Жизнь замечательных рижан: герои и мифы Веры Мухиной

Скульптурная часть монумента "Рабочий и колхозница".

ФОТО: RIA Novosti/Scanpix

Триумф и почести, хвала, хула, опала - все сплелось в жизни Веры Игнатьевны Мухиной, родившейся в Риге, в семье богатых рижских купцов и меценатов. Мировую славу принес скульптору монумент «Рабочий и колхозница», новая икона социализма. Но и пузатая пивная кружка граненый стакан - тоже ее дизайна вещи. Но в биографии Веры Мухиной - не только пять Сталинских премий, большая любовь и подвиг служения отечеству. В ней еще и личные трагедии, попытка вместе с мужем бежать из СССР, ссылка в Воронеж...

 

"Рабочий и колхозница" - самая известная работа Веры Мухиной

ФОТО: Itar-Tass/Scanpix

Рижанка и наследница семьи

Славный род купцов Мухиных в Риге пользовался доброй славой. Первые его представители переселились сюда вскоре после наполеоновских войн, их потомки в городе укоренились. Богатеть по-настоящему русские купцы, перебравшиеся в Прибалтийский край из внутренних губерний России, стали лишь после 60-х годов XIX века, когда отменены были привилегии местных, не позволяшие им с заграницей торговать напрямую.

В 70-х и 80х годах русское купечество Риги уже держало в руках большую часть торговли лесом, льном и зерном. Предприимчивые русские владели мануфактурами и земельными участками, строили судоверфи.

Династия купцов Мухиных была в числе главных торговцев льном и пенькой.

Деловая репутация Мухиных была на высоте, из пеньки, которую они экспортировали, делали крепчайшие канаты. Славились купцы Мухины и благотворительностью: они сделали щедрый вклад в строительство Благовещенскую церковь на улице Гоголя и Троицкой в Задвинье, а еще поддерживали материально русские гимназии Риги - Александровскую и Ломоносовскую.

А вот уклад жизни семьи Игнатия и Надежды Мушиных, родителей Веры, был при том патриархальным и весьма скромным. Сохранившийся по сей день деревянный домик на улице Тургенева свидетельствует, что роскошь была им чужда.

Вера Игнатьевна Мухина - рижанка лишь по рождению. Она родилась в Риге 19 июня 1889 года, и очень рано, в возрасте неполных двух лет потеряла мать - молодая жена Игнатия Мухина умерла от туберкулеза. Очень скоре Вера вместе со старшей сестрой Марией была увезена отцом, опасавшимся за здоровье девочек.

Переехали сначала в имение под Смоленском, а затем к морю, в Феодосию.

В середине 30-х годов Вера Мухина, прочно связавшая свою жизнь с советской Россией оказалась... чуть ли не основной наследницей рижских владений купцов Мухиных. Но в права наследования она благоразумно не вступила, негоже было советскому скульптору номер 1 связывать себя с собственностью семьи в буржуазной Латвии... Наследство было немалым, оценивалось в 4 млн латов.

 

Мечты воплотились в эскизах к театральным костюмам - эскиз к спектаклю "Наль и Дамаянти"

ФОТО: Репродукция из книги "Вера Мухина", изданной Русским музеем (СПтБ)

Беда, Париж, любовь, война

Детские и отроческие годы Веры Мухиной - вполне типичные для девочки из приличной семьи. В Феодосии она учится в гимназии, берут уроки рисунка и живописи, копирует Айвазовского. Отец Игнатий Кузьмич, который и сам иногда балуется кистью, художественные наклонности дочери поощряет и поддерживает.

Но в 1904 году - Вере всего только 15 лет! - умирает отец и они с сестрой снова переезжают. На сей раз перебираются в Курск, где живут под присмотром заботливых дядей и тетушек. Здесь, в Курске, два года спустя Вера закончит гимназию. Потом будет Москва, где она уже по-взрослому учится живописи в школе Константина Юона и в мастерской Ильи Машкова.

В эти же годы Вера Мухина пробует себя и в скульптуре: в частной мастерской скульптора-самоучки Синицыной, влюбленной в искусство ваяния, за небольшую плату можно получить станок, глину, возможность лепить... Как все девушки, Вера любит наряжаться, мечтает о балах, любви, женихах, счастливом будущем...

