Выборы в России: чиновничий менталитет и «электоральные халифаты»

Иллюстративное фото. Избиратели делают свой выбор

ФОТО: Владимир Смирнов, ITAR-TASS/SCANPIX

Могут ли предстоящие президентские выборы в России быть честными? Россияне - в том числе и «запутинцы» в это не очень-то верят. Собеседник русского TVNET москвич Григорий Зайченко сразу обозначил свое отношение к проблеме: честным или нечестным может быть только подсчет голосов граждан, само же слово «ВЫБОРЫ» он считает важным писать в кавычках, ведь никаких равных прав и возможностей у кандидатов в президенты и близко нет...

 

Председатель Центральной избирательной комиссии РФ Элла Памфилова и заместитель председателя Центральной избирательной комиссии РФ Николай Булаев на заседании ЦИК РФ.

ФОТО: Валерий Мельников, Sputnik/Scanpix

Особенности чиновничьего мышления

Про маленькие хитрости, которые пускают в ход на избирательных участках, чтобы повысить явку избирателей конкретно на своем участке и получить наилучший и «правильный» процент голосов, мы с Григорием Николаевичем говорили в первой части беседы.

В продолжение темы - о чиновничьем менталитете и так называемых «электоральных халифатах». А также о личном выборе каждого: идти ли на выборы, и за кого голосовать, тем, кто не верит ни одному из выдвинутых кандидатов.

- Григорий Николаевич, а вот что за эти годы по-человечески особенно удивило? Ведь ты видишь процесс изнутри, когда участвуешь в выборах разного масштаба - и наблюдателем был, и членом избирательной комиссии...

- Менталитет чиновников меня изумляет! Я говорил уже про нынешний состав нашей участковой комиссии. Думаю, что и на других участках они формируются похожим образом, когда председатель назначается, а в составе комиссий оказываются его подчиненные с места работы.

- Подчиненные - они же люди подневольные…

- Особенно когда председатель комиссии тебе и на работе - начальник, и в избирательной комиссии - тоже начальник, то его слово для подчиненных важнее, чем закон. В комиссиях низовых уровней у нас, в основном, и работают чиновники районного масштаба. И для них главное - выполнить указания, а не соблюдать закон.

Еще из каких-то липовых общественных организаций есть представители, но это тоже всегда люди провластные, так называемые «запутинцы». Из двенадцати человек в нашей участковой избирательной комиссии «чужаков» и, так сказать, борцов за честный подсчет голосов, всего трое. С «коммунякой» как я уже говорил, мы в данном случае заодно: и коммунисты и те, кто из протестного движения пришел, мы ведь за честные выборы.

Но мы в меньшинстве… Все наши споры бесконечные упираются в чиновничий менталитет… На любое возражение ответ: «Так ТИК сказал!..» Говорю, что у нас есть закон - если он вдруг совпадает, с тем, что «ТИК сказал», я очень рад. Но у них же главное - указание вышестоящих чиновников выполнить.Я даже не своими словами говорил, когда спорили, а открывал агитационные материалы которые тут же есть, на участке. Но их ведь никто не читал…

 

Накануне выборов в ЦИК тестируют системы электронного голосования

ФОТО: Антон Денисов, Sputnik / Scanpix

Электронные урны... с ручным управлением

- И как эта ментальность в работе комиссий на выборах сказывается?

- Приведу конкретный пример, как это на низовом уровне работает. Вот, например, были выборы мэра Москвы, когда Навальный тоже в мэры баллотировался.

…Восемь часов вечера, двери избирательного участка закрываются и выводятся из КОИБа результаты…(Поясняем: КОИБ - Комплекс обработки избирательных бюллетней, или «электронная урна». - Т. О.) А дальше вот что происходит…

- Сразу хочу уточнить: речь идет о голосовании с помощью новых технологий, и электронная урна на вашем конкретно участке работает, да?..

- Да. Итак, КОИБы выдают нам свой результат.

- Там же сразу цифры?

- Там куча цифр: количество зарегистрированных избирателей, выданных бюллетеней всего и испорченных, количество проголосовавших на дому… Таблица, цифры в которой должны в итоге «биться». Все в порядке, по закону надо писать и подписывать протокол.

Но тут раздается звонок из территориальной избирательной комиссии (ТИК). Председатель объявляет: «Минуточку внимания!.. Сейчас выведенный протокол - под камеру, и - ждем!» Чего ждем? Будет, оказывается жеребьевка, которая определит, какой из участков попадет под ручной пересчет голосов - повторный…

Ждем еще полчаса или даже час. Еще звонок из ТИК - мы попали под ручной пересчет голосов. Вскрываем урну, пересчитываем вручную. Цифры снова совпадают. Председатель звонит, об этом наверх докладывает, распоряжение ТИКа: протокол - под камеру видеонаблюдения, ждать дальнейших указаний.

И я спрашиваю: «А чего, мы, собственно, ждем?» - «Ждем, когда остальные участки пересчитают. Ждем распоряжения ТИКа подписать…» Но вот же закон, в котором сказано: «непрерывный подсчет голосов». Мы все, что положено, сделали, и не нужно ничего и никого ждать, надо подписывать протокол. Ко мне присоединяются постепенно еще два-три-четыре человека. В общем - бунт на корабле! Начинаем самовольно писать. Но печать-то у председателя.

И она в истерике звонит в ТИК: «Вот, они меня тут совершенно не слушают!..» И потом вздыхает облегченно: разрешили ведь подписать!.. В общем, завершили мы все к половине одиннадцатого. На соседних участках - это я позже узнал - сидели до часу ночи…

- А зачем, какой в этом смысл?

