Латвийское общество всё ещё обсуждает реформу образования. У части общества возникают опасения если не об уровне владения госязыком школьников из семей национальных меньшинств, то о том, что русскоязычным учителям предстоит преподавать русскоязычным детям на латышском. 

Об этом и о том, как будет выглядеть школа через десять лет рассказал директор Рижской Классической гимназии, член консультативного совета по вопросам нацменьшинств Роман Алиев.

- Консультативный совет по вопросам образования нацменьшинств поддержал переход на латышский язык обучения. Вы давали Министерству образования свои рекомендации?

- Совет обсуждает чрезвычайно важные для Министерства образования вопросы проблемного характера. Мы являемся консультационным органом. Эксперты, члены этого совета высказывают своё мнение, обсуждают исследования. Например, о том, что большая часть выпускников выбирает отвечать на экзаменах на латышском языке. Это связано с тем, что латышского в учебном процессе стало больше, они на этом языке готовились и учились. Совет не принимает решение, он высказывает точку зрения, говорит об определенных рисках, опасениях.

Все эти опасения были связаны с тем, что не хватает учителей латышского языка, что многие учителя предпенсионного и пенсионного возраста не способны качественно работать на латышском языке. 

54

Большинство членов совета сошлось на мнении, что необходимо менять ситуацию, мотивировать учащихся, чтобы они могли учиться на латышском языке. 

ФОТО: Evija Trifanova/LETA

- Как мотивировать старшеклассников на практике?

- Старшеклассников мотивировать уже очень сложно. Школьников нужно мотивировать намного раньше. Очень важно то, на что ориентирован ученик, в чем выражается его жизненный интерес, и как это можно связать с учебным процессом. Старшеклассникам необходимы проекты, исследовательский поиск, который захватывает. Появляется вкус, азарт, интерес. Просто получать информацию от какого-то стороннего источника - сегодня это безнадежное дело.

Это раньше учитель стоял выше всех на возвышении и вещал истины. Но на самом деле оказалось, что это и не истины совсем.

54

Сегодня это не работает - ученик не может воспринимать учителя на возвышении как авторитетное создание. 

- Должен быть диалог?

- Должен быть диалог, а лучше - многоголосье. В нашей гимназии уже много лет дети учатся не в классах, а в группах из четырех человек. Они получают задания, которые рассчитаны на то, что в их выполнении будет участвовать каждый. Задания должны быть интересными - как кроссворд, как проект, как исследование, как квест. Работа построена так, что в группе из четырех человек можно работать по парам, можно работать индивидуально. Этому тоже надо учить - ты находишься в команде, но у тебя есть индивидуальное задание. Это воспитывает ответственность.

- До того, как школьная реформа была принята, многие высказывали опасения, что переход на латышский язык обучения вызовет у русскоязычных детей большие сложности. Другие говорят, что у сегодняшних школьников проблем с обучением на латышском нет. Каково ваше мнение?

- Язык очень разный. Язык общения - это одно, язык науки - это другое, язык обучения - этот третье. Если какую-то функцию не развивать, то второй для наших детей язык - латышский, на котором нужно учиться, общаться, работать, быть успешным в профессии - обедняется. Человек сталкивается с проблемами - что-то надо переводить с родного на латышский, где-то нужно подыскивать слова. Язык должен развиваться и работать в комплексе. Здесь очень важно, чтобы у каждого ученика был опыт обучения, выполнения заданий, ведения своих записей, выступления в конкурсах и олимпиадах - везде, где он может набирать свой опыт владения латышским языком. Процесс обучения должен быть насыщенным, но для этого должны быть все условия. Есть школы, где все это уже происходит, а есть школы, где на это не обращают никакого внимания, объясняя это тем, что кто-то должен что-то сделать, тогда все будет хорошо.

- У учеников вашей гимназии нет трудностей с обучением на латышском?

- Трудности должны быть. Если нет трудностей в обучении, то нет развития. Если не возникает противоречий между тем, что я знаю, и что не знаю, между тем, что я умею, и что не умею, если эти противоречия не преодолеваются - нет движения вперед. Но! Если трудности возникают в каком-то проекте, то они с азартом решаются, однако если эти трудности возникают в занудной атмосфере школярства - эти трудности мешают. Поэтому очень важны методики, подход. Все, что происходит в стенах школ. 

Даже стены должны говорить на латышском!

54

Что это значит? На этих "говорящих стенах" должны висеть различные примеры, слова, данные, графики, которые используются в конкретных предметах, востребованная информация, проекты, которые делают ученики. Это помогает запоминать, ориентироваться. Кому нужны цветочки на стенах? Детям они до лампочки!

- Многие родители опасаются, что их детям будут преподавать на латышском языке учителя, которые сами в совершенстве этим языком не владеют. Ведь одно дело знать язык, а другое дело - на нем преподавать. Ваше мнение?

