В рамках проекта "Невидимое в тюрьме" TVNET рассказывает как о жизни в тюрьме, так и о ее обитателях. Наказание - это не месть, а последняя возможность для преступника вернуться в общество. Цель проекта - понять, можно ли предотвратить рецидив среди осужденных за особо тяжкие преступления. Разговоры с самими заключенными, интервью с психиатрами и специалистами помогут понять психологию заключенных и их мотивацию совершения преступных деяний. Сегодня мы расскажем историю Мартиньша Арелиса, который приговорен к пожизненному лишению свободы за изнасилование, убийство и кражу. О том, почему мы начали этот проект, можно прочитать здесь

Мартиньш Арелис. Досье

  • Родился в 1980 году
  • В настоящее время находится в заключении в Даугавпилсе, в Даугавгривской тюрьме
  • Вторая судимость, но в тюрьме находится впервые
  • Осужден пожизненно

Смотрите видео:

Полную расшифровку интервью можно прочитать здесь.

Преступление и наказание

Впервые в тюрьму Мартиньш Арелис попал в 2004 году. В один майский день он, как обычно, отправился на работу. По дороге он увидел знакомую девушку, которую изнасиловал, ограбил и убил. Через неделю после преступления его арестовали. Во время следствия он сидел в Валмиерской тюрьме, а после вступления приговора в силу был переведен в Елгавскую тюрьму. Немногим позже Арелиса перевели в тюрьму в Даугавпилсе. 

Мужчина сознается в убийстве и ограблении, но не в изнасиловании. О преступлении он сам рассказывает следующее:

"По сути все началось с того, что в жизни не было никакого смысла. Я поругался с девушкой, с которой у нас общий ребенок. Было так: я работал в то время у одного хозяина. Каждый раз еду туда - еду обратно, еду туда - еду обратно, алкоголь, алкоголь и так далее.

С утра просто поднялся и в очередной раз пошел на работу. По пути меня забрала машина, довезла туда, увидел по дороге, что шла та девушка. Что случилось? Что там? Я это до сих пор не могу сказать и не могу объяснить. В суде я признал и ограбление, и убийство, но изнасилование я не признал. Я его не могу признать потому, что по сути нет ни одного доказательства этого. И в то время у меня в связи с тем, что я принимал лекарства и употреблял алкоголь, у меня были проблемы со здоровьем, этого (изнасиловать - Прим.ред.) я сделать просто не мог.  

Девушку я убил, взял ее телефон, пошел к хозяину, у этого хозяина спрятал телефон, сказал, что мне плохо. Он меня отвез к местному фельдшеру, фельдшер проверил давление, оно было повышенным, и он меня отвез назад домой". 

Чтобы понять ситуацию, мы обратились за комментарием к психиатру, врачу Клиники психосоматической медицины и психотерапии Рижского университета имени Страдыня Артуру Утинансу. Специалист обратил внимание на то, как Мартиньш Арелис рассказывает о своём преступлении. 

"Он не говорит: "Я этого не сделал", он говорит: "Я в этом не признался". Фактически получается, что он говорит правду. Потому что, если бы он это сделал и сказал: "Я этого не делал", он бы врал. Но он говорит правильно: "Я в этом не сознался". Так обычно не говорят люди, которых несправедливо судят за совершение преступления. Мартиньш говорит: "Я не могу это признать, потому что нет ни одного доказательства". Он говорит как адвокат, а не как тот, кто был вовлечен в процесс. "Я не сознался, потому что не было доказательств", а не потому что "это горькая правда"", - объясняет Утинанс. 

По словам психиатра, в рассказе о преступлении не хватает эмоциональной части. Утинанс считает, что у Мартиньша c этой девушкой до совершения преступления мог быть конфликт. 

Говоря об отрицании факта изнасилования, Анвар Завацкис, ведущий исследователь отделения обучения и исследований Государственной службы пробации, подчеркивает, что здесь нужно понять - заключенный отрицает это для самого себя или он отрицает факт изнасилования для нас, окружающих.

"Очень часто после половых преступлений за этим отрицанием скрывается стыд. И стыд иногда может быть большим ресурсом для перемен. "У меня такой большой стыд, и поэтому я не сознаюсь, но я хочу меняться, я хочу попасть в ситуацию, когда я больше не сделаю то, чего мне нужно будет так сильно стыдиться". В этом случае мы не знаем, будет ли в данном случае отрицание мешать, или наоборот, стыд за содеянное у Мартиньша такой большой, что он будет основой попробовать искать выходы и как-то справиться с этой ситуацией", - комментирует эксперт.

