Разговор с деканом филфака МГУ Мариной Леонтьевной Ремневой у нас вышел долгий. О Прибалтике как "советской загранице" и о начале 90-х, когда с прибалтов началось бегство национальных республик из СССР... О лояльности, страхе перед начальством и  балтийских языках, без которых не стать русистом-филологом. И еще ... о любви к детективам. Оказывается, специалисты по старославянскому и такое читают!..

От метро "Университет" до филфака идти всего каких-нибудь пять минут. Это мы, иностранцы, привыкли считать что чуть ли не весь Московский универ размещается в знакомой всем по картинкам "высотке".

На самом деле университетский городок на Ленинских горах - это целый город в городе. А легендарный филфак живет в первом гуманитарном корпусе МГУ, построенном в далеком 1970-м году.

Марина Леонтьевна Ремнева среди коллег - личность давно легендарная. Она первый и единственный декан Московского университета, когда-то избранный на высокий пост трудовым коллективом. Невероятно сейчас, но ведь было в начале 90-х годов и такое!..

Между прочим, еще в 1999 году Марина Леонтьевна Ремнева была признана Американским биографическим институтом США одной из выдающихся женщин десятилетия , её биография опубликована в Кембридже в книге «Кто есть кто среди интеллектуалов».

Вклиниться в рабочее расписание декана Ремневой непросто. И до интервью я успеваю рассмотреть памятник поэту Уолт Уитмену перед входом, заглянуть в Центр балтистики и выпить кофе в стильном и вкусном кафе "Филфак".

И еще потолкаться  в приемной декана, где идет оживленная дискуссия на тему: где и нам такой бы такой вот запасец энергии взять, как у Марины Леонтьевны, которая все успевает!..

Марине Леонтьевне, между прочим, слегка за восемьдесят... В разговоре с журналистом русского TVNET тоже не раз повторит: "Знаете, сколько мне лет?.." Знаю, и тем более разделяю восхищение университетских коллег энергией, остроумием, мудростью и бесстрашием любимого декана. 

Марина Ремнева, декан филологического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова - инициатор создания в МГУ Центра балтистики.

ФОТО: Татьяна Одыня/ TVNET

О красных латышских стрелках 

- Хорошее отношение к латышам у Вас из детства. А потом - за годы взрослой жизни - это отношение как-то менялось?..

- Вообще латышей я очень люблю с детства, с тех самых пор, когда в Сибири моя семья с ними дружила. Люблю, что бы не происходило, потому что это из детства… Очень люблю.

Все прибалты, и латыши в частности, ведь у нас были уважаемыми людьми в Советском Союзе!… «Заграницей»!

Если бы еще латышских стрелков не было в 1918 году… Когда-то давно я посмотрела хороший фильм, по-моему, он назывался «Шестое июля». И вот тогда поняла, что не таким уж и триумфальным было шествие советской власти по стране.

Посмотрела я этот фильм, и увидела, как же все зависело от того, приедут вовремя грузовики с латышскими стрелками или не приедут. Больше заступиться за советскую власть было некому...

И - вот же, черт возьми! - они все же приехали... А если учесть, что у меня мама была племянницей миллионщиков, а папа - сыном управляющего имениями графа Олсуфьева…

- … То совсем уж зря, по-Вашему,  латышские стрелки пришли тогда на подмогу советской власти!..

- Да-а!.. Но они все же приехали - а вот зачем, это очень глубокий вопрос. 

- Но были разные точки зрения тогда: мой дед - латыш и социал-демократ - как раз тогда и агитировал в войсках за советскую власть!..

Лояльность: уважение к себе

- Вот я смотрю все эти годы на прибалтов со стороны…

Думаю, из всех этих трех республик наиболее  лояльно по отношению к самим себе ведут себя латыши.

- Интересная мысль: лояльность по отношению к самим себе… Мы ведь чаще лояльности ждем от кого-то… Что Вы имеете в виду?

- Наиболее лояльны по отношению к самим себе - это значит, что латыши не позволяют себе лишнего и всегда сохраняют уважение к себе.

