Я - и русский, и - латыш! Что можно узнать, изучая языковые привычки латвийской диаспоры в России

Ольга Синёва, руководитель Центра балтистики МГУ

ФОТО: Татьяна Одыня/ TVNET

Латыши и литовцы в Москве такие же мигранты, как все остальные. На каком они предпочитают разговаривать дома и общаться в социальных сетях, петь песни, считать деньги? И какие им снятся сны? Особенностям речевого поведения латышей и литовцев, живущих в Москве, было посвящено одно из исследований Центра балтистики МГУ им. М.В. Ломоносова. О билингвах разных национальностей и языковых проблемах людей, живущих в иноязычной среде - в эксклюзивном интервью русского TVNET.

Русский TVNET побывал в Центре балтистики филологического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова. На вопросы журналиста отвечали преподаватели МГУ - руководитель Центра балтистики Ольга Синёва, лектор Даугавпилсского университета и преподаватель школы при посольстве Латвии в РФ Ирина Саукане.

Продолжаем тему: сегодня разговор о проблемах языковой и социальной адаптации человека в новой среде, родном и неродном языке, особенностях речевого поведения мигрантов. А также о некоторых других проблемах социолингвистики, исследование которых в Москве проводилось с участием специалистов по литовскому и латышскому языкам.

- Центр баллистики МГУ сегодня участвует и в исследовательских проектах. Расскажите, пожалуйста, о каком-то из них. Что и как сегодня исследуют филологи?

Ольга Синёва:

Ольга Синёва, руководитель Центра балтистики МГУ

ФОТО: Татьяна Одыня/ TVNET

- Интерес есть ко многим вещам. В сфере моих интересов - речевое поведение людей с двумя-тремя родными языками. В Центре мы проводим исследование речевого поведения представителей литовской диаспоры и латвийской диаспоры…

Например, мы рассматривали особенности речи: сохраняется или не сохраняется у выходцев из Литвы и Латвии, адаптировавшихся и уже интегрировавших в российское общество, если не акцент, то интонационный след родной речи?..

- Неужели сохраняется?..

- Все-таки сохраняется. Мы записывали и анализировали устные тексты. След родного языка - да, определенно есть. Он может быть разной степени глубины, но он есть. Сначала мы, в основном, изучали литовский язык, а потом и латышский.

Как не потерять родной язык

Выявленные закономерности касаются не только этих языков. Поскольку я еще занимаюсь и языками мигрантов Москвы, могу сказать: закономерности схожи. Интересно, что примерно на третьем году жизни ребенка происходит социализация, когда дети общаются в детском саду или в школе, и, соответственно, перестают говорить на родном.

Получается, что мама к ребенку обращается на родном языке, а тот отвечает по-русски. И часто бывает, что дети понимают и воспринимают родной язык, но уже на нем не говорят… А если не говорят, значит язык постепенно уходит.



В Москве, например, проводится интересный конкурс эссе «Билингва». В 2015 году у меня возникла такая идея: предложить написать сочинение параллельно на русском языке и на своем родном. И оказалось, что заявки-то нам участники присылают, но вот большинство готовы написать сочинение… только на русском языке. А на родном… увы, многие не знают письменной формы языка настолько, чтобы самостоятельно писать текст…

- Могу сослаться на историю своей семьи. Мой дед большую часть жизни прожил в России, он и общался и писал на русском языке. Но мне рассказывали, что за всю жизнь он так и не избавился от сильного латышского акцента. Тогда как на немецком говорил почти без акцента…

- Дед Ваш латыш?

- Да, латыш. Еще до первой мировой войны он учился в коммерческой школе в Риге и окончил ее, а там изучали языки всерьез, так что, кроме родного языка и русского, дед хорошо владел немецким языком, а похуже знал еще и английский. Но вернемся к «Билингве». Скажите, дети какого возраста в конкурсах участвовали?

- Участники в возрасте с 10 до 20 лет. В 2018 году к участию пригласим и студентов… Оказывается, создать параллельный текст для многих уже проблема. Вот и получилось, что самыми активными участниками были либо соотечественники из зарубежья, либо двуязычные ребята из национальных регионов России… Кстати, среди победителей прошлых лет есть и школьники из Латвии и Литвы.

- Конкурс «Билингва» тоже организован МГУ?

- Конкурс двуязычных эссе «Билингва» объявляет Департамент национальной политики вместе с Департаментом образования города Москвы, а мы активные участники жюри. Конкурс этот каждый год проводится, будет он и в этом году. Очень любопытный материал накапливается, есть мои статьи на эту тему.

Родина, сны и социальные сети

- Речевое поведение - что вообще под этим термином скрывается? Что можно узнать о человеке, изучая язык его общения?..

- Поведение, явленное в слове, в высказываниях, текстах, в интонациях и подтекстах, одним словом в употреблении языка, в соотношениях говорящего и слущающего.

Вот характерные вопросы анкет об употреблении родного языка: «С кем вы говорите на родном языке? Считаете ли вы деньги? Поете ли песенки? Читаете ли? Смотрите ли фильмы на родном языке? Слушаете ли радио? Общаетесь в интернете?



Часто оказывается, что с мамой и папой в семье говорят на родном языке, а с сестрой, братом - уже по-русски. Или только с бабушкой и дедушкой дома говорят на родном языке… Все это говорит о том, в каких сферах употребляется язык и в какой форме.

Если благодаря интернету человек общается на родном языке, то практикуется хоть и искаженная, неправильная, но все-таки письменная форма. Это одна из форм поддержания родного языка в современном мире.

