. Особенно ощутимо поражение тори, потерявших на этих выборах почти половину голосов, которыми они обладали на предыдущих.

Серьезные потери понесли и обе наиболее влиятельные партии Германии - правоцентристски ориентированные христианские демократы с Меркель на челе (CDU) и левоцентристы-соцдемы.

Каждая из этих партий потеряла не менее четверти былого электората. Но о победе нацпопулистов нет и речи: невзирая на большой успех в двух восточногерманских землях, в целом по стране АfD набрала лишь 11% голосов.

Зато очень заметными бенефициарами евровыборов - как в Германии, так и в Европе в целом - стали "зеленые". И в Германии, и в Финляндии партии "зеленых" заняли вторые места, а в Ирландии они стали лидерами предпочтений электората. Традиционно почетные позиции эко-партии удерживают в странах Скандинавии, а также в Португалии.

Есть и другая причина, позволяющая объединить в одной фразе североевропейские страны и самое юго-западное государство континента. Ультраправая датская Народная партия на сей раз потеряла половину голосов и три из четырех кресел в ЕП, в то время как ни одна из правых партий Португалии не смогла получить ни единого.

А в той части европейского юга, где говорят по-гречески, на выборах повсеместно победила оппозиция. В Греции партия Новая Демократия в такой степени опередила правящую Сиризу (33% и 24% соответственно), что премьер Алексис Ципрас вынужден был объявить внеочередные национальные парламентские выборы. На Кипре же в лидеры вышла Прогрессивная партия рабочих (AKEL). И теперь - впервые в истории ЕС - турецкое меньшинство Кипра также получило представительство в Европарламенте.

В Восточной Европе приятно удивила Словакия, на которую давным-давно был повешен ярлык "пророссийской". Проевропейская партия нового президента страны Зузаны Чапуговой - Slovakia-SPOLU - обыграла традиционно популярное национал-консервативное детище экс-премьера Роберта Фицо SMER-SD (20,1% и 15,7% соответственно). А крайне правая L'SNS получила скромные 12%. 

Кстати, словацкое Национальное статистическое бюро отметило необычайно возросшую фреквенцию на последних евровыборах. И хотя зафиксированная 22,7%-ная явка вызовет улыбку даже в Латвии, где и собственная-то активность не была намного выше, не следует забывать, что во время предыдущих евровыборов на словацкие избирательные участки явилось ни много ни мало 13% граждан...   

И едва ли не самые сногсшибательные результаты продемонстрировали румыны - как живущие в Румынии, так и диаспора, обильно представленная на западе и юго-западе ЕС. Мало того, что коррумпированная антиевропейская партия парламентского большинства, формально именуемая социалдемократической (РSD), несмотря на все уловки любой ценой удержать электорат, выразительно проиграла оппозиции. 

Победоносный для оппонентов правящей партии исход евровыборов стал поводом к немедленным и весьма радикальным  изменениям политического пейзажа в самой большой стране юго-востока Европы. 

Да еще и в такой степени, что о Румынии сегодня можно - и должно - говорить как о европейского масштаба образце демократии в действии. Но это тема отдельная, и на ней мы подробнее остановимся в ближайшие дни. 

Едва ли не самый на данный момент волнующий вопрос - как будут выглядеть теперь европарламентские фракции. Ведь до сих пор крупнейшую коалицию ЕП формировали "рамочная" Европейская Народная партия (ЕРР) и Прогрессивный Альянс социалистов и демократов (S&D) - всех вместе 401 из общего числа 751.

Теперь же, когда наиболее влиятельная фракция ужалась до 329 европарламентария, она больше не составляет большинства, определяемого числом 376. Скорее всего, Альянс либералов и демократов За Европу (ALDЕ), который теперь насчитывает не 69, а 109 европарламентариев, объединится в коалицию с "зелеными". А тех, в свою очередь, теперь 69 - вместо прежних 52-х. 

Имеем, таким образом, 407 парламентариев в обеих фракциях. В любом случае достаточная сила, чтобы противостоять нацпопулистским партиям, представленным в новой каденции ЕП 115-ю парламентариями.

Именно такая модель дальнейшего функционирования ЕП представляется экспертам из Европы наиболее реалистичной.  

А как видят ситуацию в ЕП за пределами Европы? Вот мнение колумниста The New York Times Давида Леонхардта: 

"Многие люди ощутили облегчение, что крайне правым партиям... в минувший уикенд удалось не так много. Напротив, кандидаты, поддерживающие европейскую идею, объединились, чтобы выиграть большинство мест. Я разделяю это облегчение.

Но... и в большей части Европы, и в США неудовлетворенность статусом-кво остается доминирующим политическим настроением."

Ему вторит российский обозреватель Константин Сонин в блоге Эха Москвы:

"Проиграли центристские партии, крупно выиграл ПРО-европейский альянс ("либералы за единую Европу") и "зеленые"... ЕП стал более фрагментарным, но НЕ более евроскептичным".  

НАВЕРХ