Игорь Ященко – 53-летний предприниматель в области стоматологии с широким кругом знакомых в зубоврачебном деле. Невысокий, лысый, атлетично сложенный, энергичный, в разводе, есть двое детей. В 2014 году, с началом войны, Игорь понял, что украинская армия нуждается в помощи. Но как он мог помочь, ведь силы уже не те? И он решил помочь так, как у него получается лучше всего – предоставил солдатам стоматологические услуги.

В украинской армии армейских зубных врачей почитают за особый сорт людей. Они кардинально отличаются от гражданских врачей. Можно сказать, что единственная функция армейского зубного врача – вырывать зубы. Нет зуба, нет проблем. В советской военной медицине пациент воспринимался как потенциальный симулянт, поэтому власти не видели смысла обеспечивать комфортные условия в лазаретах. И военным нескольких поколений советская военная медицина, в том числе методы зубных врачей, врезались в память как нечто очень неприятное.

Летом 2015 года, когда, несмотря на второе мировое соглашение в Минске, война на Донбассе продолжилась, Игорь с товарищами купили старенький стоматологический трейлер и переоборудовали его современным оборудованием.

Он планировал доставить ее на фронт и передать в распоряжение армейских врачей. Однако, в конце концов поняв, что способ работы военных дантистов не изменится, передумал дарить им трейлер.

На смену этой пришла другая, более масштабная идея - привлечь и доставить на фронт лучших зубных врачей страны для оказания помощи солдатам.

Игорь создал в сети Facebook группу единомышленников, и там призвал откликнуться тех врачей, кто хочет оказать помощь. Он лично уговаривал врачей и укомплектовал первую экспедицию на фронт, с которой объехал несколько батальонов. Так было положено начало проекту "Ukrop Dental" — кампании по бескорыстной помощи солдатам, которая продолжается по сей день.

ФОТО: Jānis Vingris/TVNET

Люди помогли обеспечить "Uкrоp Dental" необходимым количеством материалов и финансовыми ресурсами, большой проблемой по-прежнему остается привлечение хороших врачей, это требует не только финансовых вложений, но и временных.

Чтобы добраться до Восточной Украины и заменить на станции коллег, специалисты часто на время закрывают свои стоматологические кабинеты.

Теперь, в конце 2018 года, организация Игоря включает в себя шесть передвижных зубоврачебных кабинетов, из которых три расположены в больших трейлерах и три — в приспособленных под них микроавтобусах Sprinter Mercedes. В свою очередь, в стратегически важном месте — на перекрестке, где много пострадавших населенных пунктов — Авдеевка, Маринка и другие горячие точки — Игорь создал стационарный зубоврачебный штаб Uкrоp Dental.

Двухэтажное здание, бывший дом отдыха компании по очистке воды, теперь стал местом, через которое проходит непрерывный поток солдат, одетых в камуфляж — они прибывают из окопов на армейских автомашинах. В приемной они сидят в бахилах поверх грязных сапог и ждут своей очереди у зубного врача. На втором этаже здания расположены два спальных помещения с двухэтажными кроватями, здесь попеременно ночуют стоматологи из разных регионов Украины, которые на несколько дней прибывают в штаб — врачи, имплантологи, анестезиологи и другие волонтеры.

Спрос на их помощь огромен. До лета 2018 года они помогли вылечить зубы уже 30 тысячам пациентов. В проекте приняли участие 200 зубных врачей.

Команда имплантологов и анестезиологов установила своеобразный рекорд, в течение двух дней имплантировав 78 зубов 38 пациентам.

Первыми – рано утром – к зубному записываются солдаты, прибывающие из окопов: они должны до темноты успеть вернуться на свои позиции. Потому что с наступлением темноты обычно начинаются перестрелки, во время которых на улице находиться опасно.

Понятно, что наследство, оставленное советскими стоматологами, до сих пор тревожит умы военнослужащих.

Мысли о зубных врачах приводят в дрожь многих солдат, закаленных в боях. Чтобы помочь пациентам расслабиться в кресле зубного врача, Игорь создал особую коллекцию смешных шапок.

Врач в шапке волка или Шрека, или другого сказочного персонажа, сверлящий зубы застывшим от страха солдатам в камуфляже — смотрится это довольно забавно.

ФОТО: Jānis Vingris/TVNET

Компания по очистке воды, которая теперь после оккупации находится в занятом сепаратистами Донецке, покрывает расходы на потребление электроэнергии и воды. 

Мебель для стоматологического кабинета пожертвовало мебельное предприятие, стоматологические инструменты тоже были подарены или приобретены на деньги жертвователей.

Когда Игорь занял здание, его нужно было в первую очередь освободить от мин. В доме были разбиты окна, на стенах – следы снарядов, а сам дом захвачен крысами.

- Когда закончится война, дом останется в хорошем состоянии. В выигрыше будут и сами владельцы, – говорит Игорь.

В этом помещении штаб находится уже четыре года. Стены кухни украшены отпечатками ладоней участников проекта и многочисленных гостей в память о проведенном здесь времени. Большую помощь в благоустройстве и налаживании быта оказали другие волонтерские группы как из Украины, так и из-за рубежа, вот, например, всю посуду прислали из Люксембурга. Здание, дворы, ворота и транспортные средства "Uкrоp Dental" украшают разные рисунки, карикатуры, надписи, таблички...