- Потом я только понял: результат ведь балансировал на грани. А это означало бы, что нужен второй тур… Думаю, пока в участковых комиссиях ждали до часу, на более высоких уровнях избирательной системы подсчитывали, сколько, где и как надо накинуть голосов, чтобы Собянин наверняка победил в первом туре…

Если бы, к примеру, 95 процентов участковых комиссий сдали протоколы в 23 часа, а 5 процентов после часу ночи, то несравненно легче было бы находить интересные места... Да и накинули, вероятно, немного, но хватило бы в той ситуации и 2 - 4 процентов голосов.

Впрочем, все эти разоблачения интересны весьма небольшому числу граждан. «Пипл хавает» результаты «выборов» с удовольствием - или равнодушием.

 

Иллюстративное фото. Президента Путина наверняка поддержат избиратели в Чечне

ФОТО: Саид Тзарнаев, Sputnik/Scanpix

Люди из протестного движения

- Это как? Где же их взять, голоса, чтобы куда-то накинуть?..

- А за счет тех участков, где всегда девяносто процентов избирателей голосуют… Ну есть же в столице воинские части, психушки… Об этом я много в СМИ читал. Журналисты писали, что бывают даже виртуальные избирательные участки - физически их не существует, но голоса оттуда идут…

К тому же, те вбросы, которые могут сделать на участках, просто «цветочки» по сравнению с манипуляциями в системе ГАС «Выборы» (Государственная автоматизированная система). О возможности жульничать там заявлял даже изображающий оппозиционера Сергей Миронов.

- Григорий, вот в нашем разговоре мелькало одно очень образное выражение - «электоральный халифат». Это что такое?.. Извини невежду, но мы ведь на российские выборы теперь со стороны смотрим?

- Электоральные халифаты - это термин политолога Орешкина. Имеются в виду регионы, в которых всегда на выборах предсказуемый и лестный для власти результат.

- Ты говорил, что в избирательные комиссии теперь пришли и люди из протестного движения? Считают, что это их гражданский долг?

- Есть в нашей участковой комиссии парень, который как раз из протестного движения пришел. Его даже секретарем участковой комиссии избрали, он ответственный, внимательный, четкий.

Между прочим, сам он айтишник, и уже год живет и работает в Польше. Но при этом он гражданин России, и очень ответственно к своему участию в работе комиссии подходит. На прошлые выборы специально приезжал в Москву, чтобы в работе комиссии участвовать. Думаю, он и в этом году приедет.

- Деньги за работу в участковой избирательной комиссии платят?

- Обычно я получаю 3 - 3,5 тысячи. Это небольшие деньги - в день выборов проводишь на участке часов 15, и накануне занят, как минимум, полдня. Плюс дежурства... Деньги получали в конвертах.

Могу предположить, что платят по-разному, и что для лояльных членов избирательных комиссий это могут быть совершенно другие суммы - во всяком случае, в роликах в интернете фигурируют другие цифры.

 

"Без Навального это не выборы" считают сторонники оппозиционера, не допущенного к выборам

ФОТО: Анатолий Мальцев, EPA/Scanpix

Гражданский долг: бастовать или голосовать?

- Сторонники Алексея Навального призывают бойкотировать выборы: мол, нельзя поддерживать, это профанация. Правильно, по-твоему, идти и голосовать? Или же игнорировать «выборы» в кавычках, как ты их называешь? Как сам считаешь?

- Тут как раз тот случай, когда... оба хуже. И я сам еще не решил для себя, за кого голосовать. Хоть монетку подбрасывай - орел выпадет или решка… Я ведь несколько раз голосовал за Явлинского, потом - голосовал за Навального. Но в этот раз даже мой однокурссник и давний товарищ, ныне доверенное лицо Явлинского, не уговорил меня подписаться за выдвижение его кандидатом в президенты. Нет, прошло то время, когда я за Явлинского голосовал. Вот и получается, что берешь бюллетень - а голосовать-то не за кого…

В интернете Максим Кац запустил даже такой калькулятор: как явка избирателей повлияет на процент голосов, отданных за Путина. Чем меньше народу придет - тем больше голосов он наберет…

… В общем, как стадо буридановых избирателей, до сих пор не могу решить, что делать: в бюллетене восемь клоунов, один из них будет «избран» - и мы знаем, какой. Навальновский «бойкот» - тоже не лучшее решение. Хотя безумные усилия власти по повышению явки напоминают о словах Бродского: если Евтушенко против колхозов, то я - за!

- Я уже поняла, что к «запутинцам» тебя никак нельзя отнести… Ты против Путина?

- Против!.. Для меня он преступник и коррупционер, а наши «выборы» - имитация демократии. Нас ведь всех нагло дурят!.. Мне это совершенно очевидно. Четвертого марта 2014 года я был среди тех, кто открыто протестовал против будущей войны («использования российских войск на территории Украины»).

Я вышел на митинг протеста перед министерством обороны с плакатом «Миру - мир!». И оказался в автозаке вместе с другими протестующими.

Так что голосовать ли и за кого голосовать, для меня лично вопрос очень сложный. Но вот в чем я уверен, так это в том, что подсчет голосов в Москве на низовом уровне уже стал, практически, честным. Сейчас другие технологии и на другом уровне работают. Что оптимизма всё равно не добавляет.

Самый оптимистичный сценарий - что мы не развяжем большую войну, про гибридные промолчу. Надеюсь на относительно мирный «круговорот граблей в природе»: национальное величие - кризис/катастрофа - оттепель/перестройка. В общем, я оптимист по анекдоту: хуже может быть всегда, но все равно будем надеяться на лучшее.

- Спасибо.

НАВЕРХ