Нападения на женщин продолжались - хотя расследование шло вперед, следователи не брали во внимание результаты медицинской экспертизы, но прислушивались к показаниям лжесвидетеля и "выбивали" признания. 

В восьмидесятых годах прошлого столетия в Латвии часто можно было услышать истории об убийствах молодых женщин - тела находили одно за другим на разных железнодорожных вокзалах. В советские времена преступления, которые было трудно раскрыть, просто не регистрировались, поэтому следователи долго не могли найти связь.

В статье использованы фрагменты из фильма "Маньяк", созданного режиссером Илзе Шноре и показанном на канале LNT в 2011 году. Фильм основан на историческом романе Андриса Грутупса "Маньяк".

Осенью 1980 года семь женщин пережили нападения. В их числе оказалась лейтенант милиции, которая, отправившись рано утром на железнодорожную станцию Лиелупе, привлекла внимание преступника. Он попытался изнасиловать и нанести удар работнице милиции, но ей удалось сбежать.

Весной преступления возобновились с новой силой, но следователи часто предоставляли весьма оригинальные объяснения убийств.

Например, 13 июля 1981 года 16-летняя девушка была найдена убитой в собственной квартире в Вецаки. Следователи констатировали, что жертва умерла естественной смертью, несмотря на пятна крови в комнате, где было найдено ее тело.

Лжесвидетель по делу

Необъяснимые случаи смерти женщин привели к росту страха и паники в обществе. В районных отделениях увеличилось количество нераскрытых преступлений. Ходили слухи о нападениях в Риге и ее окрестностях, поэтому женщины в темное время суток боялись выходить на улицу. 

"В советское время слухи были основным источником распространения информации.

В милиции, когда после рабочего дня все выпивали, то делились друг с другом всякой информацией, это была нормальная практика. Сотрудники милиции, прокуратуры или суда что-то кому-то рассказали, те передали другим. Понятно, что газеты об этом не писали, ходили только слухи. Чем больше у человека было этой секретной информации, тем более уважаемым он был в глазах других", - рассказывает Андрис Грутупс, автор книги "Маньяк".

Между тем, расследование по делу фармацевта из Кокнесе, которая была найдена убитой и изнасилованной в лесу, продвигалось вперед.

Был арестован третий подозреваемый - Витаутас Валевич. Молодой человек вину отрицал. Говорил, что не выходил из своего дачного дома, потому что помогал соседям собирать урожай. Однако у следователей были свои методы, и, через четыре дня, также как и Айвар Криевс, Витаутас сломался и во всем признался. 

За показаниями последовала экспертиза, однако здесь положительного заключения не было. В руке жертвы следователи обнаружили пару вырванных волосков. Вывод категорический - это не волосы обвиняемого. Пятна крови на платье женщины тоже ничего не доказывали. Даже на листьях, найденных в лесу, не было крови обвиняемого. Тщательно исследовали обнаруженные на месте преступления монеты, но и здесь не нашлось ничего такого, что могло бы доказать вину молодого человека.

Несмотря на все это, показания очевидцев и признания парней были приняты во внимание. Айвар, Зигурд и Витаутас предстали перед судом 20 апреля 1982 года - зал был полон. Кажется, все жители села Кокнесе собрались, чтобы добиться справедливости. Коллеги убитой в письме суду попросили о высшей степени наказания преступников - смертной казни.

"Все собравшиеся в зале были убеждены, что преступников необходимо казнить. Поэтому, когда один из молодых людей начал рассказывать, что его избили, общественность подумала, что он говорит глупости. Никто не верил. Люди столкнулись с таким явлением - человек, суд, что хочешь увидеть, то и видишь, а что не хочешь - не видишь. Прокурор действовал точно так же, адвокаты были бессильны. В советские времена роль адвокатов была намного меньше, чем сейчас. К сожалению, результаты экспертизы были проигнорированы", - рассказывает Грутупс. 

Свидетельские показания решили весь ход расследования, а также дальнейшую судьбу молодых людей, но в то время только они знали, что главный свидетель по делу - лжет.

"Она была известной спортсменкой в республике", - говорит руководитель следственного отдела Рита Аксенока. "Она даже была награждена правительственной наградой за помощь в раскрытии дела. Фактически она поддалась уговорам дать ложные показания - что уже было наказуемо, но ее наградили".

Судьбоносный портрет

В апреле 1982 года, почти через год после убийства в Кекаве, Совет уголовного розыска пригласил художника Аркадия Юшецкина - он умел рисовать без модели. Все, что ему нужно было - рассказать о чертах преступника.

Аркадий выслушал показания водителя автобуса и сделал шесть немного отличающихся друг от друга портретов. Следователи изучили рисунки, и сильно удивились - изображенный человек был им знаком.

Когда портреты были показаны заместителю министра внутренних дел Латвийской ССР Анри Кавалиеру, генерал задумался, пошел в кабинет, взял фотографию своего агента Станислава Роголева и сравнил - сходства были поразительны.

Секретная жизнь секретного агента

"Узнав, что Роголев - убийца, Кавалиер сильно переживал. Это позор, поэтому будет служебная проверка и, конечно, моральная ответственность", - говорит подполковник, впоследствии генерал Алоиз Блонскис, который работал в подчинении у Кавалиера 20 лет.

Фотографию Роголева показали женщине, которая видела, как незнакомый мужчина убил ее подругу в ресторане на пляже. Свидетель хорошо помнила черты лица этого человека и сразу же узнала Роголева.

Его опознали и два свидетеля по другим уголовным делам - водитель, который вез насильника и жертву в Кекаву, и мужчина, который вместе с преступником и еще двумя женщинами развлекался в ресторане. Одна из женщин позже была найдена мертвой на лестничной клетке в Риге.

Сомнений не было - Станислав Роголев был убийцей.

Настало 1 мая 1982 года. На Комсомольской набережной (ныне Набережная 11 Ноября) прошла грандиозная демонстрация - портретная галерея на берегу Даугавы. На первом месте Брежнев, затем сотрудники бюро. Уже 2 мая изображения государственных деятелей сменили другие фотографии - милиция разыскивает Станислава Роголева, опасного преступника. Его изображения были расклеены везде - на вокзалах, в трамваях и на улицах, его показывали по телевидению. Молчали только газеты.

Продолжение следует.