"Кто посмотрит в глаза нашей приемной дочери и скажет "прости"?
Честный рассказ о "Системе"

ФОТО: depositphotos.com

Все мы знаем, что детдом - это плохо, и детям там плохо, но представляем ли мы, что именно значит это "плохо" в реалиях Латвии? Элина Батарага в своем блоге Manas Debesis ("Мое Небо") делится тем, какие последствия "Системы" она наблюдает каждый день, воспитывая приемную девочку восьми лет "с особыми потребностями". 

Их зовут Элина и Сандрис, в их семье растет четырехлетняя дочь Ханна, почти трехлетний Виктор, который находится у них на попечении, и девятилетняя "особенная" приемная дочь.

В своем блоге Элина рассказывает о том, что видит, чувствует и думает, воспитывая детей, сломанных "Системой".

"Люди действительно не догадываются, что на самом деле происходит в нашей стране... Все так запущено. Это принимается как норма. К сожалению...", - говорит Элина.

"Я пишу потому, что в публичном пространстве на эту тему говорят так красиво и забывают, что в реальности есть и другая сторона. Забывают сказать, что любая принимающая семья сталкивается с огромными трудностями, каждый ребенок, оставшийся без родительской заботы, испытывает внутреннюю боль.

И еще - в обществе так много иллюзий о том, что теряет ребенок и что приобретает в детском доме. В нашей стране многое не приведено в порядок", - поделилась она.

В начале ноября ее откровенный рассказ "Наша приемная дочь - мой самый большой вызов" всколыхнул латышские СМИ.

С разрешения Элины в четвертый Адвент Русский TVNET предлагает ключевые моменты признаний мамы, столкнувшейся с последствиями "воспитания" детей в детдомах Латвии.

На момент публикации девочка провела в семье год.

Что было самым сложным за это время?

По признанию Элины, за проведенное время вместе самым сложным оказались не "особые" потребности дочери, ее диагнозы и неразвитая речь, а нечто совершенно иное. 

"Что же было самым сложным? Институциональное насилие, которое сломало нашу приемную дочь как человека. Она разорвана в клочья, как-то собрана назад в кучку и передана нам.

Что дальше? Воспитываем, как умеем, ищем объяснения ее поведению, восприятию и в целом взгляду на жизнь", - начала свой рассказ Элина.

Ниже мы приводим частичный перевод на русский язык блога Элины "Наша приемная дочь - мой самый большой вызов".

Границы 

Наша приемная дочь пришла в нашу семью, не осознавая границ с окружающими. Она старалась прикоснуться к каждому, садилась к каждому на колени, трогала, лицом лезла в лица других... Я видела лица наших друзей и знакомых, которые говорили о том, как им неописуемо неловко, но я это игнорировала.

Или была другая крайность, когда на нее смотрели как на "бедного больного ребеночка", который ТАК сильно "болен"!!! И, конечно, нашей дочери большего и не надо было. Она наслаждалась ролью жертвы, использовала для своих потребностей и очень хорошо этим манипулировала.

Это созданная ранее тактика выживания. И мне сначала это оказалось таким милым, потому что я воспринимала это как сердечность, открытость и чистоту, которой в современном мире нет. 

Почему она не соблюдала границ? Потому что у нее нарушена привязанность. То, что появляется у каждого ребенка в первый период жизни, находясь в тесной связи с родителями.

Поэтому дети, растущие в здоровых семьях, не начнут говорить с чужими, а если кто-то заговорит с ними - посмотрят на маму или папу, чтобы убедиться, безопасно ли это.

Что сделала эта нарушенная привязанность с нашей дочерью? Начнем с того, что она с легкостью может стать жертвой насилия. Ее действительно каждый может подманить к себе. Поэтому мы запретили ей трогать чужих и вступать с ними в беседу. Конечно, это не всегда работает. 

В первые месяцы она могла залезть на колени к каждому, каждого потрогать, в магазине подойти к любому мужчине, взять за руку и спросить, что он делает. Она вешалась на шею каждому - врачу, официанту, первому встречному на улице и т.д. (...)

Сейчас она уже не садится ко всем на колени и не старается обнять. Огромная победа! Но бывает, что она начинает разговор с посторонними. Например, в кафе она спросила чужого мужчину: "Что ты делаешь? Где ты был?".

Конечно, людям кажется, что это очень мило, но на самом деле это детская травма, которая может привести к очень тяжелым последствиям в ближайшем или далеком будущем. 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

A post shared by Elīna Bataraga (@elinabataraga) on

"Эй" и "Что"

Ее форма обращения была "эй!". Всегда! Бесконечное количество раз подряд, на протяжении всего дня. С первого момента к нам она обращалась как к маме и папе, и "эй!". Все просто - она не могла запомнить наши имена.