Беда приходит нежданно-негаданно. На Рождество 1912 года, Вера гостит в имении родни. Несчастья ничто не предвещает. Катаясь на санях со снежных гор, она врежется в дерево, получив тяжелейшую травму. Лицо разбито так, так, что от былой девичьей красоты и следа не осталось! Хирурги «соберут» ей лицо заново, сшивая по кусочком. В Смоленске, а потом во Франции, одну за другой, она перенесет девять операций. И будет страшно переживать из-за внешности, понимая: красавицей ей не бывать...

Потом был Париж - может быть, в утешение девушке родня отправит ее туда учиться. Опекуны решили поддержать ее желание учиться в городе, о котором грезят художники. И Мухина учится в мастерской скульптора Эмиля Антуана Борделя, одного из талантливейших учеников Родена, а параллельно берет уроки живописи. Она знакомится с шедеврами мирового искусства в лучших европейских музеях, совершает путешествие по Италии. Она влюблена, но не надеется на взаимность...

Вернувшись в Россию в самом начале мировой войны, Вера оканчивает курсы сестер милосердия и почти три года работает в госпиталях, выхаживает раненых, не гнушаясь самой грязной и тяжелой работы. Работает как волонтер, бесплатно. В госпитале состоится ее знакомство с будущим мужем. С доктором Алексеем Замковым их свяжет не только любовь.

 

Скульптурный портрет мужа, Алексей Замков был и любимой натурой Мухиной

ФОТО: Репродукция из книги "Вера Мухина", изданной Русским музеем

Эликсир вечной молодости: в поисках чудо-средства

Алексей Андреевич Замков, муж Веры Мухиной, был личностью весьма интересной. Доктор, профессор медицины, он - по многим свидетельствам - в 20-х и даже 30-х годах был куда популярнее своей знаменитой впоследствии жены. Потому, что искал секреты омоложения организма и достиг в этом определенных успехов.

Работая в Институте экспериментальной биологии, доктор Замков экспериментировал с мочей беременных женщин и создал препарат, получивший название «Гравидон». Он был убежден в том, что его лекарство дает положительный эффект при многих заболеваниях, но нуждается в доработке. Об этом свидетельствовали и первые испытания препарата.



И доктор Замков и его жена были людьми решительными. Когда их четырехлетний сын Всеволод, получив травму, заболел костным туберкулезом, его отказались оперировать врачи, считая состояние здоровья мальчика совершенно безнадежным. Тогда доктор Замков сам прооперировал сына дома, прямо на кухонном столе. И жена ассистировала ему в этом. Операция прошла успешно, очень медленно, но дело пошло на поправку.

В точности не известно, применял ли Замков в лечении сына свой «Гравидон», но Википедия утверждает, что среди пациентов, лечившимся его препаратом, были люди весьма известные - Клара Цеткин, Молотов, Калинин, Горький...

Впоследствии именно Максим Горький скажет решительное слово в защиту Замкова, обвиненного в знахарстве и шарлатанстве и отправленного в ссылку в Воронеж. Вера Мухина и сын, ясное дело, поехали вместе с мужем.

Помогло вмешательство пролетарского писателя Горького или кого-то еще из высокопоставленных пациентов, но Замков из ссылки вернули досрочно и под его эксперименты в уринотерапии была даже создана научная лаборатория, расформированная в 1938 году, когда Алексея Андреевича вновь обвинили во всех смертных грехах.

Впрочем, далеко не все хулители считали его шарлатаном, утверждая, что доктор действительно чудодейственное лекарство изобрел и просто-напросто хотел вывести его тайный рецепт за границу, для чего и замыслил еще в 1930 году побег из СССР, за что и был арестован.

 

Вера Мухина за работой в своей мастерской

ФОТО: Википедия, архивное фото

«Рабочий и колхозница»: символы освобожденного труда

Первым большим успехом скульптора Веры Мухиной была «Крестьянка» - работа, отмеченная на родине, а затем и на международной выставке в Венеции ныне хранится в одном из музеев Ватикана. Такая мощь, грация, природная сила в этой крепко стоящей на земле бабе-труженице, что оторопь даже при взгляде на репродукции берет!..

Эта работа имела большой успех на художественной выставке в честь 10-й годовщины Октября. «Всех покорила мухинская баба» - писал об отлитой в бронзе крестьянке Леонид Собинов, доводившийся Вере Мухиной родней. Вера Мухина была удостоена за нее своей первой Сталинской премии.

