Вечеринка с дембелями и как мы стали "латвийской Нокией"
День четырнадцатый

ФОТО: Mārtiņš Otto/TVNET

"Попутчиков не выбирают. Это лотерея". Нам пока везет — мы не только успели найти интересных собеседников, познакомиться и даже подружиться с "дембелями", но и стали переводчиками в общении между нашим попутчиком из Кореи, который не говорит на русском, и мужчиной, который едет во Владивосток, но не понимает на английском. "Латыши как Nokia – соединяют людей", - смеемся мы. Кстати, мы уже проколесили десять тысяч километров!

Мартиньш:

Трое суток в поезде пролетели удивительно быстро и легко. Это совершенно неожиданно, так как я настроился на куда большую скуку, бессонницу, но нет. Время пролетело незаметно и вчера у меня даже получилось найти нескольких собеседников! С момента посадки в Иркутске отмотали 3500 километров, это означает, что всего нами преодолено уже десять тысяч! Ура! На самом деле, впереди еще ночь и рано утром мы уже будем во Владивостоке.

Вчера рассказывал о качестве интернета и его бедах в России, сегодня хочу показать, как это выглядит. Вот, в 95% от всего времени показывается такая картинка, можно оценить поток килобайтов:

ФОТО: Ekrānuzņēmums

Вчера, когда мы сидели в ресторане и ковырялись с ежедневными размышлениями, явились четверо закончивших службу в армии молодых людей, которые ехали домой. Очень громко, оперативно, как по приказу заказали, прикончили свое за 20 минут и ушли. Переглянулись с Викторией, с одной стороны, можно было бы и поболтать, но такие молодые, непрогнозируемые и пьяные. Делать нечего, тем более, что вагон они уже покинули.

Вечером двое из них вернулись в вагон-ресторан. Так как мы гордимся двухнедельным опытом в России, набрались смелости и в этот раз сами взяли на себя инициативу и подошли к парням, спросили, можно ли присоединиться. Чуть ли не с овациями нас приняли, познакомились, произнесли первый тост и начали разговор о жизни. Парни отслужили один год, сейчас едут домой, успев уже соскучиться.

Они были вне себя от радости от нашей встречи, сказали, что будет, о чем вспоминать всю жизнь, как, возвращаясь из армии, успели еще и с латышами потусить, и не с простыми латышами, а с теми, кто умеет по-русски как шутить, так и ругаться. Их радость была довольно удивительной, уже через мгновение мы делали селфи, обнимались и ходили на совместные перекуры. Впрочем, радость эта была недолгой - время пролетело незаметно, и проводница ресторана уже толкала нас в сторону постелей.

Достоин упоминания и наш обед.

Принес коробочку "Роллтона", все как надо, добавили пряности мечты и крохи сушеных овощей, залили, перемешали, дождались, пока вода приготовит это железнодорожное чудо-блюдо, начали есть. Вдруг замечаю, что Виктория с высоко поднятым мизинчиком, как в хорошем французском ресторане, чуть придерживает макароны ложкой, а вилкой сматывает их в небольшой клубок.

2

Но в окружающую среду-то надо влиться, полвагона узбеков, напротив - кореец, несколько рабочих вокруг. Говорю Виктории: "Ты еще вечернее платье надень и каблуки, а я пока пойду к узбекам посижу. "Роллтон" нужно потреблять, как будто он последний на планете во время зомби-апокалипсиса, так, чтобы в соседнем вагоне четко слышали, где и что мы едим!" Нужно приспосабливаться к среде, в которой находишься. 

Погода меняется все время. Всего несколько градусов со знаком минус, но ветер такой, что еле на ногах стоишь. Сегодня днем было солнышко и очень приятно, но вчера вечером на одной из остановок снег почти достигал щиколоток. Несмотря на то, что пауза была всего 15 минут, все вспоминали детство. Люди бросились фотографировать снег, бросаться снежками, казалось, что если бы было чуть больше времени и остановка была бы чистой - кто-то точно бы начал делать снежных ангелочков.

Впереди ночь в поезде, с утра достигнем цели - Владивостока! Как он выглядит и как у нас там пойдет, расскажем уже завтра!

Виктория:

Попутчиков не выбирают. Это лотерея. Покупая электронные билеты через интернет, я понятия не имела, кто станет нашим соседом — бойкая старушка, молодая супружеская пара или крепко подвыпившая компания.

Еще в Риге я шутила, что существует вероятность того, что поедем в одном плацкарте с "дембелями" - молодыми людьми 19-20 лет, которые возвращаются домой после службы в армии.

Армия в России  - призывная. Призыву на службу подлежат все граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет. "Откосить" можно по состоянию здоровья, если учишься в колледже или университете, и еще по нескольким причинам — например, если молодой парень один воспитывает ребенка.

2

Признаюсь честно, о перспективе поездки с демобилизованными молодыми военными я думала с легким ужасом. Слышала очень много историй о том, как они напиваются, устраивают беспредел и ввязываются в драки. Это логично — парни целый год выполняли приказы старших по званию и, возможно, познали "все прелести" дедовщины.

