Депутат Европапламента: в западном мире наступили трудные, но не мрачные времена

ФОТО: LETA/Edijs Pālens

В западном мире наступили трудные, но не мрачные времена, потому что в политике все больше торжествует популизм, заявил в интервью агентству ЛЕТА депутат Евпопарламента Кришьянис Кариньш («Единство»), который, согласно исследованию негосударственной организации «VoteWatch Europe», входит в число влиятельных депутатов Европарламента.

С точки зрения Кариньша, в контексте будущего Европы для Латвии была ба выгодна сильная Германия, которая экономической силой может сдерживать Россию и говорить с остальным миром, но эта страна из-за своей истории немного боится взять на себя ведущую роль. «Народ хочет лидера, которого Европе действительно не хватает», - сказал в интервью Кариньш.

Сейчас возникает ощущение, что мир немного затаил дыхание после выборов президента США, на которых победил кандидат от республиканцев Дональд Трамп. Вы сами родились в штате Делавэр, где довольно убедительно победила кандидат от демократов Хиллари Клинтон. Какова ваша оценка происшедшего?

В США уже долго, возможно, лет 20, республиканцы и демократы все меньше и меньше сотрудничают между собой. Даже при прежнем президенте Бараке Обаме они активно «воевали». Если вспомним, Обама ввел для всех граждан США страхование здоровья, против чего очень резко выступали представители Республиканской партии. Со стороны казалось, что спор шел не о содержании, а о том, что, если Демократическая партия что-то предлагает, Республиканская партия автоматически выступает против. Конечно, в этом можно усмотреть и экономический аспект, потому что нагрузка была возложена именно на малые и средние предприятия, но это не меняет сути – риторика была очень острой.

Эти обстоятельства позволили такому Трампу вообще появиться, потому что в атмосфере, больше направленной на сотрудничество, Трамп как кандидат вообще не существовал бы.

Возникает вопрос – почему? Одно из исследований свидетельствует, что не только в США, но и Европе, в том числе и в Латвии, пропасть между богатой частью общества и остальными становится только больше, а средний класс погружается в стагнацию. Он не чувствует, что жизнь становится лучше. Это вызывает недовольство, и на горизонте появляются такие личности, как Трамп. Если посмотреть на аналогичные случаи, например, в истории Европы, ситуации бывали мрачные.

Может быть, сейчас все не настолько мрачно, или по крайней мере я не настолько пессимист.

Все это началось в 2008-2009 гг. с экономическим кризисом, за которым в Европе последовал еще и кризис беженцев, в результате у нас есть уже и политический кризис. Кроме того, нельзя сказать, что популисты внезапно взялись ниоткуда. В нашем обществе такие люди были всегда. Если у нас все хорошо, мы смотрим на них, улыбаемся и живем дальше. Однако в моменты, когда нам плохо или кажется, что плохо, мы начинаем думать, что людям с радикальными взглядами можно доверять. Как доказала история, эта вера напрасна. Но это только симптом.

Трамп тоже не причина, а последствия нынешней хромающей системы.

Лидер крайне правого Французского национального фронта Марин Ле Пен не причина, а последствие. Мы можем это очень хорошо видеть в некоторых европейских странах. Людей, которые голосуют за такие партии, не надо обвинять. С политической точки зрения Европа и вообще западный мир как таковой стали очень нездоровыми, в том числе США, очень сильная страна и важная для Балтии.

Обама в прощальной речи косвенно упомянул, что победа Трампа может быть связана и существованием людей в некоем информационном пузыре. С учетом случившегося с нашим трансатлантическим партнером не опасаетесь ли вы повторения такой ситуации в Европе, где в этом году ожидается несколько очень важных выборов?

Разнообразные риски, в том числе опасения за возможный раскол Европы, существуют всегда. И кто обычно виноват – те люди, которые стоят у власти, кто же еще? В демократии есть опасность, сильная рука может в какой-то момент показаться благом. Однако при этом люди часто не думают о возможных последствиях.

Намного лучше, если мы коллективно принимаем решения, которые могут оказаться и ошибочными, чем если кто-то делает это вместо нас.

Решения, которые идут на благо обществу, конечно, кажутся приятными, но что произойдет в момент , когда решения будут направлены против общества? Люди скажут, что больше не хотят сильной руки, но будет уже поздно.

В свое время ЕС блистал сильными лидерами, идеями введения евро, шенгенской зоны, а сейчас кажется, что блеск утрачен, и Европа не в состоянии предлагать современные идеи. Это используют популисты, слова которых ловко перехватывают СМИ. Может быть, сейчас Европе действительно необходима эта сильная рука?