- Вы знаете, в мире очень много педагогов, которые работают, например, на английском языке и зачастую идеально языка не знают - это их второй или третий язык, но их приглашают с лекциями, они востребованы. Проблемы не в идеальности языка. В процессе работы мы можем выявить некие проблемы, и здесь должно включаться сотрудничество учителей.

Сегодня огромная проблема - не только в школах нацменьшинств, но и в государственных школах - слабое сотрудничество учителей разных предметов. Этому наши дорогие учителя не научились. И от этого страдает атмосфера, учебный процесс и ученики. Если учитель предмета не сотрудничает с учителем латышского языка, если они совместно не придумывают, на каком материале решать существующие проблемы, то они, знаете, как в басне "Лебедь, Щука и рак" - каждый тянет на свою сторону. Каждый занимается своим предметом, но этот предмет не встраивается в общую картину, в систему, в которой существует ученик. 

Ученик должен научиться выстраивать свои отношения с миром, а как это сделать, если все разобрано по кускам, и нигде ничего не соединяется?

54

- Выходит, что проблема - не язык, а система?

- Система! Мы еще не вышли из системы классно урочного обучения, а этой системе уже больше 300 лет. Нельзя все время учиться в классе на 25-30 человек, где происходит усредненное, серое отношение ко всему, что происходит. Это не правильно, с этим давно надо было что-то делать! Поэтому я был рад, что, наконец-то, в нашей системе возникает силуэт новой школы через реформу "Школа 2030". Эти идеи и эти предложения вызвали деструктивное восприятие - большая часть учителей посчитала, что это не то, что нужно школе, мол, "мы сами знаем, что нам лучше".

- Наверняка это учителя старой закалки?

- Здесь очень сложно разделять. Это не зависит не от возраста, а от отношения, от того, ищешь ли ты что-то новое, включен ли ты в постоянные изменение. Если ты меняешь свое восприятие, отношение - ты всегда в строю, ты современен. 

Это трагедия, но есть учителя, которые не читают книги, не интересуются культурными событиями нашей страны.

54

Они не знают ни художников, ни архитекторов, ни режиссеров. Я не хочу клеймить и как-то их оскорблять, но они в своей профессии абсолютно неправильно относятся к этому миру - они должны быть современными, откликаться на все культурные события, чтобы понимать, как все изменилось. Это зависит не от возраста, а от жизненного стиля.

- Сейчас организуются различные курсы для учителей, в том числе курсы латышского языка. Педагоги в них участвуют?

- Да, организовывается много курсов для совершенствования латышского языка. Но ведь все не должно заканчиваться курсами - ты получил определенные импульсы, определенные установки, а после окончания курсов ты либо совершенствуешься сам, либо нет - это твой выбор. Или ты читаешь на латышском языке, смотришь фильмы, идешь в латышский театр, или нет. Есть очень профессиональные курсы, но это же кратковременно, а дальше ты остаешься в своей профессии с определенными вызовами, и для того, чтобы этим вызовам отвечать, ты должен активно пользоваться латышским языком - не только в рабочей среде.

Ведь латышский язык - не только язык страны, но и язык культуры, которая находится вокруг. 

54

- Есть информация, что в некоторых школах учителя были вынуждены покинуть свою должность, т.к. их знания не позволяют им преподавать на латышском. Покидали ли свою должность учителя из Рижской Классической гимназии?

- Из-за языка никто должность не покидал. Мы уже в 1993 году начали работать билингвально. Это было сделано для того, чтобы наши дети могли конкурировать и в высших школах, и на рынке труда. 

Но мы пошли еще дальше - в процессе обучения мы также используем английский язык. Сегодня мы используем полилингвальную систему образования - это когда ученик в своем обучении может спокойно переходить с одного языка на другой, выбирать разные материалы на разных языках. Поэтому, например, на уроках математики у нас используется не только латышский и русский, но и английский язык. И это все с первого по девятый классы - когда происходит самое бурное обучение, когда организм настроен на то, чтобы познавать, развиваться.

Когда учитель начинает говорить: "Замолчите! Откройте тетради и запишите", а ребенок хочет задать вопрос... Поговорите! Задайте вопрос детям! Спросите у них, что они сами хотят узнать!

54

- То есть "Школа 2030" об этом - вместо "закрой рот" говорить с учеником?

- Это об этом! И учитель должен быть к этому готов. Сегодня все должно происходить активно, не должно быть такого, что все сидят и смотрят на учителя, боясь шелохнуться. В наших рабочих группах учитель подходит к детям, индивидуально консультирует, а у детей есть задания, которые их развивают. Задача учителя - придумать такие задания, или взять готовые и правильно их использовать. Я намекаю на то, что разработчики заданий должны быть очень творческими, продвинутыми.

В основе реформы "Школа 2030" лежит компетентностный подход (компетенция - это способность учеников комплексно использовать знания и навыки, выражать свое мнение и решать проблемы в разных жизненных ситуациях).

