Студенты Страдиня в режиме ЧС: "не успела дожевать", собака и попугай на онлайн-занятии - все нормально!

Иллюстративное фото

ФОТО: Pixabay

Латвийский университет им. Паула Страдиня первым отреагировал на введение в стране режима чрезвычайной ситуации в связи с распространением нового вида коронавируса и оповестил учащихся о переходе на онлайн-обучение. Одна из студенток - будущих медиков рассказала RUS.TVNET, как это происходит.

Помимо того что девушка учится, она, как и многие другие студенты университета, еще и подрабатывает в одном из медицинских учреждений, а потому согласилась ответить на наши вопросы, но только посредством аудиозаписи - на всякий случай, ведь у нее постоянные контакты... Приводим расшифровку ее рассказа:

"На этой неделе было первое онлайн-занятие. Во-первых, как вообще о нем договорились? Преподаватель опубликовала опрос, в какой день и в какое время его удобнее провести — предложила несколько вариантов, и за какой из них проголосовало большинство (а занятие было сразу для двух групп — не только для нашей), тот и был выбран. Например, одна девочка была на работе до четырех, а занятие было назначено на полчетвертого, так

она отпросилась на полчаса раньше с работы и в машине подключилась, потому что это возможно, если у тебя телефон, в котором есть Интернет.

Как проходит само онлайн-занятие? Преподаватель заранее сообщает, когда оно будет, и присылает ссылку на него. Программа называется ZOOM  — ее можно просто в Интернете открыть, как в браузере, и скачать на компьютер. И когда ты уже заходишь по конкретной ссылке, тебя переносят к этой конференции.

Сначала, уже когда началось занятие, никто из нас вообще не мог подключиться — мы начали писать, что у нас спрашивают какой-то пароль, педагог прислала нам его, и тогда мы все уже смогли подключиться. Я сначала думала с видео говорить — предполагала, что все себя покажут, но все вдруг стали отключать видео, и в итоге только преподаватель была на видеосвязи, а все остальные — на голосовой.

Честно говоря, первое онлайн-занятие было не очень активное, потому что мы просто прослушали лекцию, которую могли и дома прочитать, ну презентацию посмотреть. Конечно, преподаватель постоянно спрашивала: "Все понятно?". Но все молчали — или было скучно, или все равно, или просто предмет этот хоть и экзаменационный, но его можно и самому понять. А уже потом, когда мы начали решать задаания, тогда уже в чате все стали писать ответы. То есть нам показывали задания, и каждый сам их решал.

Вот, например, кто-то написал ответ, а я не поняла, как он получился, и пишу в этом чате: "Я не поняла, объясните, пожалуйста". И педагог объясняет, как это получили, как решили.

Там задачи математические. Длилось занятие чуть больше двух часов, мне кажется. И с этим преподавателем мы теперь будем так общаться каждую неделю в разное время. Да, по итогам первого занятия она сказала, что ей не нравится, что только она говорит, поэтому в следующий раз пообещала придумать, как нас больше задействовать — какие-то мы не очень активные. Кто присутствует или отсутствует, она не спрашивала — может, видела там у себя по именам… То есть, грубо говоря,

ты мог включить это занятие и, если тебе не интересно, просто там не участвовать. Никто не проверял. Но смысл тогда учиться в Страдиня на медика?

Мне кажется, что такие уже отсеялись еще на первом курсе.

Пока у нас запланированы три курса, по которым будут видеозанятия раз в неделю. По еще одному курсу нам пока просто присылали задания, а новый курс должен был начаться только на этой неделе — там пока еще ничего не было, только ознакомительные материалы.

Не очень хорошо, что иногда пропадала связь. Это я уже про второе наше занятие. И не только у меня была эта проблема — в группе тоже многие писали, что преподаватель пропадает на какое-то время. На самом деле не было ничего непривычного. Вот в 8 утра у нас была фармакология, и была только моя группа, все были с видео, то есть я всех видела, и все видели меня…

Там к одной девочке запрыгнула на руки собака — видимо, очень хотела понежиться с ней. Сначала она там еще тявкаля, и мы это все слышали, потому что кто-то, видимо, не умеет выключать микрофон.

У другой девочки попугай орал, и мы тоже это все слышали. А так — все как обычно: преподаватель тот же, читает свою лекцию и каждого из нас спрашивает.