Она считала, что всех водителей зовут так, как звали водителя автобуса в детдоме.

Была уверена, что все мужчины - это папа, а женщины - мама. Так она обращалась к ним в магазине, на улице. Она знала, что это не ее мама и папа, но как-то же надо назвать.

Ей все еще сложно запоминать имена. Но теперь она знает, что у каждого есть имя. Она знает, что имена у водителей разные. Находясь в больнице, она неустанно спрашивает у медиков, как их зовут.

Ее первой реакцией на любой вопрос, указание, рассказ было "Что?". Абсолютно не углубляясь в то, о чем говорится. Так мы решили, что у нее, наверное, плохой слух. Но это не подтвердилось. Просто привычка не слышать. 

И эти коммуникативные привычки пропали в течение месяца. Потому что мы объяснили и рассказали. 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

A post shared by Elīna Bataraga (@elinabataraga) on

Никого понимания об уходе за собой

Когда она пришла к нам - я помогала ей принимать душ, мыла ей голову, чистила зубы, расчесывала ее, приносила обувь, зашнуровывала и т.д. Если коротко - это был ребенок, о котором необходимо заботиться. 

Она не умела элементарных вещей. И все еще учится. И мы не могли научить всему и сразу, потому что ежедневно она испытывала невероятную нагрузку. Она иногда просто "зависала".

Усталость от наших будней была неописуемой. Я предполагаю, что это всем знакомое чувство, когда вы переутомились, с вами кто-то говорит, но все сказанное уходит в никуда. Такими были будни нашей девочки. 

Поэтому первые три месяца мы позволили ей просто быть. Со временем я начала ее учить, как за собой ухаживать.

Первое самостоятельное посещение душа было очень громким.

Я стояла рядом и говорила: сейчас ты все сделаешь одна, я расскажу. Реакция была на тот момент обычной - она стояла под душем и очень громко рыдала.

Я закрыла душевую занавеску, сказала, что она сама должна помыть голову. Выходя из ванной, я слышала, что рыдание становилось сильнее, сильнее, а потом прекратилось.

Я не мешала. Через некоторое время она вышла из душа с огромной улыбкой и спросила: "Я большая девочка, правда?".

Так мы учились всему. (...) Она не умела пользоваться зеркалом. Когда я говорила, что необходимо расчесаться, посмотреть в зеркало, "она не могла сложить это вместе". 

Понадобилось время, чтобы она научилась закалывать волосы. Самой простой заколкой. Которая гнется в одну сторону, когда открывается, и в другую - когда закрывается. Она училась ее закрывать двумя руками, и у нее не получалось.

Потребовался как минимум месяц стараний. Каждый день. Иногда это занимало минут 20. Теперь это простой щелк, даже не смотрясь в зеркало. 

Она абсолютно не умела о себе позаботиться. Даже в таких мелочах, как оттопыренное ухо. Сначала она носила очки так, что одно ухо было чуть оттопырено от дужки. Это же больно. Надо было ей говорить, чтобы поправила очки, пока я не спросила - не больно ли? Оказалось, больно.

Невероятно, что она готова терпеть все, что с ней делают, и даже не показывать никакого сопротивления.

И так мы учились всему. Даже как пользоваться туалетной бумагой... 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Lieliska vieta meditācijai! ❤❤❤ #audžumeita #natureishealing

A post shared by Elīna Bataraga (@elinabataraga) on

Ориентация в пространстве

Ее школа находилась рядом с детдомом. Буквально в двух-трех минутах ходьбы, Когда она к нам пришла, все время спрашивала, школы ли дома, расположенные рядом.

Для нее это была абсолютная ассоциация, что место жительства расположено рядом со школой. Ей понадобилось время, чтобы понять, что рядом живут люди, а ее школа теперь "далеко". 

Мы обеспокоились ее способностями восприятия, когда два месяца ходили к одним и тем же специалистам в одном и том же здании, в одни и те же кабинеты. Но все два месяца она брела по коридорам так, словно впервые.

Мы каждый раз говорили: сейчас идем туда, следим за стрелочкой. И ничего. И однажды мы сказали: "Тебе надо смотреть, куда ты идешь!!!". И случился какой-то щелк. Она наконец шла сама, потому что знала, куда. 

Что я об этом думаю? Что если ребенок привык, что он ничего не решает, что он не может показывать чувства и эмоции, он становится словно мебель.

Закрывает свои чувства, потому что тяжело снова и снова понимать, что всем все равно. Он становится мебелью, которой распоряжаются другие. Куда поставят, там и будет.

Несколько раз в год выехать с ограниченной территории - это не позволяет ребенку увидеть картину целиком и создать здоровое восприятие мира.