Но настоящий триумф был впереди. На Всемирной выставке 1937 года в Париже советский павильон украсила созданная Верой Мухиной скульптурная композиция «Рабочий и колхозница». Она имела потрясающий успех - как у ценителей, так и в народе. Где только на появилось изображение монументальной пары, ставшей символом освобожденного труда! Его печатали в календарях, им украшали всевозможные сувениры, которые раскупались как горячие пирожки.

Для транспортировки монумента, распиленного на фрагменты, потребовались 28 железнодорожных вагонов. А сама Вера Мухина впоследствии вспоминала свой парижский триумф такими словами: «Впечатление, произведенное этой работой в Париже, дало мне все, что может пожелать художник».

А вот тем, как был установлен ее монумент, вернувшийся на родину, Мухина была недовольна. Говорила, что скульптуру «поставили на пенек», тем самым напрочь убив впечатление полета, напора и мощи скульптурной группы. Действительно, высота первоначального постамента «Рабочего и колхозницы» в Москве, перед Северным входом на ВДНХ была... в три раза меньше, чем в Париже.

Главные работы Веры Мухиной - перечень Википедии

Всех работ выдающегося советского скульптора даже и не перечислить! Всю жизнь она создавала образы сильных, красивых и целеустремленных людей. «Больших людей», как говорила она сама. Тех, чья личность, воплощенная в металле и камне могла бы стать символом, вдохновляющим примером. Она лепила портреты хирургов и военноначальников, героев своего времени.

Много раз Вера Игнатьевна уклонялась предложения сваять портрет Сталина, хоть вождь народов и хотел, чтобы именно Мухина - на века! - запечатлена его образ в скульптуре. Но так и не дождался. Мухина не отказывалась прямо, но была непреклонна в требовании, чтобы Сталин сам приехал в ее мастерскую...

Памятники, созданные Мухиной и сегодня украшают Москву. Последний - Петру Ильичу Чайковскому - в сквере у Московской Консерватории был установлен уже после ее смерти. Говорят, у студентов есть примета - если утащишь у Чайковского нотку-другую, будет тебе и удача и счастье. Так оно или нет, в точности не известно. Но мелкие детали с памятника воруют по сей день...

 

Реставрация "Рабочего и колхозницы" и реконструкция основания монумента продлились шесть лет

ФОТО: Sputnik/Scanpix

Граненый стакан, юбка-бутон и... памятник Свободы

Некоторое время Мухина была также модельером. Далеко не всем замыслам суждено было сбыться. Эскизы театральных костюмов, созданные Верой Мухиной в 1915–1916 годах знают немногие, ведь постановки спектаклей, для которых они были придуманы, так и остались не реализованными.

В начале 20-х годов Мухина создавала модели одежды для первого советского журнала мод «Ателье». Воздушного платья с юбкой-бутоном и модели простой и практичной одежды - альбом «Искусство в быту», созданный совместно с модельером Надеждой Ламановой относятся к этой части ее творчества.

Кстати, в 1925 году на Всемирной выставке в Париже Надежда Ламанова представила коллекцию в стиле а-ля рюс, эскизы для которой создавала и Вера Мухина.

Не были реализованы и проекты Мухиной во многих других сферах. Проекты памятников и гигантских монументов, дизайнерские идеи, эскизы не воплотившиеся в жизнь... Возможно, что-то из зафиксированных в эскизах, проектах и набросках идей еще найдет свое воплощение.

Самым народным и тиражированным творением Веры Игнатьевна стал... граненый стакан, форму которого Мухина усовершенствовала в соответствии с технологическими возможностями возрождавшейся при ее активном участии стекольной промышленности СССР. Говорят, что ее же придумка и пузатые пивные кружки, широко распространившиеся в советских пивных.

Ну, а Рига и Латвия благодарны гранд-даме советской скульптуры еще и тем, что она спасла от уничтожения наш памятник Свободы. Сразу после войны, Веру Мухину, приехавшую в Ригу налаживать связи с латышскими художниками, пригласили в качестве эксперта. На Военном совете, решавшем вопрос о целесообразности сноса латвийской святыни, она неожиданно для многих горячо выступила против того, чтобы памятник Свободы сносить, подчеркнула большую культурную и художественную ценность творения Карлиса Зале.

НАВЕРХ