Зачем филологам-русистам балтийские языки?

- Когда  мы решили открывать Балтийский центр на филфаке, были конечно, уже другие мотивы.

Я ведь историк языка,  и поэтому точно понимала, что нормальный филолог, подчеркиваю, историк языка, должен владеть балтийскими языками.

Нельзя быть серьезным филологом-русистом, не зная балтийских языков.

Идея Центра балтистики у нас появилась одиннадцать лет назад. Но практика изучения балтийских языков  возникла в университете еще в конце позапрошлого века. 

Потому что старославянский, общий курс языкознания, историю славянских языков без литовского вообще читать невозможно!..

Мы стремимся сохранять традиции классического университета, как говорили в прошлые века, – имперского университета.

Создание Центра балтистики – это дань  сохранению традиций классического университета.

Только когда я стала читать старославянский язык я поняла, что прав, наверное, был один из ученых, который сказал, что праславянское единство выделилось из южной части балтийских диалектов.

То есть был большой мир языков, были балтийские языки, и из их южной части какой-то выделилось праславянское единство.

- А кто это сказал?

- А вот не знаю, кто это первым сказал… Я прочитала это у Георгия Александровича Хабургаева.  Действительно, если взять массу глагольных форм, дифтонги, проследить происхождение  гласных и сопоставить это с литовским, то  можно объяснять некоторые явления церковнославянского и старославянского языков.
 

На Всероссийском съезде учителей русской словесности. М.Ремнева - в первом ряду, вторая справа.

ФОТО: Фото с сайта МГУ, источник: msu.ru


Балты и славяне: происхождение языков

- Значит, балто-славянские связи, о которых так много говорили у нас в 90-х годах, они совсем даже не искусственно придуманы?

- Нет, это абсолютно не искусственное явление!.. Это исследовалось раньше, но не так активно, как следовало бы, а в 90-е годы интерес к балтистике вырос… 

Пока мы жили все в большом и едином Советском Союзе, кому, скажите, пришло бы в голову изучать всерьез украинский язык и белорусский языки?.. Или учить их именно как иностранный язык ?.. Никому абсолютно…

Только когда разбежались в разные стороны, стали этому уделять внимание.

Перестройка: как это было

 Времена "перестройки" в Латвии, выставка "100 лет истории Риги" на Привокзальной площади. На выставочном снимке - Рига, митинг на набережной.

ФОТО: Ieva Leiniša/LETA

Кстати, и этому разбегу советских республик в разные стороны тоже положили начало вы, прибалты. Помню, был такой момент... Голосовали по важному вопросу и Михаил Сергеевич Горбачев… забыл выключить в президиуме микрофон. 

- Это Вы рассказываете про начало перестройки - Первый съезд народных депутатов, да?

- Да, мы же тогда все смотрели и все слушали, миллионы телезрителей за трансляциями со съезда следили.

Голосовали, если не ошибаюсь, за то, считать ли 1940-ой год добровольным присоединением Прибалтики или захватом…

И был такой момент: Михаилу Сергеевичу говорят, что «за» проголосовали все, кроме прибалтов…

Горбачев в ответ говорит: подумаешь, каких-то пятьдесят прибалтов… А микрофон-то включен и это слышно на весь зал!..

Это была совершенно трагическая  телевизионная картина -  по красным дорожкам тянутся к выходу черные ряды людей… Это прибалты уходят, кто-то из демократов с ними, а следом бежит Старовойтова, она где-то в стороне от них сидела…

И вот я тогда мужу, с которым мы вместе смотрели телевизор, сказала: «Все, Олег, они уже больше не вернутся. И Советскому Союзу не быть…»

Это была настоящая трагедия…

Мы, как советская "заграница"

Все-таки отношение в России тогда к Прибалтике было особым. У людей могло не быть особого отношения к Украине, никакого отношения к Белоруссии - они ведь свои

Могло не быть особенного отношения к Средней Азии  - ну есть Средняя Азия, и есть…
А вы у нас были красой и гордостью – «заграницей».