За совершенное преступление Мартиньша приговорили к пожизненному лишению свободы. 

Детство и юность

Отец Мартиньша ушел из семьи давно, и сейчас живет где-то в России. Мать - хронический алкоголик. Заботу о Мартиньше и его старшей сестре уже в детстве на себя взяла бабушка. В семье также были младшие сводная сестра и сводный брат. 

"Конечно, в школе издевались, смеялись: "А, у вас родителей нет!". Мы со старшей сестрой жили у бабушки. Конечно, это было больно, это не нравилось", - вспоминает заключенный. 

В школе Мартиньш до третьего класса был отличником. После этого он начал совершать мелкие преступления, наказания за которые не последовало. В третьем классе Мартиньша оставили на второй год. 

"Для того, чтобы как-то выделиться, начались какие-то маленькие преступления. И так как бабушка была в годах, она сначала следила за этим, а потом она уже не могла этого делать. Она в школу не ездила, преступления становились все больше и больше. Конечно, за это меня никто не судил. После этого было преступление, за которое мне дали условное, мне так кажется, год или полтора года". 

Рассказывая о себе Мартиньш говорит, что злым он был уже в детстве. 

"Я уже в детстве был злым, у меня такое чувство было. Я все это время младшего брата старался притеснять, причинить ему вред, ударить там его и так далее", - вспоминает Арелис. 

Психиатр Артурс Утинанс говорит, что у Мартиньша Арелиса есть "две стороны": "Одна сторона - социальная и правильная. Вторая сторона - его противоположность. Как он сам ее назвал - темная сторона: импульсивный, злой, обиженный на весь окружающий мир агрессивный человек. Эта борьба социально принятой частью личности с той темной, настроенной негативно противоположностью, лучше всего характеризует личность Мартиньша".

В дальнейшем ситуация лишь ухудшалась. В семье Мартиньша начал жить его дядя, который постоянно злоупотреблял алкоголем. Поэтому конфликты в семье начали появляться все чаще. 

"В 14 лет у меня с дядей произошел конфликт. Он хотел меня ударить, а я его ударил в ответ. Просто понимая то, что он в состоянии алкогольного опьянения не ведает, что может сделать, я просто осознал, что там мне жизни не будет, и в 14 лет ушел из дома. И я, по сути, начал вести такой образ жизни, который видел: в мою жизнь пришел алкоголь, никотин, и этот грех все время рос, рос и рос". 

Уйдя из дома, Арелис начал искать работу, и в итоге устроился на лесопилку. Это была его основная работа, однако время от времени попадались "халтурки".

В возрасте с 14 до 24 лет Мартиньш Арелис регулярно злоупотреблял алкоголем. 

"У меня такие же друзья. В то время я их считал друзьями. Такие же и друзья были, которые все время выпивали. Деньги были - мы все время ездили, пили. Денег не было - шли, работали, заработали - снова пили. Ну такой образ жизни у меня был", - вспоминает он. 

"Мы достаточно хорошо видим, об этом говорят также исследования, что неблагополучное развитие в раннем детстве приводит к проблемам социализации в школе. В интервью можно видеть, как Мартиньш говорит о том, что в подростковые годы он начал бродяжничать. Мы можем видеть, что это раннее развитие прошло неблагополучно. Из исследований мы очень хорошо знаем, что те, у кого был опыт такого неблагополучного развития, испытывают проблемы во многих сферах жизни", - рассказывает ведущий исследователь отделения учебы и исследований Государственной службы пробации Анвар Завацкис. Одновременно с этим он подчеркивает - тяжелое детство не может быть оправданием совершения преступления, потому что есть много людей, у которых были такие же проблемы, но они насильственные преступления не совершали. 

Авария

Отслужив один год в армии, Мартиньш Арелис вернулся к "старому доброму" образу жизни, где в главной роли выступал алкоголь. Переломным моментом для него стала серьезная автоавария, в которой он мог потерять жизнь.

"Я лежал в больнице, 24 часа был без сознания. Все врачи говорили, что это уже не жилец. В больнице были две христианки, они попросили у хирурга разрешения войти ко мне в палату, за меня молиться. А хирург сказал: "Нет смысла, он не жилец. Какой вам смысл идти туда и молиться?". Но они этого хирурга уговорили. Они пришли ко мне, молились, и через 24 часа я очнулся. Врачи были в шоке, они говорили: "Не может быть!". У меня была парализована вся правая сторона, не двигалась. И эти христианки часто ходили ко мне, молились и мне помогали. И как-то, не помню, сколько времени прошло, но правая сторона начала двигаться и дальше функционировать. 

