"Выдающийся, хороший человек, художник и большой выдумщик - сам сделал лодку, сам инвентарь". Так об Айгисе Аудерсе - чье тело было найдено на берегу Эстонии, говорит его друг Гундар Патмалниекс. Вместе они прошли более тысячи километров по морю.

В субботу, 17 августа, в 11:16 в Морском поисково-спасательном координационном центре раздался телефонный звонок: родственники не могут связаться с Айгисом Аудерсом, который, в пятницу, 16 августа, в девять часов утра, покинул берега Колки на своем каяке, чтобы отправится  на остров Рухну, который находится на расстоянии 37 километров. Он планировал быть на месте уже в четыре часа этого же дня. 

В поисковую операцию незамедлительно были привлечены две яхты - Palsa и Tuscan, которые находились недалеко от острова Рухну. В 11.37 информацию о необходимости подмоги получил вертолет. Так начались обширные поисковые работы на море и на побережье. Несколько дней прошли безуспешно. В поиск были вовлечены друзья Айгиса и волонтеры.

Зная Айгиса, его искали живым. Думали, что сидит где-нибудь в джунглях Сааремаа и не подозревает, что тут происходит. 

Учитывая, что дальше Айгис планировал отправится на Абрука и Сааремаа, с собаками обыскали побережье острова Сааремаа. 22 августа – на шестой день поисков – на пляже Матси случайно был обнаружен каяк Айгиса. 

Внимание привлекло сильно прикрепленное к каяку весло. 

Дальнейшие поиски продолжались с уже предсказанным результатом. В воскресенье море отдало и лодочника - останки Айгиса Аудерса были обнаружены у побережья Эстонии. 

ФОТО: Valsts policija

Реконструкция произошедшего: версии

Что произошло в тот день - можно только догадываться, но настоящий ответ, мы, видимо, так и не получим.

Утро пятницы, 16 августа, было теплым и солнечным. 59-летний Айгис надел темно-серую куртку, черный спасательный жилет, на голову - кепку песочного цвета с острым козырьком, сел в четырехметровый каяк и отправился в море. Не первый раз. Это был образ его жизни - уже четвертый год. Аудерс хорошо знал, что море может быть непредсказуемым. 

Вероятнее всего он знал и то, что темно-серый наряд в экстремальной ситуации может послужить смертным приговором - просто потому, что при поиске с вертолета его не видно - серый цвет сливается с темным фоном воды и волн.

ФОТО: Valsts policija

"На самом деле мы не научились до конца предсказывать погоду - возможно, в середине пути порывы ветра усилились, что-то случилось", - говорит Ричард Бунер, инспектор по безопасности на море и береговой охраны военно-морских сил. "Аудерс планировал быть в пути между девятью утра и четырьмя часами дня - скорее всего, с небольшим запасом, чтобы от трех до четырех часов дня оказаться на берегу". Прибавив скорость перемещения к возможному местоположению, на карте видно, что Аудерс мог оказаться в "рискованной ситуации" - волны в море достигали метра, даже одного метра и 20 сантиметров.

Ричард Бунер добавляет, что в Рижском заливе между Колкой и Сааремаа могут возникать непредсказуемые течения.

"Что точно произошло - мы не знаем, поэтому это всего лишь спекуляции... Каяк - это маломерное судно, предназначенное в основном для внутренних вод или морского побережья, и оно легко может перевернуться".

"Реконструировать события нельзя, потому что мы не знаем абсолютно ничего - единственная версия, которую можем отбросить, что на него наехал корабль", в начале разговора говорит Гундар Патмалниекс - друг Айгиса, один из добровольцев, принявших участие в поисках. 

"Пока мы не знаем, утонул ли он или замерз. Есть только тотально большое количество вопросов".

Вместе они преодолели более 1000 километров по морю. Айгис помогал Гундарсу пересечь Финский залив - около 70 километров по морю. Маршрут того дня не был самым сложным.

"Первые пять дней и в голову не приходило искать на берегах Матси. Как лодку, так и само тело нашли случайно - отдыхающие". 

Бунер считает, что прикрепленное весло в каяке, как видно на фото, не указывает на то, что мужчина собирался что-либо делать, а запасное весло было прочно закреплено шнурами. "Если бы погода была плохой, он бы так не сделал, потому что весло - единственный механизм управления". Единственный способ противостоять волне - интенсивная гребля, иначе лодку может опрокинуть.

ФОТО: Valsts policija

У Патмалниекса другие мысли на этот счет: 

"Мы не знаем, почему оно туда засунуто. Запасное весло меньшего размера. Айгис никогда раньше его туда не клал".

Спустя пару секунд друг погибшего добавляет: "Он не был из тех, кто "тормозит" - ему нравилось находить решения". Патмалниекс отмечает, что опыт Айгиса в море не был огромным. Да, грести он мог долго. Также Айгис "не дружил с компасом". 

Ни одна из версий не исключалась - включая тот факт, что это мог быть банальный несчастный случай. Однако могло случиться и то, что нам и вообразить сложно.

Представитель береговой охраны говорит, что в спасательном жилете в открытом море можно прожить до 20 часов - конкретно невозможно сказать, поскольку многое зависит от ситуации, уровня стресса, состояния здоровья и так далее. Опытные яхтсмены отмечают более короткие сроки - несколько часов.

"Когда я искал его, то хотел найти живого человека", - говорит Патмалниекс. "Погода была хорошей, ночи теплые, но у моря есть своеобразие - при повороте ветра температура воды может измениться на 10 градусов. Слои холодной воды может "подняться" наверх. Мы не знаем, когда он "покинул" лодку, потому что, если человек оказался в воде (ему трудно вскарабкаться), он остается возле лодки до последнего, а когда начинает терять сознание, привязывает себя к судну".

Глупо так говорить, но... безответственно

"Если честно, безответственно - и по отношению к себе, и по отношению к близким. Теперь глупо говорить так об опытном лодочнике, но..", говорит Каспар - моряк с почти 30-летним стажем.

Когда спрашивают, уместно ли говорить о безответственности, инспектор по безопасности на море на мгновение замолкает, а затем говорит: "Так мы о многих можем говорить ... в одиночку, без специального оборудования ...".

Ричард Бунер называет вещи, которые могут спасти жизнь на море: красная сигнальная ракета, личный спасательный круг, который, в случае попадания в воду, через спутник посылает сигнал с координатами.

"Может, он не брал ничего с собой из-за веса, чтобы плыть было легче", говорит Бунер добавив, что личные спасательные вещи стоят 200-300 евро, но жизнь - это не то, на чем стоит экономить.

Спустя несколько дней после исчезновения Аудерса его супруга, искусствовед Илона Аудере, сообщила в социальных сетях, что в субботу ночью между Колкой и островом Рухну была замечена белая сигнальная ракета. Бунер опровергает эту информацию, объясняя, что ракета была замечена в другой день и в другом месте и никак не связана с маршрутом погибшего. Кроме того, сигнал бедствия, который привлекает внимание окружающих кораблей, - красная ракета.

"Мы не обращаем внимания на белые, желтые и зеленые ракеты - чаще всего это фейерверки". Бунер говорит, что каждому, кто отправляется в открытое море, необходимо одеваться в яркую одежду с отражающими элементами. Он также отмечает, что в этом случае информация о пропаже человека поступила поздно. "Если до острова Рухну он должен был добраться к четырем, но через час-два никаких известий от него не поступало - необходимо было сразу бить тревогу".

Патмалниекс говорит, что для Айгиса было "нормально" пропасть на два дня, а потом объявиться.

ФОТО: publicitātes