- …Западной витриной Советского Союза была Прибалтика, говорят…

- Западной витриной… Красой и гордостью!.. Мы к вам ездили, чтобы прислониться к высокой культуре, культуре быта.

- Ну, тогда все мы друг к другу ездили, страна-то была одна…

- И все равно восприятие Прибалтики было особое.
 

Думаю, что ни к латышам, ни к литовцам и эстонцам никто и никогда уже не будет относиться так, как простой советский человек эпохи Советского Союза. С таким пиететом!..

В разговор вступает Ольга Владимировна Синёва, руководитель Центра балтистики МГУ и преподаватель литовского языка:

Ольга Синёва, преподаватель МГУ и руководитель Центра балтистики МГУ им. М.В. Ломоносова

ФОТО: Татьяна Одыня/ TVNET

- Мне очень запомнились слова бывшего посла Латвии в России Астры Курме.  Уже к концу ее работы в Москве, познакомившись с интеллигенцией и поездив по России, она как-то сказала:

«Знаете, я поняла, что у вас здесь был другой Советский Союз, не такой, каким мы, латыши, его видели и воспринимали. Прежний уклад у нас все-таки больше сохранился….».

Меня эти ее слова потрясли. Все-таки в Латвии и в Литве власть и система советская переживалась не так, как в России…

Разговор о власти: должность и долг

Марина Леонтьевна Ремнева:

- Да мы власть-то не воспринимали никак! Вот я была секретарем бюро комсомольского комитета филологического факультета в 1962 или 1963 году…

Вы думаете, мы думали когда-то о таких постах власти?.. Думаете, я сейчас это (М.Л. кивает в сторону своего деканского кресла)… воспринимаю как власть?..

- А как? Как несчастье, как неизбежность?..

- Это даже не несчастье, а вечный долг: я вечно кому-то что-то должна. Мне пора уходить, пора перестать за все это отвечать… Но как был дежурный по апрелю, так и я - вечная дежурная по факультету.

И я не ухожу только потому, чтобы сюда не посадили кого-то, кого не надо. Иногда говорю: пора уходить, вы вообще знаете, сколько мне лет?.. А мне в ответ:  Вы, Мария Леонтьевна, человек без возраста…

Пока здесь служу я, мне бояться уже нечего, у меня возраст такой. Скинут меня с этой работы или не скинут, у меня есть дом, две кошки, сын, внучка, у меня все ОК, ну и пусть меня скинут. Страха нет.

Единственное, чего я боюсь, это,  что обижу кого-то, кто ходит здесь по филфаковским коридорам: а этого мне делать нельзя. Потому что я первый декан - и единственный, кстати, - который был избран не советом, не ректором, а коллективом. Коллектив меня выбирал.

- Это же был 1991-й год?.. Всех, кого коллективы тогда выбирали давно уже с руководящих должностей временем «смыло», им на смену пришли эффективные менеджеры.

- Да… А тогда на должность декана четыре претендента было - три мужика и одна я.

- И Вы ведь еще и первая женщина-декан в истории Московского университета? Так?

- Да, я первая женщина-декан. Понимаете, мы девять раз собирались на собрание, чтобы проголосовать, потому что, когда последний раз проголосовали, выяснилось, что мне не хватает до 3/4 голосов еще … семи тысячных…

Ельцину-то тогда надо было набрать  всего половину. А у нас снова собралось собрание. И столько сразу на меня свалилось, когда избрали, что я впала в депрессию.  Я же не собиралась становиться деканом.

- А как так случилось,  что стали?..

- Вот в этом самом кабинете сидели…  И  я у декана Ивана Федоровича Волкова, моего предшественника, спросила: кого будем делать деканом? И он мне сказал: «Вас!» Говорю: «Да Вы что, Иван Федорович!.. У меня ребенок не слишком еще выросший…»

Тогда он назвал другую кандидатуру, совсем нам не подходящую. Тут уж я сказала: «Э, нет. Тогда  уж лучше меня!..»