Эти христианки часто ко мне ходили, со мной говорили. И я после долгого времени, выйдя из больницы, решил, что мне надо поехать эту христианку найти и поблагодарить. Поехал туда, и она меня ввела… Это было моя первая связь с Богом", - рассказал он.

По словам Мартиньша, в общине ему нравилось то, что он начал меняться в лучшую сторону. Однако одновременно с этим у него стали появляться внутренние протесты, и в итоге он вернулся к своим старым друзьям и своему прежнему образу жизни. 

Арелис вспоминает: "Вместо того, чтобы искать помощь в общине, я поехал к старым друзьям. А старые друзья, как и старые друзья, ну я так думал, что они мои друзья. Они меня вернули в то же самое старое болото, где я был. И мы приехали опять в то самое место, где я раньше жил". 

Позже он встретил свою бывшую девушку, с которой расстался еще до аварии. Они снова сошлись и она забеременела. Девушка хотела сделать аборт, но Мартиньш был против. В то время он работал вместе с братом своей возлюбленной. Мужчины часто проводили время вместе, распивая алкоголь. 

"И так как она не хотела такого образа жизни, что все время алкоголь и так далее, она попросила деньги на аборт. Я отказал. Я начал еще больше пить. И у меня вообще уже, как я понял, поехала кукушка.

А после аварии я очень сильные лекарства пил, и вместе с алкоголем это вообще там… Нехорошо", - в ходе интервью рассказывает Мартиньш. В итоге он поругался со своей девушкой. 

Специалисты, с которыми поговорил TVNET, отмечают, что злоупотребление алкоголем может оказывать серьезное влияние на мораль и возможность человека рассуждать. 

Арутрс Утинанс говорит, что некоторые люди тревогу и депрессию начинают "лечить" алкоголем, который отключает логическое мышление. 

"Алкоголь оставляет вторичное влияние на головной мозг, также на лобную долю, которое отвечает за планирование действий. Все знают, что под влиянием алкоголя планирование последствий действий серьезно уменьшается. Человеку кажется, что море по колено, и логическое мышление отключается, также отключаются чувства стыда и вины. Поэтому алкогольная зависимость или чрезмерное употребление алкоголя - еще одна очень серьезная проблема и расстройство людей, которые попадают в тюрьму", - объясняет эксперт. В свою очередь Анвар Завацкис добавляет, что алкоголь снимает внутренние барьеры. Алкоголь помогает усыпить внутренний голос, который говорит: "Не делай так". 

Резюмируя рассказ о своём пути к преступлению, Мартиньш допускает, что, если бы он не вернулся в свою старую компанию, его жизнь, возможно, была бы абсолютно другой:

"Если бы после аварии я не вернулся назад к старым друзьям, возможно, я бы не был здесь. Если бы я не был здесь, возможно, я бы никогда свою жизнь не поменял. Как бы парадоксально не было". 

Ресоциализация 

Согласно первой статьи Кодекса Латвии об исполнении наказаний, "задача исполнения уголовных наказаний заключается в обеспечении наказания осужденного лица за совершенное преступное деяние согласно установленным настоящим кодексом основным принципам исполнения уголовных наказаний, а также в том, чтобы добиться выполнения осужденным и иными лицами законов и воздержания от совершения преступных деяний". 

Это означает, что задача наказания - достичь того, чтобы человек исправился и преступление больше не повторилось. Этому способствует ряд мероприятий, в которых участвуют заключенные. 

Мартиньш Арелис в тюрьме работает, участвует в работах благоустройства. Также мужчина участвует в различных учебных программах. В тюрьме он окончил среднюю школу, а также получил три специальности: швея, портной и повар. 

Отвечая на вопрос об эффективности программ ресоциализации, которые предлагаются заключенным, Арелис говорит, что все зависит от самого человека: 

"Все зависит от меня самого, хочу ли я, например, в своей жизни что-то менять, в своей рутине, в своих словах, в своей работе, в своих действиях и в своем отношении. Если я хочу, значит программа мне поможет. А если я пошел на программу просто "ля, ля, ля", тогда она мне не поможет. Это зависит от самого человека. Если он хочет, чтоб ему помогли, тогда ему поможет любая возможность". 

В свою очередь психиатр Артурс Утинанс, с которым в рамках проекта побеседовал TVNET, считает, что очень важно дать пожизненно осужденному возможность реализовать себя в тюрьме. 