Последняя наша работа на эту тему опубликована в журнале «Родной язык», статья подготовлена по результатам проекта «Языки Москвы», исполняемого в Институте языкознания Российской Академии наук.

Статья в журнале "Родная речь", обобщающая итоги исследования

- Скажите, а к какой области филологической науки относится речевое поведение? Это область лингвистики? Или важнее какие-то социальные аспекты проблем?

- Лингвистика, социолингвистика. Можно сказать, что в данном случае ярко проявляются междисциплинарные связи - социология, и теория коммуникации, и культурология, и психолингвистика… Важно исследовать и ценностное отношение к языку, к родине. Как, например дети-билингвы понимают, что такое родина? Каково их отношение к Москве, с какими понятиями оно связано?

Сейчас я говорю не только о латышах и литовцах, но и о представителях других этносов, проживающих в Москве. Оказывается, понятие Родины и представление о жизни на родине, связано у многих с опасностью… Родина - это там, далеко… и она – прекрасна, но там опасно жить!..

«Родина это и там, где тебе хорошо и комфортно жить». А живет он в Москве… Есть у нас литовские и латышские работы, в которых говорится о принадлежности к двум культурам, о том, что без каждой из них существование немыслимо.

Кстати,

в анкетах, спрашивая о национальной принадлежности, я оставляла варианты - причем больше одного или двух: литовец, латыш, другое (укажи), или гражданин мира, гражданин Европы… И вот что удивительно: гражданами мира или гражданами Европы называли себя люди всего в нескольких случаях, причем выбирали этот вариант именно взрослые.

«Я - и русский, и - латыш!..»

Если же отвечал ребенок-билингв, он чаще всего выбирал, определяя себе две национальности - я и русский, и латыш… Или же - и литовец, и русский. - Очень этих ребят понимаю!.. Потому что тоже всю жизнь затрудняюсь с определением своей национальной принадлежности… Кто ты, если родной язык - русский, а есть еще национальность, которая «по паспорту»?..

У билингвов действительно часто возникает проблема самоидентичности. Я выросла в Литве, и при том, что дома говорили на русском, рано начала читать и на литовском языке. Один из мотивов – возможность читать непозволительные с точки зрения родителей, романы.



Мои родители, не читавшие по-литовски, не могли проконтролировать, что именно я читаю… А читала я совсем не то, что задано в школе, например, романы Золя… В советское время на литовский язык переводились книги о жизни известных художников-импрессионистов. На русском языке они появились значительно позже. Благодаря другому языку мне открылись разные культуры. Да, я билингв.

- Ну, в Литве все-таки была иная языковая ситуация, там по-литовски говорили практически все, пропорции в составе населения другие. А в Латвии очень долго можно было жить и чувствовать себя комфортно, и совсем не зная латышского языка.

- Скажу о моих личных впечатлениях… Это случилось в городе Даугавпилсе. В одном из кафетериев , стоя перед витриной, спросила у продавца о предлагаемой закуске, из чего она. Продавец мне ответила резко: «Читайте! Все здесь написано…»

Сказала ей: «знаете, я ваша гостья…» и тоже перешла на литовский. Она очень смутилась, и все мне объяснила по-русски. Всякое случается.

Филология как тип мышления

- Прежде, чем перейти к очень больной для сегодняшней Латвии теме перевода школ на латышский язык обучения, хочу спросить: а какие сегодня перспективы у выпускников филфака?.. В том числе - у знающих литовский и латышский языки?.. Было время, называли филологический факультетом невест. Насколько востребованы сегодня ваши выпускники, где они работают?

Ольга Синёва:

- Факультет невест - это представление осталось в прошлом … Филология - это ведь универсальное базовое образование, и это особый тип мышления. И не только анализом романов могут заниматься филологи. Анализ текстов, анализ дискурса во многих областях может использоваться.

Где только нет сегодня филологов!.. И среди журналистов, и в сфере паблик-рилейшнз, и в административной работе - вплоть до компьютерного программирования.

Одна моя бывшая студентка, окончившая филфак с красным дипломом, с литовским языком и немецким, занимается сейчас программированием. Она приобрела вторую специальность и сейчас очень успешный программист.

Работают и спич-райтерами, и переводчиками, и организацией школ занимаются - все что угодно.

- Словом, проблемы невостребованности нет?

- Нет, тем более, если они владеют редкими языками. Знаете, я приехала в Москву из Литвы в 1990 году, и я никогда не была без работы, даже будучи аспиранткой. Переводы, в том числе и театральные, перевод спектаклей и фильмов на русский язык, работа в сфере образования, участие в научных исследованиях…

И я сомневаюсь, что в такой мере и так широко я смогла бы профессионально в Литве реализоваться. Москва – город больших профессиональных возможностей. Тем не менее, я тоскую по Литве, по образу жизни, по красоте, по акварельности природы…

- А с латышским языком как дело обстоит в этом смысле?

Ирита Саукане:

- Так же. Кроме работы в МГУ и в воскресной школе латвийского посольства, я перевожу. Всегда есть люди, которые хотят учить язык индивидуально, с преподавателем. Хочу сказать, что в Москве очень интересно жить, раньше я так не думала.

В культурной жизни Москвы очень много событий связанных с Латвией. Сегодня, например, в программе Московского кинофестиваля будут латвийские фильмы. И каждый месяц что-то такое интересное происходит. В этом смысле оторванными от Латвии мы себя не чувствуем.

Далее - в заключительной части интервью - поговорим о том, что думают специалисты о переводе школ на латышский язык обучения, плюсах и минусах нашей школьной реформы.

(Окончание следует).

НАВЕРХ