А накануне, поскольку все были не по видеосвязи, а только по аудио, было немного скучновато. То есть я, конечно, задала все вопросы, которые меня интересовали, узнала все, что мне было нужно. Мы даже дали советы преподавателю — давать нам больше заданий, например, выкладывать правильные ответы, чтобы мы могли себя проверить. То есть обратная связь должна быть какая-то, ведь мы же понимаем, что им тоже тяжело. Им надо было за неделю резко перейти на совсем другой вид обучения, и мы это все понимаем.

А-а, еще были какие-то непонятки.

В первый день нужен был какой-то пароль, а на следующий я автоматически подключилась к видеоконференции, когда еще доедала свой завтрак, и все это увидели.

Так что я пока немножко в этом не разобралась. Еще там сначала меня не слышали, но потом нажала одну кнопку, и все — услышали.

Почти все работают в медицинских учреждениях, и пока они все открыты. Например, кто-то — в детской больнице, в отделении интенсивной терапии — понятно, что его не закроют, потому что туда поступают недоношенные детки, это не плановая запись, так скажем. Одна девочка работает санитаркой в травмпункте — травмы тоже люди продолжают получать, и операции продолжают делать, а она санитарка в операционном блоке. Многие продолжают работать медсестрами, потому что больные же лежат в отделениях — им надо давать лекарства, ставить системы… Вообще все медработники сейчас работают, ну кроме тех, кто планово принимает. Медицина — не та сфера, которую можно закрыть или перевести на работу из дома, тем более сейчас.

Как я отношусь к этой ситуации? На самом деле вообще ровно. Пока меня все устраивает. Волнует только мое лето, потому что это связано с запланированной на август практикой в зарубежной клинике, где меня ждут. А что касается учебы, пока я не переживаю, просто выполняю то, что требуется. Надо — значит ты в 8 утра у компьютера.

Мне даже больше нравятся занятия дома — мне удобно, я сижу в пижаме и пью чай. Мне не надо никуда ехать среди, возможно, больных людей и тратить время на дорогу.

Потом — ближе к концу апреля — в мае — я уже буду переживать из-за колков (коллоквиумов. - Прим. ред.), если это все продолжится, потому что они все на нас навалятся, и получится так, что мы прошли весь материал 3 месяца назад и нам надо писать по нему коллоквиум.

То есть это будет, мы просто так эти колки не пропустим. Но если их засунут в одну неделю, это уже будет неприятно. Сейчас пока информация появляется ежедневно,

каждый преподаватель сообщает о дне и времени проведения онлайн-занятий, все высылают задания, все общаются с нами. Нормальная ситуация, ничего страшного нет.

Единственное — пока не понятно, как будут проходить проверки. Потому что, если у нас не видеозанятие, преподаватель никак не может нормально проверить наши знания. Но по большинству предметов у нас сейчас начинаются онлайн-уроки, когда спрашивают лично каждого. Это уже получше. Так что надо учиться так же, как и раньше.

Галерея: В Рижском университете имени П. Страдиня открыли реновированный корпус В (2015 г.)

Кроме того, по каким-то предметам высылаются тесты в электронном виде, по другим мы должны сами ознакомиться с материалом, выложенным в системе, после чего в какой -то день будет чат с преподавателем, где мы сможем задать свои вопросы.

По клинической практике нам обещали, что будут снимать видео с манипуляциями — вот с этим, на мой взгляд, могут быть трудности. Практические занятия, непосредственный осмотр пациента, возможность наблюдать за ходом операции, присутствовать при проведении различных процедур — это очень важно. Пока не представляю, как по видео можно овладеть практическими навыками. Но будем стараться.

О мерах предосторожности. Во-первых, я стараюсь не ходить туда, где много людей. Я хожу только на работу, а если в магазин — надеваю перчатки. Я не пользуюсь общественным транспортом и не езжу к своим бабушкам, дедушкам и маленьким двоюродным сестренкам —

к большому сожалению, конечно, но это исключительно из-за осторожности и заботы о них, ведь я могу в любой момент подхватить этот вирус.

Если надо кому-то привезти продукты, то я обязательно надеваю маску, делаю это быстро и соблюдаю дистанцию. Конечно, постоянно мою руки. На работе установлены защитные стекла, чтобы пациенты на нас не дышали, работаем в перчатках, везде дезинфицирующие средства...

НАВЕРХ