"Мне не спим и трясемся от страха": израильтянка и палестинка рассказывают о конфликте между Израилем и ХАМАС с позиции матерей

Това Леви (слева) и Наджва Шейх-Ахмад ищут способы защитить своих детей в то время, как противостояние сторон усиливается ФОТО: BBC News

Нынешнее обострение палестино-израильского конфликта - худшее за много лет. Что чувствуют матери в Израиле и секторе Газа, когда под обстрелом дети? Би-би-си попросила двух женщин рассказать свои истории.

Наджва Шейх-Ахмад не может спать с тех пор, как недалеко от ее дома взрываются снаряды. Ей страшно.

"По ночам особенно страшно, дети боятся. В любой момент твой дом может стать твоей могилой", - говорит Наджва, мать пятерых детей.

Весь день ей слышен шум израильских штурмовиков, летающих у нее над головой, взрывов ракет и обстрелов с воздуха.

"Вокруг все трясется, и мы трясемся от страха", - говорит Наджва.

Страшно не ей одной. Сотни жителей сектора Газа и Израиля оказались под огнем палестинских боевиков и израильской армии. С обеих сторон погибли десятки человек. В израильских городах компании евреев и арабов нападают друг на друга.

Нынешнее обострение конфликта - худшее за много лет. Что чувствуют матери в Израиле и секторе Газа, когда под обстрелом дети?


"Трудно скрывать свой страх"

В среду ночью во время авианалета на Газу семья Наджвы собралась в гостиной их одноэтажного дома. Каждую минуту они ждали, что следующая ракета попадет в них.

"В любую секунду ты, твой дом или твой район могут стать мишенью, - говорит Наджва. - И место, где ты должен чувствовать себя в безопасности, в одночасье может похоронить под собой тебя, детей, твои мечты и воспоминания, абсолютно всё".

Наджва с мужем и пятью детьми в возрасте от 11 до 22 лет живут на окраине лагеря беженцев в центре сектора Газа. Сектор представляет собой небольшое густонаселенное место с выходом к Средиземному морю. Там проживают порядка 1,8 млн палестинцев.

По данным властей Палестинской автономии, с момента обострения конфликта под израильскими бомбардировками погибли десятки мирных жителей, включая 17 детей.

Руководство Израиля утверждает, что большая часть погибших - боевики ХАМАС и других экстремистских группировок, а жертвы среди мирного населения происходят от ошибок при запуске ракет с территории сектора Газа.

Наджва Шейх-Ахмад с двумя детьми ФОТО: BBC

Страхи Наджвы усилились, когда появились сообщения, что Израиль готовит наземную операцию в Газе.

"Я в ужасе за своих детей. Состояние постоянного страха выматывает, притупляет другие чувства, лишает человеческого облика", - говорит она.

Она не уверена, насколько следует посвящать детей в происходящее: "Я перестала что-либо им говорить. Но трудно прятать свои страхи и неуверенность".

Кроме того, она понимает, что оградить детей от информации в наше время почти невозможно.

"Они следят за новостями целыми днями, даже если я прошу их перестать. Сегодня это все в "Инстаграме" и других социальных сетях", - рассказывает женщина.

Наджва Шейх-Ахмад с двумя детьми ФОТО: BBC

Наджва обеспокоена тем, что периодические вспышки конфронтации наносят большой психологический ущерб ее детям.

Ее младшему сыну Мохаммеду еще нет 12 лет. За свою недолгую жизнь он уже пережил обострения в 2008-2009 и 2014 годах, в результате которых погибли тысячи мирных жителей.

"Какими воспоминаниями о своем детстве он будет делиться со своими детьми? Не могу себе представить", - говорит Наджва.

За свое состояние она волнуется тоже: "Невозможно привыкнуть к чувству ужаса, к тому, что от страха рядом плачут и кричат дети".


"Оставаться было слишком страшно"

Когда в понедельник вечером возле ее дома в городе Лод начались погромы, Това Леви поняла, что надо бежать.

Това Леви с семьей ФОТО: BBC

Весь вечер Това читала тревожные сообщения в своей районной WhatsApp-группе. Друзья предупреждали, что толпа арабов вышла из местной мечети и пошла громить кварталы. Лод расположен в 15 километрах к юго-востоку от Тель-Авива, в нем проживает смешанное арабо-еврейское население.

Вскоре, вспоминает Това, погромщики подошли близко к ее дому, где она живет с мужем и двумя детьми.

"Они стали всё поджигать. Это было ужасно. Мне было очень страшно, - вспоминает Това. - Я подумала, что им мешает подняться и сломать нашу входную дверь?"

Семья наскоро сложила вещи и уехала на юг страны в город Беэр-Шева, где их принял брат мужа.

"Оставаться было очень страшно", - говорит женщина.

ФОТО: BBC

После их отъезда уличные столкновения в Лоде стали еще ожесточеннее. К вторнику мирные поначалу протесты израильских арабов переросли в беспорядки.

Причиной этому, как говорят арабы, стала смерть их соплеменника, застреленного, как они утверждают, одним из жителей города. Начались поджоги домов и автомобилей и столкновения с полицией.

"В Лоде гражданская война", - заявил мэр города.

Това позвонила соседям по дому и попросила их снять с косяка ее двери мезузу - небольшой футляр с пергаментным свитком внутри, на котором написан отрывок еврейской молитвы "Шма". Мезузы традиционно крепятся даже не религиозными евреями у входа в жилище.

"Я очень боюсь, что они ворвутся в нашу квартиру", - говорит Това.

Но это не единственное, чего она боится: "Мы не уверены, что у нас вообще будет, куда вернуться. Наш дом может быть разрушен ракетой".

Това Леви с одним из детей ФОТО: BBC

После того, как семья Товы уехала из Лода, город подвергся ракетным обстрелам. Это произошло в минувшую среду. Одна из ракет попала в автомобиль израильских арабов, два человека погибли.

Всю ночь в городе выли сирены воздушной тревоги. Тысячи людей прятались в бомбоубежищах, включая соседей Товы. Вместе с евреями туда спускались и арабские жители Лода, которые ранее могли участвовать в погромах. Наверняка этого никто не знает, но, по словам Товы, евреи чувствовали себя очень некомфортно, боялись возможных нападений.

"Некоторые семьи решили вообще не выходить в подъезд. Некоторые спускались в убежища совсем не надолго и уходили при первой возможности", - рассказывает она.

Конфликт усугубляется, и Това не знает, что говорить своему четырехлетнему сыну.

"Он знает, что взрывы и обстрелы устраивают плохие люди. Но я до сих пор не решаюсь сказать ему, что это делают арабы. Я хочу, чтобы в будущем он мог мирно жить среди соседей. Я не хочу, чтобы он начал бояться арабов", - объясняет Това.

Она боится, что ее семье суждено и дальше жить в условиях конфликта, который лишь обостряется.

"Мы все мирные граждане и мы воюем друг с другом. Это страшно, это очень-очень страшно", - говорит Това Леви.


НАВЕРХ
Back