Теперь огромную радость доставляет то, что она понимает, что есть Рига, Италия, Швеция, школа в плане расстояния. 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Mūsu ģimenes vīrieši ir ļoti atbildīgi un gādīgi! ❤💃 #justlovethis

A post shared by Elīna Bataraga (@elinabataraga) on

Еда

Когда я была в детдоме, сотрудница не скрывала, что то, как едят дети, вызывает у нее отвращение. Так ужасно не было. 

Когда у нас появилась приемная дочь, я пыталась понять, почему еда не всегда попадает в рот и рот грязный, а одежда в пятнах. И стала наблюдать и заметила, что она не умеет держать столовые приборы, она подносит еду "через щеку", со стороны, а не спереди, посреди губ.

Это тяжело описать, потому что я никогда не видела ничего подобного в исполнении настолько взрослого ребенка. Стоит признать, что вообще никогда не видела. 

Например, вы можете себе представить, что ребенок ест, волосы во рту вместе с едой, и у него нет никакой реакции? Продолжается спокойное  пережевывание. 

А кому придет в голову класть в рот хлеб вертикально? Мое объяснение - ребенок плохо видит, а очки не носит. Как ребенок чему-то учится? Обычно наблюдая за окружающими. Но если у ребенка с плохим зрением нет возможности видеть других и никто ничего не объясняет, что получится?

Вместо этого над детьми смеялись и унижали за то, как они едят. В моем присутствии, кстати. 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Bērnu aizsardzības diena... Paldies Kapseļu ielas bērnunama direktorei Ilzei par šo lielisko dienu, kas atkal uzjundī emocijas, liek asarām sariesties un sevī atmodināt trauslo cilvēku. Ikvienam ir jāsaprot, ka visi bērni vispirms ir tikai bērni. Lai vai kāds būtu viņu fiziskais, garīgais, psiholoģiskais stāvoklis - visi bērni vēlas būt laimīgi, drošībā un mīlestībā. ❤❤❤ Tik vien. Un tajā pašā laikā - tik daudz! Mēs šo dienu svinam šādi. Dabā dziedējot gūtās rētas, smejoties skaļā balsī un atlaižot visu negatīvo... Un vēl tāls ceļš ejams... Bet katrs solis ir tā vērts!!! #audžubērni #audžuģimene #fostercare #fosterfamily #allkidsdeserveachance

A post shared by Elīna Bataraga (@elinabataraga) on

Она становится красивой 

Когда я впервые встретила нашу приемную дочь... стыдно признаться, но я подумала: все дети не могу быть красивыми! Сине-белая кожа, словно немного отекшая, одетая как попало, стрижка "блюдце", когда смеялась, у нее не менялось выражение лица, только исходил звук изо рта, напоминающий смех.

Теперь приятно смотреть на фотографии, на которых можно увидеть медленные изменения. Так приятно слышать от других, что "она наконец похожа на девочку", "стала красивой", "больше не выглядит больной" и т. д.

Да, она теперь совсем другой ребенок. Волосы отросли, теперь она физически более развита, что отражается и на ее внешнем виде. 

Когда она появилась у нас, она была белая как мел. Подумали, Белоснежка. Темные волосы и белоснежная кожа. Как оказалось, у нее самая темная кожа в нашей семье.

Она из тех детей, которые очень быстро загорают, и загар держится очень долго. У нее смуглый - коричневый - тип кожи!!! Кто бы мог подумать?!

Теперь вопрос - видел ли этот ребенок солнце? Наверное, видел.. Только вот сколько раз и как часто?

Что она умеет? 

Несмотря на то, что в этом ребенке многое запущено, я могу отметить то, что она умеет очень хорошо. Во-первых, она умеет очень хорошо заправлять кровать. Так, что идеально! Нехарактерно, я бы даже сказала. Это же так удобно, правда?

И еще кое что... Она знает очень много латышских песен. Мне иногда кажется, что ей знаком абсолютно весь репертуар латышской музыки.

Поэтому я уверена: что бы там ни происходило, по крайней мере один сотрудник выполнял свои обязанности с полной самоотдачей! Спасибо!

Интеллект 

Все, что случилось и не случилось с нашей приемной дочерью, "списывается" на ее диагнозы. И это ТАК легко, ведь можно ничего не делать, правда?

Когда мне рассказывали о ее потенциале, недвусмысленно поясняли, что лучше не станет... Что, конечно, было полной противоположностью нашему мнению. 

И так, будучи дома, мы наконец поняли, какими были навыки. Цвета не знала, буквы - хоть и в описании было сказано, что знает, - не знала! Может, одну, две. Цифры - совсем нет.

Не умела провести линию. Например, я после двух месяцев пробовала показать ей, как написать 1. Это было невозможно. Этого не произошло. Она не могла провести прямую линию. 

А теперь она узнает буквы, пишет их и проводит длинные и прямые линии. И делает много-много чего другого. Нет, она не знает всех букв, и она еще не усвоила весь материал первого класса, но самое главное - она воспринимает новое. 