- Скажите, чтобы быть сегодня деканом филологического факультета МГУ, какое главное качество человеку требуется?

- Отсутствие страха перед начальством. Мой возраст и мое 27-летнее служение на этом посту позволяют мне ничего не бояться.

- А у Вас это отсутствие страха - приобретенное качество? Когда Вы только сели в это кресло, чего Вы боялись?..

- Боялась, что не сделаю того, что нужно коллективу. А страха перед начальством у меня никогда не было, потому что я никогда не держалась ни за одну должность. Я этих должностей не искала, они сами меня находили…

Секретарем комсомольским меня сделали случайно. Замдекана по учебной работе я тоже стала совсем для себя неожиданно… Позвонил тот же Иван Федорович Волков, сказал: «Я тебя избираю замдекана по учебной работе!»

Я говорю: «Иван Федорович, да я не могу, у меня ребенку три года!.. Вы что, с ума сошли!..» Он отвечает: «Ладно, потом поговорим…» А еще через несколько дней снова звонит: «Ну, поздравляю, тебя партком утвердил!..» 

А еще раньше  так же неожиданно для себя я стала зав. кафедрой по русскому языку как иностранному… Там все на кафедре были старше меня, и я ничего не понимала в русском языке как иностранном. В русском языке - понимала, в истории языка - понимала, а в специфике этой работы - совсем ничего!..

Став деканом, я очень многого позволить себе не могла именно потому, что меня избрал коллектив. Машины с персональным шофером, например.

Но зато у нас  на филфаке было и то, чего на других факультетах не было. Много лет подряд все наши сотрудники каждый год в подмосковный дом отдыха ездили  за счет факультета, все 400 человек за год там могли отдохнуть.

Диссертация, написанная тайно

- Хорошо, но ведь административная работа отнимает массу сил и времени. Когда же  было заниматься наукой? А я посмотрела - у Вас очень внушительный список научных публикаций. Говорят, Вы свою диссертацию чуть ли не тайно от всех писали…

- Не то, чтобы тайно… Я была тогда замдекана по учебной работе. И Иван Федорович, узнав, что по вечерам я еще и в «Ленинке» пропадаю  спросил, зачем я это делаю, ведь у меня и без того много работы.

Честно сказала, что боюсь: как бы мне, после этой должности, не броситься в интриги, если заняться нечем. Случалось такое с некоторыми предшественниками… Вот потому я и занимаюсь делом.

«Но Вы собираетесь защищать диссертацию?!..» Честно сказала: «Пока не знаю, что из этого выйдет…» Знаете, я ведь не хотела быть доктором, не хотела быть профессором, мне все это было неинтересно. Но я напала на тему!..  И тема мне подсказала подход, метод исследования.

Потому что когда просеиваешь письменный текст памятника через сито четких критериев, то тут уж - либо направо, как текст старославянский, либо - налево, как древнерусский. Или же откладываешь - как смесь норм старославянских и древнерусских.

Вот когда я сквозь такое сито пропустила один текст-памятник - было интересно, когда два - очень интересно. А когда все двести сорок…Тогда оказалось, что я права!..

Все считают, что у русского глагола была раньше сложная система времен - как в старославянском языке. А все  мои данные свидетельствуют, что нет, не было… Была только простая форма на «л» (делал, бегал, смотрел, читал) плюс были простые формы настоящего и будущего времени.

... Ну а дальше наш разговор уходит в глубины филологической науки, и я вообще перестаю что-либо понимать… Потому что мне, как и многим еще дилетантам и неучам не очень-то и понятно, почему так важны сегодня все эти интимные подробности из жизни старых русских глаголов прошедшего времени, что некогда были в ходу на Руси...

