Лукашенко готов вооружить каждую белорусскую семью. Кому адресовано его послание?

ФОТО: Reuters/ITAR-TASS/Scanpix

29 октября на встрече с представителями Республиканского Союза Молодежи Беларуси (БРСМ) президент страны подтвердил слова, уже сказанные им в начале октября: в случае вооруженного конфликта он обеспечит каждую белорусскую семью оружием для самообороны. Вслух возможного агрессора не назвал, но всем и каждому было ясно: в виду "батька" мог иметь только РФ. Есть ли причины для опасений? Трезвые голоса утверждают: "Минскнаш" в кремлевскую повестку пока не входит, но не исключено, что как одну из "подпорок" пошатнувшегося рейтинга Путина сценарий очередной экспансии вполне могут рассматривать. И если так, то лучшего кандидата, чем забытая миром Беларусь, на эту роль просто не сыскать.

Начав свой спич напоминанием, что главное "наследие комсомола" (чьим правопреемником БРСМ себя считает) это ведущая роль молодежи в деле сохранения мира, "батька", не рассусоливая, перешел к делу:

- Я всегда выражаюсь прагматично. Что, если завтра придется с оружием в руках оборонять отечество? Неужели я как главнокомандующий ограничусь лишь теми системами и структурами, которыми располагают вооруженные силы и милиция? Нет. Мы должны будем раздать оружие всем - прежде всего юношам, но также и девушкам. Для защиты если даже не родины, то себя, своих семей, своих детей.

На сей сюжет Лукашенко уже успел высказаться 10 октября, отвечая на вопросы журналистов в ходе посещения полигона под Ивацевичами в Брестской области:

"Семь миллионов взрослых людей - семь миллионов единиц оружия, чтобы могли себя защитить".

И добавил, что в Беларуси должна быть создана современная армия с соответствующим вооружением. Не секрет ведь, что на сей день ее техническое и боевое оснащение - сплошь допотопное, унаследованное от советских ВС.

Но откуда вообще взялась эта тема? Паранойи, вроде как, за "батькой" прежде не водилось, у него другие "коньки". Действительно ли РФ угрожает Беларуси? И в чем конкретно это проявляется?

Большинство комментаторов угрозу прочли в словах нового посла РФ в Минске Михаила Бабича о том, что нападение на Беларусь РФ будет рассматривать как нападение на самое себя. Притом что ясно любому: ни с севера, ни с запада, ни с юга нападать на страну некому. Зато все успели усвоить: Россия никогда никого не аннексировала и не завоевывала - только защищала, освобождала и не давала в обиду. По крайней мере, согласно официальным версиям ее правительств трех последних столетий.

Не диво, что в либеральных СМИ - российских, украинских, белорусских и зарубежных русскоязычных - начали задаваться вопросом: не высасывают ли из пальца на наших глазах очередной "легитимный" предлог для нового вторжения?

Кремлевский ход мыслей ясен: коль скоро польские базы НАТО будут укрупняться вблизи границы Беларуси (о чем, кстати, пока что не решено) - то получаем угрозу мирной стране! Разве ж не так? Вот мы и двинем навстречу наши доблестные ВС. Тем более, они в Беларуси и так с давних пор расквартированы. Еще и подмогу им пришлем: жалко, что ли, для защиты союзного государства?!

Но если российская сторона не называет конкретного агрессора по имени просто потому, что не хуже других знает: его нет, то у Лукашенко тактика иная. На мутные намеки Кремля он реагирует, якобы развивая их тему вполне конкретными обращениями к собственным гражданам. И точно также имени возможного агрессора не озвучивая.

Хотя он-то вполне этого агрессора себе представляет.

Более того, message свой: "мы и сами будем в состоянии себя защитить (в скобках: откуда бы агрессия ни пришла)", адресованный вроде бы только внутренней аудитории, - "батька" на самом деле предназначил также и аудитории внешней.

И ведь все учел: Москву до поры до времени выводить из себя в открытую не следует, а народ и так сообразит, что к чему. Ясно, конечно, что сообразит и Москва, но формальных причин прицепиться у нее не будет. Памятным обеим сторонам позднесоветским стилем официальных речей, полных эвфемизмов и умолчаний в сочетании с типичным для СССР времен холодной войны унифицированным запевом: "мы боремся за мир, но если завтра - война..." - Лукашенко владеет едва ли не лучше, чем большинство нынешних обитателей Кремля.