И сообщение для тех, кто говорил, что "лучше не станет": становится! Само собой! Без больших усилий с нашей стороны. И знаете, почему? Потому что она умная, способная девочка, у которой сейчас есть возможность учиться тому, что кажется ей интересным. 

Когда я гостила в детдоме, мне показывали распечатанные из Интернета елочки, разрисованную моей дочерью. Мазня на самом деле, что-то похожее на работу 1-2-летнего ребенка. И все, что было нужно, - быть рядом и объяснять, что делать. Разговоры. Внимание. Человеческое отношение. И теперь разукрашки нашей дочери совсем не напоминают мазню. 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Kā lai šo sajūtu noraksturoju... Īsumā - man "brauc jumts". Šo tik ilgi gaidījām, un tagad nezinu, kur rast mieru. #operācija Rīt. Diena, kad mēs dosimies uz BKUS, lai sagatavotos ceturtdien plānotajai audžumeitas operācijai. Ko tas nozīmē? 101 jautājumu un neziņu.  Vispirms tas ir - kā noorganizēt laiku, kamēr būsim slimnīcā. Ar Hannu vienojāmies - bērnudārzs jāapmeklē katru dienu, visu dienu. Mūsu Viktors pa dienu būs ar cilvēkiem, kuri ir iekarojuši viņa uzticību. Paldies manai lieliskajai ģimenei! ❤❤❤ Bet es nekad neesmu bijusi prom no bērniem uz tik ilgu laiku... 🙈 Kas būs nepieciešams audžumeitai laikā pēc operācijas? Šobrīd varu tikai minēt... Kāda būs pašsajūta? Kā pārcietīs sāpes? Kā pusotru mēnesi tiks galā ar ieģipsētām kājām? Kā tiksim mājās? Kā mainīsies mūsu ikdiena? Kā tas ietekmēs mazos bērnus? Kā noturēt iekšējo līdzsvaru? Un vēl, vēl, vēl... Bet pats svarīgākais šobrīd - saņemt rītdien akceptu, ka ķirurģiskā iejaukšanās ir atļauta. Un tad - lai atiešana būtu bez komplikācijām. Un tad - noturēties pusotru mēnesi. Tad - iemācīties staigāt... Un tad - viss pārējais... Iekšas trīc. Nevaru... Zinu, ka domām ir liels spēks - domājiet labas domas! Šī meitene ir pelnījusi beidzot skriet un staigāt bez sāpēm! 🙏🙏🙏 #audžumeita #audžuģimene #laikspārmaiņām #pārmaiņulaiks #bkus #sistēmasbērni #fosterfamily #fosterkids #fostercare

A post shared by Elīna Bataraga (@elinabataraga) on

Состояние здоровья 

Состояние здоровье очень запущено. У нашей дочери деформированы ноги, как я подозреваю, с рождения, но что было сделано?

В детдоме с ней работал физиотерапевт. Но... что это за физиотерапевт, который так "профессионален", чтобы не понять, что здесь необходимо хирургическое вмешательство? 

Все чрезмерно запущено - я слышала это от нескольких врачей. И теперь мы боремся с последствиями. Включая операцию на ногу, которая прошла в октябре, с тяжелыми и необратимыми последствиями. И у меня вопрос:

кто заплатит за эту халатность? Кто-то же должен ответить? Кто посмотрит в глаза нашей приемной дочери и скажет: прости, но из-за меня тебе не предоставили доступную на сегодня медицинскую помощь? 

В любом случае - когда мы справимся с нынешним положением дел, я буду говорить о том, чем пожертвовала наша девочка, потому что кому-то было лень сделать что-то на пользу дела!

А она пожертвовала слишком многим!!! И она не единственный ребенок. К сожалению, есть и еще более суровые истории о том, что "Система" отняла у этих детей. 

...

Да, это все очень тяжело. Но важно помнить, что наша приемная дочь так сформирована, так обучена, это она видела вокруг себя. Это нездоровый жизненный опыт, который не позволил бы ей в будущем стать той частью общества, которую принимают. С таким представлением о жизни, ценностями она бы никогда не стала счастливой, полноценной личностью. И мы еще и сейчас не знаем, произойдет ли это. Многое уже упущено... 8 лет жизни! Мы можем только надеяться и делать все возможное...  

***

Это лишь отрывок из откровенного послания Элины латвийскому обществу. Полную версию и другие не менее честные блоги мамы, воспитывающей детей "Системы", читайте на www.manasdebesis.lv.

***

В канун Рождества хочется лишь пожелать, чтобы каждый ребенок рос в семье и никогда не проходил через все то, о чем мы сегодня рассказали. Теплых праздников! 

НАВЕРХ