The New York Times взяли интервью у Алексея Навального. Он рассказал о санкциях, жизни в колонии и насилии

Алексей Навальный. ФОТО: ALEXANDER ZEMLIANICHENKO/AP

В газете The New York Times была опубликована статья об российском оппозиционере Алексее Навальном. Ее основой было его интервью. Навальный письменно ответил на вопросы издания из ИК-2 в Покрове, пишет "Медуза".

Всего вышло 54 рукописных страницы, однако в материал The News York Times вошла лишь часть его ответов. На сайте Навального ответы опубликованы целиком.

В статье было затронуто много тем. Некоторые были политические, как например, санкции против России, а другие более приземленные - жизнь и питание в колонии.

О санкциях 

О санкциях против России Навальный ответил довольно категорично:

"Не надо накладывать санкции на Россию. Санкции - и гораздо более жесткие, чем сейчас - должны быть наложены на тех, кто грабит Россию, делает ее народ беднее. Пока под санкции не попал никто из значимых участников путинской гангстерской группы - самолеты, яхты, миллиарды в западных банках, все на месте. Это страшное разочарование".

7

Он подчеркнул, что те немногие индивидуальные санкции, которые были введены, почти всегда направлены против обычных полковников и генералов.

"Да, они злодеи и отдают приказы об убийствах, но они лишь исполнители. Запад должен быть более решительным в борьбе с коррупцией - перестаньте именовать путинских олигархов "бизнесменами", - считает политик.

О жизни в колонии

Далее Навальный поделился с изданием своим распорядком дня в колонии, указав, что отряд у него весьма нетипичен, так как, все сделано так, чтобы он был под максимальным контролем 24/7.

"Обычно я просыпаюсь в пять утра и час могу спокойно почитать в тишине - это мой любимый момент дня, и я заранее грущу, что в темное время года эта возможность исчезнет. В шесть - подъем, мы слушаем гимн, делаем зарядку, умываемся, бреемся. Затем завтрак и утренняя проверка, потом смотрим какой-нибудь фильм.

С 10 до 12 - свободное время, на практике все занимают очередь на кухню, чтобы выпить чаю или перекусить. Или можно заняться бытовыми делами: постирать, погладить", - сообщает Навальный.

7

Он также не забыл упомянуть о том, что всегда пытается хотя бы 15 минут уделить огромному мешку писем, на которые отвечать ему не удается, но он все читает.

"Потом кого-то выводят на работу, а остальные снова обязаны либо смотреть лекции по телевизору, либо играть в настольные игры. Читать и писать в это время запрещено. В 14 часов обед, вечерняя проверка, уборка и короткий перерыв, а в 18 часов - главная часть программы превращения преступника в нормального гражданина - "патриотическое воспитание": мы смотрим фильмы о Великой Отечественной войне или о том, как однажды наши спортсмены разгромили американцев. Именно в это время мне каждый раз понятна суть идеологии режима - подмена настоящего и будущего прошлым", - продолжает Навальный.

О еде в колонии

Алексей Навальный поблагодарил социальные сети за помощь. Он указал, что раньше еда было не очень, однако пару раз написав об этом в Instagram все изменилось и стало 

"Основной пункт меню - каша. Если получаешь передачи и можешь покупать еду в тюремном ларьке - вполне нормально", - признается Навальный.

7

Он также рассказал, что ему нравится тюремная готовка и он заворожен креативностью заключенных, которые могут разнообразить еду в условиях, когда под рукой нет ничего кроме хлеба, кипятка, лапши и консервов.

О насилии

В материале издания Алексей подчеркивает, что раньше это зона славилась страшными избиениями, но теперь этого нет.

"Теперь зона специализируется на насилии психологическом - тебя самого бесконечными провокациями поставят в условия, когда ты вынужден кого-то избить. А затем - видеокамеры вступают в дело, и администрация возбудит против тебя новое уголовное дело по факту нападения.

Главное здесь - не поддаваться на провокации. Мне это сначала хорошо удавалось, а сейчас просто стало спокойнее", - сообщает политик. 


НАВЕРХ
Back