Более того, такая риторика идеально вписывается в общую стилистику лукашенковской Беларуси - экзотического государства едва ли не с самой сильной ностальгией по СССР, но при этом лишенного выраженной пророссийской ориентации. Вынужденного считаться с экономической зависимостью от РФ, но ни за какие коврижки не желающего "терять лица".

Тут мы и подходим к самому важному. Очень похоже, что, уверяя о готовности к тотальному вооружению цивильного населения в "час икс", самую большую ставку Лукашенко делал вовсе на это самое население. И не на Кремль. Представляется, что едва ли не в самой значительной степени риторика "батьки" была обращена к третьему адресату. Был это выразительный сигнал Европе и миру, о Беларуси позабывшим. Поданный не только без унизительной "потери лица", но, напротив, в самых что ни на есть гражданственно-патриотических интонациях.

Ясно, что репутация Лукашенки в мире - не из лучших. Провинциальный авторитарный правитель, изворотливый оппортунист, пытающийся то тут, то там что-нибудь себе урвать. Не прокремлевский, но и близко не прозападный. Маргинал, в общем.

Всерьез его едва ли воспринимают - что, впрочем, не помешало мировым лидерам откликнуться на предложение "картофельного диктатора" сделать Минск местом международных переговоров по Украине - правда, не слишком успешных. В целом же отношение к его режиму у условного Запада скорее безразличное, чем отрицательное.

Немало на свете точек погорячее, чем этот законсервированный советский колхоз гигантских размеров. Впрочем, не амбициозный и не токсичный.

Бесспорно, нарушения прав человека там часты, но не в масштабе же турецком или российском! Имеет место и коррупция - но, опять-таки, с соседней демократической Украиной или даже евросоюзными Румынией и Болгарией нет никакого сравнения! Да, Беларусь - под европейскими санкциями, зато американские санкции против нее уже частично сняты. Так что совсем уж черной дырой страну не назвать - скорее серая зона. О существовании таких мест обыкновенно вспоминают только когда там случается масштабная катастрофа.

Правда, именно эта "серая зона" лежит почти в сердце Европы. Поэтому возможные последствия невнимания к ней едва ли порадуют кого-либо на Западе. Не говоря уж о соседних Латвии, Литве и Польше.

Можно, конечно, спорить и спекулировать, насколько высокой могла бы стать рейтинговая "отдача" от гипотетического "поглощения" Беларуси Россией. Ведь содержание такого "приобретения" будет обходиться несравнимо дороже, чем маленький Крым. Даже сейчас регулярные российские "вливания" в экономику Беларуси составляют не менее 7 млрд.$ в год. Но главное - никакой "Минскнаш" не даст и малой толики пропагандистского успеха крымской "спецоперации". Поскольку в сознании рядового россиянина Крым никогда не переставал быть "нашим" - несмотря на то, что однажды, неведомо с какого бодуна проснувшись, Хрущев взял да отписал его Украине. Но, так или иначе, пока Украину держали "на коротком поводке", в российской публичной дискуссии "крымского вопроса" не существовало. Он возник тут же после Майдана - вместе с осознанием, что Украина превратилась в "настоящую заграницу". Так что триумф "возвращению" был практически уготован.

Зато решительно неясно, сколь глубокий и долгоиграющий восторг может вызвать гипотетический "Минскнаш", - учитывая, что в массовом российском восприятии Беларусь как была "на коротком поводке", так на нем и остается. Ведь и сам "картофельный диктатор" эту иллюзию по массе практических соображений подпитывал. И, как может, продолжает и сегодня. Надеясь, потихоньку делая свое, как-нибудь пересидеть Путина - как и тот, в свою очередь, пересидев трех американских президентов, теперь рассчитывает пересидеть четвертого.

Возможно, так оно ни шатко, ни валко и ехало бы дальше. Но беда в том, что сегодня Кремль загнан в угол, и серьезными ресурсами смены тем в "домашней" публичной дискуссии не располагает. Благосостояние россиян меж тем падает - а вместе с ним и президентский рейтинг. Если же говорить о "поднимающих народный дух" внешних "спецоперациях", то выбор у Кремля очень невелик.

Постсоветское пространство, граничащее с РФ в Европе, уже изрядно "покусано" - хотя отгрызть удалось немного. Попытки же "вернуть" былые среднеазиатские владения СССР определенно не окупятся. Во всех смыслах слова.