Тут Ольга Владимировна Синева приходит мне на помощь и объясняет: потому-то все это и важно, что сходства и различия языков доказывают, в том числе  и балто-славянское единство - и в истории языков, и в менталитете народов. Потому что сколько политики вокруг этого ни разводи, а если языковые формы, способы категоризации мира одинаковые, значит, и мышление народов близкое…

Марина Леонтьевна Ремнева:

- Знаете, у нас тут белорусы были - ректор и деканы из госуниверситета. И на встрече наш историк им говорит: «Ну, мы же с вами - один язык, один народ…»  А мне ректор слова еще не давал. Сижу и думаю: что же он такое говорит, что делает-то!..

Встреча в МГУ с ректорами вузов республики Беларусь. Выступает ректор МГУ В.А.Садовничий, слева от него - М.Л. Ремнева

ФОТО: Фото: сайт МГУ, источник: msu.ru

Дело в том, что  я, между прочим, смотрю все эти политические шоу по телевизору и очень хорошо знаю, как украинцы реагируют, когда им говорят это самое «один язык - один народ»…

Но если в ХIХ веке было малороссийское наречие, то белорусский-то язык уже существовал, и книжки о нем писали уже в конце ХIХ века.

И когда ректор ко мне обратился: «Вы, как филолог, теперь, пожалуйста скажите…». Тут я должна была возразить: «Извините, но тут мой исторический коллега неправильно сказал. Мне, конечно, очень обидно, но все-таки мы с вами два разных народа, и у нас два разных языка».

Но думаю, прав был Михаил Задорнов, когда говорил, что Россия может жить спокойно, пока у нее на западе есть большой партизанский отряд во главе с батькой Лукашенко. Вот так я развлекала наших белорусских деканов и ректора. Оживились мои бяларусы, поняли, что я их в обиду не дам. Они-то в гостях, неудобно самим возражать… защищаться…

- В науке сегодня нужна смелость? Например, гуманитариям?

- Нужна!.. Еще как нужна и в серьезных вопросах, и по мелочам… Даже на то, с чем я выступила в своей докторской диссертации, нужна была смелость. Пусть даже со мной никто и не согласился…  Недаром же я на защите прошла  большинством всего в один голос. Теперь моя работа на эту же тему на английском языке в журнале «Stephanos» должна скоро выйти.

- Скажите, пожалуйста, а после всей этой огромной работы остались у вас любимые места и страницы - из просеянных сквозь сито анализа текстов?

- Вы знаете, я очень люблю сцену бегства князя Игоря с помощью половца Овлура в «Слове о полку Игореве».

Дело в том, что ни один князь в те времена не имел права так себя вести. Он должен был либо победить, либо стоически принять смерть. А получить помощь врага и при этом сбежать… А ведь Игоря еще и встречают колокола Киева…

Знаете, это было начало новой литературы и нового мировоззрения, когда мученичество уже не становится обязательной нормой, когда оказывается, что для пользы дела можно поступиться какими-то установками, правилами и законами.

И мне это понравилось не потому, что человек готов там идти на компромисс, и это уже хорошо.. Нет, это не есть хорошо. Но хорошо, что в древне-русской литературе конца ХII века возникла эта идея - и гуманистическая, и понижающая немного требовательность канонической церкви, утверждая, что можно и так…

- Есть какие-то предложения у Вас коллегам из нашего Латвийского университета? 

- Давайте я приеду к вам на филфак и прочитаю лекцию про систему глагольных форм прошедших времен? А могу просто рассказать про Кирилла и Мефодия. Почему бы нам не установить какие-то новые научные контакты?

- Спасибо.

P.S. Кстати, оказалось, что контакты у Центра балтистики МГУ имени М.В. Ломоносова с Латвийским университетом уже есть. В мае с циклом лекций на филфаке выступал профессор ЛУ Игорь Кошкинс. Так что очень может быть, что скоро последует и ответный визит.

"А где же тут "про детективы?.." - может спросить внимательный читатель, дочитав до конца. А вот это как раз страшная тайна. Марина Леонтьевна призналась, что в минуты досуга очень любит детективы,  смотрит, бывает, и сериал про сыщика Пуаро.

Ничто человеческое ведь филологам тоже не чуждо.