Появились спекуляции, что на государственном уровне готовится объединение России и Беларуси. Насколько реальным может быть создание такого союза государств?

Что произошло?

В конце прошлой недели, 7 и 8 декабря, в столице Беларуси Минске прошли акции протеста против более тесных отношений государства с Россией. Демонстрации начались в момент, когда президент Беларуси Александр Лукашенко отправился в Сочи, чтобы встретиться с президентом России Владимиром Путиным. Во время встречи было запланировано согласовать дорожные карты в различных экономических сферах, что еще теснее бы связало и так уже довольно тесные народные хозяйства обеих стран.

Кроме того, прозвучали и спекуляции, что запланировано объединение стран. В спекуляциях допускалось, что объединенное российское и белорусское государство может позволить Владимиру Путину сохранить власть после 2024 года, когда закончится его нынешний срок полномочий и он согласно конституции не сможет еще раз претендовать на должность президента, пишет The New York Times.

Нужно принять во внимание, что уже в 1999 году был подписан так называемый договор союзных государств о создании единой валюты, общих таможни и судов, а также единого политического, экономического и военного пространства. Однако эти вещи так и не материализовались, пишет lsm.lv. Однако этот факт не означает, что Россия не пытается постоянно приблизить Беларусь к своей орбите влияния.

Один из самых значимых инструментов в ее арсенале - нефтяные и газовые ресурсы. Россия до этого применяла за них более низкую цену, а также давала Минску выгодные займы. Однако пока что планируется от них постепенно отказаться, чтобы снизить нагрузку на экономику России. Беларусь в этом контексте пытается добиться продолжения такой политики. В свою очередь, российские чиновники указали, что плата за более низкие цены на нефть и газ - более тесная экономическая интеграция обеих стран, пишет The New York Times. Важнейший для Беларуси вопрос - и о экспорте загрязненной нефти через нефтепровод "Дружба". Этот эпизод привел Минск к значительным финансовым потерям. В результате - Беларусь хочет получить от России компенсацию, пишет Reuters.

После прошедших в конце недели переговоров между странами никаких документов подписано не было, однако оба государства отметили прогресс в переговорах по вопросам нефти и природного газа, а также договорились встретиться еще раз - 20 декабря в Санкт-Петербурге. В этом контексте появляется вопрос - насколько реально в контексте нынешней динамики объединение России и Беларуси? Ответ на этот вопрос мы попросили дать экспертов по международным отношениям.

Продовольственный магазин в Беларуси

ФОТО: ITAR-TASS

Реально ли объединение России и Беларуси?

Отставной дипломат и бывший посол Латвии в НАТО Янис Эйцхманис в интервью порталу TVNET указал, что объединение России и Беларуси не так и нереально, и оно зависит от реализации нескольких факторов. Главный из них - способность Москвы оказать на Минск достаточно сильное давление. "Идея об объединении государств все время была на повестке дня и ее продвижение на что-то такое было начато уже раньше. Путин хочет это закончить," - сказал Эйцхманис.

Он также согласен с прозвучавшими в СМИ словами, что Путину объединение России и Беларуси может быть важным из-за его политического наследия. "Я думаю, что это может быть план, как он (Путин) может продолжить занимать какую-то высокую должность, не нарушая конституцию РФ. Как мы знаем, в ней установлено, что один человек может быть переизбран только два раза", - утверждает Эйцхманис.

Кроме того, если говорить о давлении, то в последнее время со стороны России оно начало расти. "Лукашенко пытался эти годы играть в очень тонкую игру - в случае нужды уступить, чтобы получить деньги от Москвы, но в то же время пытается удержать и хорошие отношения с Западом - особенно с Евросоюзом.

Эту игру он играл сравнительно удачно, однако сейчас ситуация начала меняться, и я не знаю, достаточно ли большие у Лукашенко возможности маневра, чтобы избежать прямого объединения Беларуси и России", - сказал Эйцхманис.

ФОТО: REUTERS/EPA/AP

В конце концов, бывший дипломат согласен с тем, что большую часть российского рычага влияния образует способность Москвы установить цены на поставленные энергоресурсы (нефть и газ). "Все эти годы Путин дотировал Беларусь, и цена нефти внутри страны гораздо ниже, чем в других местах мира. Нельзя исключать, что Путин может поднять цену поставляемой Россией нефти. В таких случаях обычно Лукашенко шел просить у России заем. Сейчас такой заем может быть и не выделен", - утверждает Эйцхманис. В конце концов, Лукашенко не может много помочь и Евросоюз. Его отношения с Лукашенко были преимущественно корректными, но не особо тесными. "Он понимает, что с ЕС можно кокетничать, однако жениться на нем нельзя", - отметил Эйцхманис.

Иного мнения придерживается ассоциированный профессор Латвийского университета Ояр Скудра.

Он указывает, что Лукашенко ясно сказал, что никакой объединенной России и Беларуси не будет - Беларусь есть и остается суверенным государством.

Кроме того, создавая отношения экономической интеграции с Москвой, Беларусь использует формулу - две земли (не государства), один рынок. Здесь Беларусь хочет сказать, что интеграцию нужно проводить не с политического (высокого) уровня, а нужно заниматься более низкими уровнем - конкретными сферами и программами конкретных сфер (дорожными картами), чтобы понять, как этот рынок можно создать.

Кроме того, о политическом объединении государств не говорили и в рамках сочинской встречи. Политолог считает, что для Путина вопрос Беларуси сейчас вообще не является приоритетным и он может позволить себе занять выжидающую позицию. "Путину важна Украина, Молдова и Грузия. В этом контексте у него нет никакой спешки", - отметил Скудра. Лукашенко пока что согласен и платить установленную Россией цену за энергоресурсы с условием, что цены конкретных предприятий (скорее всего, тех, которые получают газ от стран ЕС - Германия и Австрия) не будут выгоднее тех, что существуют в рамках двусторонней торговли России и Беларуси. 

Со Скудрой согласен и президент Балтийского фонда безопасности Олев Никерс.

Он указывает, что Лукашенко, возможно, понимает, что Беларусь как независимое государство может существовать только как часть Европы (а не России).

"Лукашенко укрепляет национальную идентичность белорусов, что является первым шагом к созданию сильного государства. По-моему, в речи к парламенту в начале этого года Лукашенко сообщение о необъединении Беларуси и России адресовал своему российскому коллеге", - сказал Никерс.

Он также отметил, что дискуссии о более глубокой интеграции России и Беларуси ведутся уже давно, однако прогресс заметен не был. Договор о сотрудничестве стран существует уже 20 лет, и нынешний статус политической интеграции Беларуси и России демонстрирует отрицательную позицию Лукашенко в вопросе объединения стран. "Я допускаю, что так и продолжится", - сказал Никерс. Впрочем, он согласен с тем, что давление России на Беларусь может сохраниться или даже вырасти. 

ФОТО: Reuters/ScanPix