К счастью, Европа долго жила без войны. Рассказы о войнах мы можем слышать только от дедушек - как было, когда падали бомбы, когда не было еды. Кому-нибудь, кому сейчас 25, и советские времена могут показаться сказкой, когда еда была по талонам, а за маслом приходилось ездить в Эстонию. Вспомним, что ЕС был создан как ответ на войны, в которых погибли миллионы людей. Эта модель больше не позволяет решать проблемы оружием, а дает нам возможность в Брюсселе и Страсбурге регулированным способом ссориться, договариваться и голосовать. Проблема сейчас в отсутствии идеи и ясно определенной цели, что не позволяет нам быстрее двигаться вперед. Например, целью Латвии было вернуть себе независимость. Когда это произошло, мы начали думать об экономике, о восстановлении Конституции, работы Сейма.

Когда было сделано и это, мы решили ориентироваться на западный мир, с мыслью обрести благосостояние.

Далее последовало вступление в ЕС и НАТО, в Организацию экономического сотрудничества и развития. Это можно сравнить с процессом влюбленности, когда ты знакомишься, говоришь комплименты, узнаешь много нового. Затем следуют свадьба и повседневная жизнь, не всегда радужная. Нередко удержать семью бывает сложно, или, говоря аналогиями, ЕС и Латвию. Как бы то ни было, намного лучше справиться со ссорами, но сохранить свою независимость. Если мы не готовы это сделать, то, как доказала история, этим воспользуются другие. Все не так плохо – в Европе больше нет войны, но есть неравенство, которое преодолимо. Сейчас сложные времена, но точно не мрачные.

Не увлекся ли все же ЕС "маленькими идеями", которые, например, не способны увлечь молодежь, не знающую войны, но знающую безработицу?

Вернемся к истории – все позитивные изменения всегда в основном исходили от молодежи. Старики никогда не были революционерами. Да, они участвовали, давали советы, но именно молодежь подгоняет общественные перемены, как положительные, так и отрицательные. Опасная ситуация складывается в случае, если общество недовольно, но не намерено вмешиваться. Если жалуется на нехватку новых идей – да, с этим я могу согласиться, но новые идеи обычно приходят с новыми людьми. Участвуй и приходи с новыми идеями!(...) Не хватает увлеченного руководства. Юнкер, нравится он вам или нет, всего лишь чиновник-исполнитель.

Была ли эта проблема в Великобритании, где общество начало меньше доверять ЕС?

Народ хочет лидера, которого Европе действительно не хватает. И нам в Латвии его не хватает. Когда я смотрю на руководителя правительства Латвии и президента, я как гражданин не чувствую направления. И, наоборот, если бы была ясность со стороны руководителя правительства, не было бы дерганья с налоговой политикой в декабре. Это снижает доверие общества. В Великобритании же ситуация была несколько иной. Великобритания была в свое время крупнейшей и сильнейшей империей мира, до момента, пока их место не заняли США. Они не боролись против сильного, а поддержали слабейшего.

Кто займет место Великобритании, которая в известной мере поддерживала трансатлантическую связь – Германия, Франция?

С точки зрения Латвии выход Великобритании из ЕС ни в коей мере не желателен. Если говорить о трансатлантических связях, то они двусторонние. В США сейчас президент, который, глядя на Европу, говорит – разбирайтесь с собой сами. Мы понимаем, что это пойдет не на пользу самим американцам. Если они не поддержат порядок в мире, а они сейчас единственные, кто способен это делать, они пострадают, вопреки разным мнениям. В ЕС сейчас возникла известная неясность. В ЕС уже давно руководит Германия, хотя говорится о тандеме Германии и Франции. Когда начались события на Украине, канцлер Германии Ангела Меркель, как я это понимаю, взяла "за шкирку" президента Франции Франсуа Олланда, чтобы он был рядом, и никто не сказал, что Германия пытается все решать одна. Ясно, что именно Германия всем руководит, но проблема в том, что сама Германия, вероятно, руководить вообще не хочет.

Нужно помнить историю – Германия развязала две мировых войны. Немцы хорошо это осознают, им регулярно напоминают.

Они не хотят быть слишком сильными, потому что немного боятся своей тени. Нам была бы выгодна сильная Германия, потому что она может сдержать Россию, Францию и заодно еще договориться с Великобританией. Но Германия к этому не совсем готова. Экономической власти необходима дипломатическая власть, а ей – военная. У Германии экономическая власть есть, дипломатическая частично, а военной нет. В Германии вооруженные силы специально оставлены в роли пасынка.

Сейчас мы видим решение создать Европейский фонд обороны, что можно истолковать как желание Германии и Франции активнее сотрудничать в военных закупках. В переводе это означает, что Франция поддерживает военный порядок, а Германия за это будет платить. Что касается Великобритании, то она никогда не была ядром Европы, потому что в ЕС вступила позже. Британцы никогда до конца так и не вступили в ЕС. Более удивительно то, что Великобритания захотела в своей время стать частью ЕС, чем то, что она захотела выйти.

НАВЕРХ