Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

«Тихие» выборы в Госдуму России: что они значат для Латвии

ФОТО: LETA

Больших неожиданностей воскресные выборы в Госдуму РФ не принесли. Предварительные итоги, рекордно низкую явку избирателей и убедительную победу партии власти - путинской «Единой России» - по просьбе русского TVNET комментируют латвийские политологи. Собеседников мы просили высказать также прогноз возможного влияние итогов этих выборов на латвийско-российские отношения.

Напомним тем, кто не следит за политикой: больших перемен в составе законодательной власти соседней страны по итогам выборов не произойдет. После подсчета 93 процентов голосов ясно, что в российском парламенте кроме «Единой России» будут представлены еще три партии - КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия».

По предварительным результатам партия «Единая Россия» получила 54,28 процентов голосов и 140 мандатов. В российском парламенте будут преставлены также КПРФ (13,45 процентов и 35 мандатов), ЛДПР (13,24 процента и 34 мандата) и «Справедливая Россия» (6,17 процента голосов и 16 мандатов).

Политолог Иварс Иябс:

ФОТО: LETA

- Думаю, что никаких больших сюрпризов эти выборы не принесли. В том смысле, что все уже знали: по сравнению с предыдущими избирательными циклами выборы будут более честными — госпожа Панфилова, которая руководит ВЦИКом, будет следить за этим более тщательно, чем некоторые ее предшественники, например, господин Чуров.

Что же касается партийных списков —

результаты были абсолютно предсказуемы. Может быть, мы не думали, что ЛДПР получит столь много голосов - даже больше, чем у коммунистов. Что касается остальных… Никто же не надеялся всерьез, что «Парнас» или же «Яблоко» попадут в Думу по партийных спискам.

А вот что касается одномандатников, то очень многим представителям внепарламентской оппозиции выборы принесли довольно большое разочарование. Люди типа Рыжкова или псковского кандидата — Шлосберга — в Госдуму не попадают — от более либеральных кругов попадает только один человек из «Правого дела».

Многим этот результат кажется очень печальным. Тем не менее в определенном смысле мы можем говорить о стабильности: никаких больших изменений и сдвигов в Государственной думе уж точно не будет. Будут меняться люди, но больших изменений нет.

Что же касается латвийско-российских отношений, я не думаю, что выборы будут как-то серьезно на них влиять… Потому что внешняя политика - и в том числе внешнеэкономическая политика - в России не делается в Государственной Думе, это ни для кого не секрет.

Она делается в Кремле и в какой-то мере в МИДе, но не в Госдуме, которая в этом смысле является скорее является второстепенным органом в российском госуправлении.

Юрис Розенвалдс, политолог, декан факультета социальных наук Латвийского университета:

ФОТО: LETA

- Результаты были прогнозируемы, произошло то, что было ожидаемо - 54 процента голосов, которые получила «Единая Россия», это закономерно. На мой взгляд, несколько моментов надо упомянуть.

После протестов против фальсификации выбров 2011 года, власть очень серьезно поработала. Я имею в виду политическую мобилизацию населения через внешнеполитические акции: прежде всего, я имею в виду Крым, и - в какой-то степени — события в Сирии.

Кроме того,

власть делала все, что могла, создать для себя наиболее выгодные условия. Это и перенос даты выборов — с декабря, когда они должны были быть, на середину сентября, и установка власти на то, чтобы процент участия в выборах был низким

(эта установка, в общем-то, и сработала).

При низкой явке избирателей власть и оказалась способна обеспечить более 50 процентов. В том числе за счет тех, кто является частью бюрократического аппарата, а также за счет бюджетников, которые вынуждены идти на выыборы (учитывая свое материальное положение), или же поддерживают власть, видя в ней гарант стабильности.

Произошло вот что. Явка была катастрофически низкая, но в России нет порога, ниже которого выборы считаются несостоявшимися. В силу чего явка избирателей не особенно беспокоило в этой ситуации Кремль. Я уж не говорю о тех республиках, в которых — мягко выражаясь! - очень специфическая политическая культура.

Имею в виду северо-кавказские республики и, прежде всего Чечню, где господин Кадыров получил 97 процентов на выборах главы региона… Если же говорить о таких больших центрах как Москва и Санкт-Петербург, здесь участие в выборах в два раза ниже, чем на прошлых выборах 2011 года.

Важно, что и та часть общества, которая стремится к серьезным переменам — я имею в виду несистемную оппозицию — совершила очень много ошибок. Неспособность объединиться и выработать общую платформу привели к тому, что в Государственную думу попали те же политические силу, которые были и в прошлой Думе - «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР и «Справделивая Россия».

Той же остается и оппозиция.

На словах оппозиция являются противниками правящей партии — об этом мы слышим и сейчас от господина Зюганова и господина Жириновского… Но реально — при голосованиях - они голосуют так, как это необходимо власти.

То есть, системная оппозиция остается такой … игрушечной оппозицией, я бы так сказал.

Думаю, что на этих выборах несистемная оппозиция понесла гораздо большие потери, чем на прошлых выборах. На протяжении тринадцати ле - с 2003 года — наиболее видной из политических сил демократической, либеральной направленности было «Яблоко», теперь они не представлены в парламенте.

Кроме того,

набрав на этих выборов менее двух процентов голосов, «Яблоко» потеряло и государственное финансирование — ведь в России государственное финансирование получают те партии, которые набирают на выборах три процента.

А государственное финансирование до сих пор составляло 99 процентов доходов этой партии, тех средств, которыми они располагали.

Кроме переноса времени выборов на время, когда люди возвращаются из летних отпусков и политическая активность обычного гражданина находится на минимальном уровне, мы можем говорить и о вот о чем. Власть предержащие сделали все, чтобы эти выборы были … как бы совсем незаметными.

Это касается не только агитации. Есть еще одно обстоятельство, не миновало и внесистемную оппозицию. Имею в виду вот что. В подготовке этих выборов

очень ощущался дефицит какой-то направленности в будущее. Правящая партия по известным причинам делала упор на то, «что мы до сих пор сделали».

Но тем же путем пошли и партии несистемной оппозиции - они больше концентрировали свои усилия на критике Кремля или бюрократического аппарата, а не на том, что они предлагают в качестве альтернативы. Что надо делать? На это был значительно меньший упор.

В латвийско-российских отношениях в связи с выборами ожидать каких-то перемен не приходится — ни с хорошими, ни с плохими сторонами латвийско-российских отношений ничего существенно не изменится. Потому что эти выборы - с точки зрения Кремля — были промежуточным этапом, это только подготовка к выборам 2018 года.

Будет ли господин Путин претендовать на место президента или нет — об этом он еще не говорит, но все ведет к тому, что будет.

Думаю, эти выборы были очень важным моментом для того же Кремля, чтобы говорить: вот видите, эти выборы были честными! Это признают и противники Путина, что эти выборы были — формально, с точки зрения процедуры — гораздо более чистыми…

Где-то это легитимизация режима, подчеркнуть: да, мы до сих пор поступали правильно, и будем поступать так же и дальше. И с этой точки зрения, я думаю, в латвийско-российских отношениях мало что изменится — те же люди у власти, и каких-то механизмов, которые могут заставить в данной ситуации менять курс, в ближайшее время не предвидится.


НАВЕРХ
Back