"В первую очередь, мы не можем знать, возможно, когда-то этого пожизненно осужденного помилуют. И тогда этот заключенный должен быть готов выйти в общество. Во-вторых, конечно, было бы хорошо, если бы заключенные как-то... ну, он хочет заработать денег. Но он также приносит какую-то пользу. Каким-то образом отрабатывает свое нахождение в тюрьме, потому что, как известно, все это финансируется из госбюджета за счёт налогоплательщиков. Важно, чтобы они видели какой-то смысл в жизни. Если они будут мучиться от депрессии в тюрьме, будет намного больше разного рода нарушений, намного больше внутренних конфликтов, нам снова придется платить за их лечение".

Представитель Государственной службы пробации Анвар Завацкис признает, что важный элемент в  процессе ресоциализации - моральная реабилитация заключенного. 

Моральная реабилитация важна также, как и психологическая или социальная реабилитация. Другими словами, для меня важно делать то, что заставляет меня чувствовать, что я действительно необходим обществу", - объясняет эксперт. 

Один из способов, который может дать заключенному смысл жизни в тюрьме, - сосредоточение на религии. По этому пути пошел и Мартиньш Арелис. Вновь к вере он вернулся именно в тюрьме. Находясь за решеткой Арелис также связался с христианской общиной, которую посещал ранее.

"Они помогают, поддерживают, и каждое письмо - это какая-то опора. Они приезжали в Даугавпилсское отделение на мероприятие, я не помню, в каком году. Тогда они долго готовились, в итоге они приехали, и это лично для меня было большой неожиданностью и опорой, чтобы продолжать этот начатый путь", - говорит Арелис. 

Ежедневно он поддерживает хорошие отношения как с тюремными капелланами, так и встречается в иностранными христианами, которые время от времени посещают тюрьму. 

"Многие заключенные, и в том числе Мартиньш, обращаются в религию. Потому что люди ищут смысл жизни. Особенно люди, которые находятся на пожизненном заключении", - объясняет психиатр Утинанс. 

Он также добавляет, что перед тем, как попасть за решетку, такие люди часто пытаются заглушить проблему отсутствия смысла жизни алкоголем и преступными деяниями. 

"В тюрьме доступ к таким мероприятиям, если не невозможен, то ограничен. Человеку смысл жизни часто дают какие-то фантазии о будущем. "Когда-нибудь я буду знаменит и богат", например. Понятно, что в тюрьме такие фантазии не сбудутся. Это крайне тяжелое состояние, поэтому заключенные обращаются в религию", - заключает эксперт. 

Тем людям, которые встали на путь исправления, по словам представителя Государственной службы пробации, очень важно "отпущение грехов" или служение. 

"Говоря другими словами, "раньше я был человеком, который причиняет боль другим". Мартиньш говорил о том, что он не может вернуть человека, которого он убил. Нельзя предотвратить то, что уже случилось. И для этих людей очень важно то, что они каким-то образом могут служить обществу и говорить, что "старый я" - это тот, кто причинял вред, а "новый я" - тот, кто может помогать другим людям", - комментирует Завацкис. 

Отвечая на вопрос, чтобы он сделал, если бы у него появилась возможность выйти на свободу, пожизненно осужденный Мартиньш Арелис отметил: 

"Я взял бы с собой Библию и блокнот, где у меня записаны какие-то телефонные номера. Если бы вышел на свободу, даю 90 процентов, я позвонил бы капеллану, капеллан любой приехал бы за мной. Самое первое, что я бы сделал на свободе - попытался бы донести до христиан, что действительно в заключении есть люди, которые в них нуждаются".

В то же самое время Аелис признается, что сразу после освобождения интегрироваться в общество ему было бы сложно, именно поэтому он хотел бы какое-то время провести в центре ресоциализации. 

"Потому, что здесь один круг общества, а там другой круг общества. И, чтобы полноценно влиться в тот круг общества, ты не можешь прости выйти отсюда, проведя столько лет в заключении", - говорит он. 

Эксперты указывают, - сделать вывод о том, действительно ли человек в тюрьме исправился, мы сможем только тогда, когда он выйдет на свободу. 

"Я понимаю, что мои слова не смогут успокоить эту человеческую боль, которую я причинил. Я просто могу просить у них прощения, и… Конечно, в такие моменты сложно найти подходящие слова, поэтому я могу лишь просить прощения за то, что я сделал. У любого человека, которому я сделал больно с свои годы, пока я находился на свободе", - в конце интервью говорит Мартиньш. 

Галерея: Даугавгривская тюрьма