Что остается? Балтия, давно "отрезанный ломоть", почти пятнадцать лет живущая в совершенно иной геополитической реальности и к тому же защищенная членством в НАТО. Как бы там ни рассуждали о надежности Статьи 7, проверить эту надежность можно лишь на собственном опыте. И на нем же убедиться, в рай попадешь, или в ад. Не сильно захватывающая, скажу вам, перспектива. Потому как даже президент Путин все же не апостол Петр, и "правильного адреса" в лучшем из миров никому не может гарантировать.

Зато есть еще Белоруссия. С прозрачной восточной границей и российскими военными базами. Никаких гарантий безопасности (не считая только что озвученных послом РФ) не имеющая, и, похоже, толком никому - кроме той же РФ - не интересная. Попросту говоря, очень "плохо лежащая" - и к тому же в довольно неблагоприятный для нее момент. Поэтому замечание Виталия Портникова в блоге на espreso.tv , что-де "сейчас, когда Беларусью правит Лукашенко, Кремлю не нужно оккупировать соседнюю страну", представляется излишне механистичной экстраполяцией украинского 2014 года на совершенно иные места, а главное - иные времена. Поскольку именно сейчас время Кремлю куда важнее места. То есть, не так уж принципиально, в какую авантюру влезать (хотя, конечно, лучше в наименее опасную) - главное выиграть время. Остановить падение президентских "акций", пока не стало слишком поздно. И заодно запустить новый эффектный "сериал", чтобы у ширнармасс дух захватывало и адреналин взор застил.

На ближайшие месяцы решение, худо-бедно, нашлось: спасибо все той же Украине, главному российскому ньюсмэйкеру. Патриарх всея Руси Гундяев не только разругался с константинопольским старшим по званию, но еще и начал долгую полемику (не беда, что неясно с кем) на предмет кто кого православнее, и почему "второй Рим" "третьему" не указ. Вроде, сработало, зашумело-забулькало, но ведь кто знает, как долго сюжет продержится в "топе". Поэтому, пока держится, нужно срочно сотворить новый. Но какой?

"Мне кажется, есть все основания ожидать резкой эскалации вокруг Белоруссии уже в следующем году, - написал 12 октября в блоге "Эха Москвы" Владислав Иноземцев, - и меня лично очень удивило, что в Европе практически не готовы обсуждать эту тему.

Какие бы миллиарды не тратились на "противодействие российской агрессии", Запад, похоже, клинически неспособен просчитывать возможные шаги Москвы, и умеет только удивляться уже случившемуся. По крайней мере, на вопрос, какими будут действия ЕС и НАТО в случае, если через неделю одна из постсоветских стран перестанет существовать, а российские танки "выйдут к границам СССР 1941 года", я ни от одного из уважаемых политиков и экспертов из Центральной Европы так и не смог получить ответа. Их умы были по-прежнему скованы страхом за Нарву".

Ведь вовсе не Путин такой уж дьявольски непредсказуемый, - утверждает Иноземцев, - это у так называемого Запада не хватает воображения. Особенно сейчас, когда и выбор кандидатов на вторжение сузился так, что стремится к единице, и к "нарвскому сценарию" мир хорошо ли, плохо ли, но подготовлен, а уж понаписали о нем столько, что он хочешь-не хочешь превратился в мем... Белоруссия же - вот она, тут, рядом, большая, непопулярная и беззащитная - но о ней ни слова!

Впрочем, поближе к концу месяца, переварив энное число слухов и пересудов, медиа все же начали полемику. 24 октября в нее включилось "Радио Свобода", собрав подобие "круглого стола" экспертов - как инсайдеров, так и извне. Один из главных выводов: да, отношение Запада к Беларуси двойственное. Но, так или иначе, даже отягченная авторитаризмом независимая Беларусь предпочтительнее для мира демократии, чем обширная "инкорпорированная" территория посреди европейского континента. Что же до Лукашенко, то ведь это не навсегда.

И чем больше будут писать и говорить о Беларуси, тем лучше. И ей самой, и всем, кто желает безопасности на Старом континенте. Чем ярче направленный свет, тем меньше вероятность непредсказуемых действий. В нынешней Центрально-Восточной Европе ничто не должно "плохо лежать" - неужели такая простая истина не до всех еще дошла?

НАВЕРХ