ФОТО: Mārtiņš Otto, Viktorija Puškele/TVNET

Короче, я надеялась, что с нами такой встречи не произойдет. И вот представьте: за окном темно, мы под звук колес сидим в равномерно покачивающимся вагоне-ресторане. И тут заходят ОНИ.

Садятся за столик позади нас. Заказывают водку. 

- Вчера полиция ходила по вагонам. Сказали, чтоб мы не напивались, а то передадут нас нашим коллегам.

- Да нормально! Бухаем и всё! Главное никому еб*** [лицо] не разбить.

Все как и показывают в фильмах - ребята вспоминают армейские курьезы, обсуждают сослуживцев, у каждого из которых есть кличка, слушают песни — про армию, жизнь солдата, про любовь… 

Один из них берет телефон, набирает номер. "В натуре уважаю вас, товарищ старший лейтенант. Спасибо вам", - в трубку говорит он. Старший лейтенант на том конце провода, по всей видимости, советует не злоупотреблять спиртным. "Мы уже злоупотребляем", - заканчивает разговор солдат.

Через минут 20 их застолья мне уже становится страшновато, потому что по мере повышения концентрации алкоголя в их крови, повышается градус дискуссии. "Вот сейчас начнется...", - про себя думаю я. Но нет, молодые дембеля допивают водку, вежливо прощаются в проводницей и спокойно, практически в полной тишине покидают вагон-ресторан.

Выдыхаю и думаю про себя "Не такие уж они и страшные, эти дембеля". Следующие три часа мы проводим за попытками загрузить фотографии и отправить коллегам материалы для публикаций. Как вы уже знаете, с интернетом здесь беда. 

И вот в вагон-ресторан снова заходят два демобилизованных солдата — из той компании, которую мы уже видели. Мартиньш шокирует меня предложением: "Ну что, подсядем к ним и поговорим"? Включаю диктофон, кладу его в карман и нехотя соглашаюсь. Нам ведь надо собирать материалы для ежедневных статей! 

Итак, подходим. Приветствуем, знакомимся. Солдаты удивлены, но очень рады вниманию с нашей стороны. И еще больше они рады тому, что "встретили настоящих иностранцев". Зовут их Дима и Саша.

2

Обсуждаем нашу поездку по Транссибирской магистрали, чемпионат мира по футболу. Очень интересуются, как нам Россия, что мы уже успели посмотреть. Переходим к разговорам об армии. Несмотря на то, что Мартиньш признается, что не служил, он каким-то удивительным образом быстро зарабатывает "уважуху" у отслуживших парней. 

"У нас знаете как, служат сто человек в армии целый год, просыпаются каждый день вместе, но имена вообще никто не знает. Только фамилии. У нас в роте за год службы все на свои имена перестают откликаться даже", - рассказывает Саша, очень сдержанный и интеллигентный парень.

"У меня отец отслужил, дядя отслужил. У нас в России это нормальное дело. Сейчас у меня будут дети и я хочу, чтобы они тоже отслужили. Тяжело, сложно, но надо. Это не объяснить, это надо пройти", - рассказывает более эмоциональный и разгоряченный Дима. 

2

"Вот захотел ты просто пойти и попить воды, но нельзя. Надо попросить разрешения у того, кто в звании выше. Например, рядовой должен просить разрешение у капитана", - описывает армейские будни Дима. "Это только в том случае, когда перед тобой стоит капитан", - объясняет Саша. "Но если он скажет, что нельзя, ты, чтобы попить, будешь стоять и ждать приема пищи", - добавляет Дима.

"Пить нельзя. У нас был один парень, который сходил "за участок" пивка выпил и его за это посадили на гауп-вахту. Эти как тюрьма на 10 суток — дисциплинарный батальон. Хотя, несмотря на устав и субординацию, в армии тоже есть люди, с которыми можно договориться. Но это обычно те, кто сами отслужили, с "пиджаками" такое не пройдет", - объясняет Дима.

"Пиджак может заставить тебя отжиматься 100 раз. Еще у нас есть такое наказание — упор лежа. Стойка на кулаках. Что делать, если не умеешь? Научишься, в армии все возможно!"

Переходим к разговорам о музыке, пьянках в России, жизни в глубоких российских селах. О  том, что многие молодые люди в России не знают английского, потому что в школе его почти не учат. "Слушай, ты сейчас так рассказываешь, что ребята из Латвии подумают, что в России совсем жопа", -  интеллигентный Саша говорит более эмоциональному и более пьяному Диме. 

При этом ребята постоянно очень вежливо интересуются, не хотим ли мы спать, не надоела ли нам их компания.

ФОТО: Mārtiņš Otto, Viktorija Puškele/TVNET

Вот такая история про опыт общения с "дембелями", которых я так боялась. Дима, Саша и их другие сослуживцы выходят на станции "Хабаровск", а мы продолжаем нестись на своем поезде Москва-Владивосток по Транссибирской магистрали. 

TVNET продолжает путешествие по Транссибирской магистрали. Предыдущие статьи смотри здесь.

НАВЕРХ
Back