- Какие настроения сегодня в школе среди педагогического состава и среди учащихся? 

- Если вы пройдете на перемене по коридору, вы увидите, что все прекрасно. Ученики открыты новому, интересному, неизвестному. А учитель должен понимать, что пока они открыты, нужно с ними общаться, давать возможность задавать вопросы, заниматься поиском решений. Они должны понимать, для чего они учатся извлекать квадратный корень. Им нужно представлять, где им это пригодиться. Задания должны быть другими - о том, что с нами происходит. 

- Почему в школе не учат как правильно составить договор купли-продажи, снять показания счетчиков и т.д.?

- Безусловно, это очень важно. Также как и договор аренды, высчитать варианты по затратам на коммунальные услуги и прочее. Вот такие комплексные задания у нас в гимназии начинают появляться - в математику включаются вопросы из экономики. Надо построить процесс таким образом, чтобы ученик без напряга мог объединять в себе знания сразу из нескольких проектов. Чтобы это было возможно, должна менять система образования. У нас, например, содержание выстраивается блоками - например, сегодня у них четыре математики, завтра четыре географии, послезавтра - четыре литературы. Не должно быть такого, что в день семь предметов и все разные. Для того, чтобы посмотреть на предмет шире, нужно время. 

- Хочу показать вам одну картинку. Она частично характеризует школу, в которой училась я. Точнее не школу, а всю систему. В будущем в учебных заведениях будут учитывать индивидуальные особенности каждого ученика?

ФОТО: TVNET

- Это очень важно. Если это это не выстроено для него индивидуально, то он пройдет мимо. У него не получится, другие пойдут дальше, а он так и останется на месте. Или, наоборот, есть индивидуальные скачки, которые учитель не замечает - ребенок все быстро схватывает, быстро понимает, а для учителя есть средняя скорость, это тоже неправильно. Должен быть индивидуальный подход. 

Ваша картинка про оценивание - оно тоже должно меняться. Нельзя все время все переводить в оценки. Нужно просто понимать, что получается, что не получается, и с этим работать. К оцениванию нужно подвести - мотивировать ребенка. Мы придумали - давайте награждать пунктами. За три месяца он должен был набрать 150 пунктов по географии. Если он их набрал, то это говорит о том, что он прекрасно ориентируется в предмете, за это он в конце получает оценку. Разные дети могут набрать необходимое количество пунктов по-разному - эта система поощряет твое собственное индивидуальное участие в этом уроке и в этом процессе. Эти пункты - не за знания, а за участие. А ошибки? Ошибки покажет контрольная, там будут уже другие оценки.

- Какие самые важные плюсы реформы "Школа 2030"? 

- Есть возможность приблизиться к более свободному развитию учеников - школа приблизиться к большей автономности от обще-обязательных требований и подходов. Этот проект дает возможность планировать, прогнозировать автономию школы в разработке качественных занятий, процессов. Конечно, это большая ответственность, но большая свобода в том, как организовать рабочий процесс так, чтобы он больше соответствовал потребностям детей. 

ФОТО: Paula Čurkste/LETA

- Классическая гимназия - одна из ведущих школ, у вас уже есть свои наработки, а педагогический состав соответствует определенному уровню. Однако есть школы более слабые. Не усугубит ли реформа "Школа 2030" эту ситуацию - отстающие школы просто не смогут осилить такую прогрессивную программу?

- Вы абсолютно правы, на какой-то период времени это будет заметно - у них что-то будет не получаться, какое-то время они не будут двигаться вперед. Но если это заметно, то это требует сразу активного анализа, каких-то действий. И тут все зависит от того, насколько умно все будет происходить с точки зрения менеджмента. Не просто "Новый проект, новая реформа! Ну, как будет, так будет". Если не получается, надо анализировать, что именно, оценивать ресурсы - или это педагоги, или это их уровень, или их отношение, или вообще отсутствие педагогов, или организационные структуры не меняются, условия не созданы. Все это нужно обязательно анализировать. 

- Мы говорим о "Школе 2030" как о проекте, а теперь давайте погорим, какой реально будет школа в 2030 году. 

- В этой школе учебный процесс происходит очень активно, не существует классов, а существуют разные соединения, группы из учеников, которые занимаются своими проектами, которые рассчитаны на продолжительное время - например, два-три месяца. В этом проекте у них разные предметные области - то, что раньше называлось учебными предметами, науками и уроками.

Время выстраивается по-другому - нет такого, что 40 минут отсидели, звонок прозвенел, пошли на перемену.

54

Сама организация этого процесса предполагает, что ученики должны от чего-то отдохнуть - потому что во время самого процесса они имеют права попить воды, отойти в туалет, полежать на мягких пуфах. Они должны быть более самостоятельными - и это не показушная самостоятельность, а реальная - они могут выбрать группу, в которой они занимаются, проект, в котором они участвуют.