ФОТО: Jānis Vingris/TVNET

Пароль – Путин...

Помощь зубных врачей доступна и местным жителям, которые часто гостят в этом штабе. Но пациент должен назвать пароль. Пароль в окрестностях, да и по всей Украине хорошо известен, но если человек, которому нужна помощь его не знает, первую часть пароля ему сообщат – "Путин". Не надо быть сильно одаренным, чтобы понять, что вторая часть пароля – "ху..ло". Рядом Авдеевка — город, в котором около 85% населения являются прокремлевски настроенными сторонниками сепаратистов.

Игорь не имеет ни малейшего желания помогать сепаратистски настроенным гражданам. Если между пациентами попадается сепаратист, он собственными губами должен произнести "Путин ху..ло". 

Игорь забавляется, вспоминая какого-то старика, который бывал в этом доме целых шесть раз, но так и не смог произнести пароль, он так и остался без помощи зубных врачей. Старик разными способами пытался увильнуть, говорил, что в принципе не ругается матом, но нет пароля, нет и бесплатной помощи.

Битва на радиоволнах

На втором этаже рядом с комнатой для приезжих зубных врачей находится спальня Игоря. Там на расстоянии вытянутой руки от кровати располагается еще один проект - студия радиостанции "Trizub FM". Эта радиостанция – вызов одной группы волонтеров - "Обьединение волонтеров Запорожья" российской информационной войне.

Из комнатки, где кроме студийного оборудования и кровати хватает места только для личных вещей Игоря, радио вещает на ближайшие 70 км – передает украинскую музыку, новости и интервью со знаменитостями – украинскими патриотами.

Этого расстояния достаточно для того, чтобы достичь Донецка с его миллионным населением — крупнейшего в Восточной Украине города, контролируемого сепаратистами.

"Еще не все потеряно", - говорит Игорь, когда в студии раздаются звонки из Донецка с просьбой поставить патриотические украинские песни.

ФОТО: Jānis Vingris/TVNET

Радио "Trizub FM" появилось в 2016 году, когда после визита к солдатам Игорь заметил, что они слушают российские радиостанции.

По всей длине фронта тогда не было ни одного украинского телеканала и радиостанции.

Изучив эфир, Игорь узнал, что местные жители, в том числе украинские солдаты имеют доступ к пяти телевизионным каналам и десятку радиостанций из России и с территорий самопровозглашенных сепаратистов. 

Игорь с единомышленниками обнаружил свободные радиоволны на 103,5 частоте, установил передатчик и антенну, которая первоначально работала в радиусе 15 километров. Через некоторое время, обнаружив более мощный передатчик, они стали отправлять сигнал с более высокой антенны, и теперь "Trizub FM" вещает на оккупированные территории. Вскоре стали появляться первые помехи и гасители. Однажды сигнал "Trizub FM" заглушил в эфире в пять раз более мощный сигнал, и на волнах радиостанции Игоря началась ретрансляция Барнаульского радио – на расстоянии в 4000 км от Сибири. Игорь вынужден был перевести аппаратуру на другую частоту. "Trizub FM" транслировали и в Интернете. 

"Trizub FM" был лакомым куском для вожаков с оккупированных территорий. Сервер радиостанции ежедневно переживает несколько десятков попыток взлома.

Но величайшую ярость сепаратистов Игорь ощутил, когда в его студии дала интервью украинская патриотка и активистка Ирина Довгань, побывавшая в сепаратистстком плену. До войны она жила в ныне оккупированном городе Ясиноватая, была хорошо обеспеченной и известной женщиной. В эфире прозвучал рассказ Ирины о похищении и пытках, о захваченном имуществе и отнятом бизнесе, ставший катализатором для новых хакерских атак сепаратистов на "Trizub FM". Через три дня после этого интервью волны "Trizub FM" заглушил мощный гаситель. Затем расстреляли антенну, находившуюся у прифронтовых позиций. 

По технику, который чинил ее, был открыт огонь. Противнику удалось взломать радиосервер. С помощью мощного сигнала был сожжен радиопередатчик "Trizub FM". Игорю потребовался месяц, чтобы найти новый передатчик и установить для него систему защиты. Сепаратисты снова захватили частоту "Trizub FM", запустив там ретрансляцию другой российской радиостанции. "Trizub FM" был вынужден перейти на другую частоту - 98,0 - на которой передает до сих пор.

В октябре 2017 года "Trizub FM" сменил статус пиратского радио на официально признанную радиостанцию - Комитет национального радиовещания Украины выдал ему лицензию.

В прошлом году правительство Украины впервые попыталось использовать гасители, чтобы заглушить каналы пропаганды России. Только в 2018 году кроме "Trizub FM" на Донбассе появились еще три украинские радиостанции. А раньше здесь был полный информационный вакуум. 

До 2017 года на фронте и на территории в 70 км вглубь Украины полностью доминировала российская пропаганда.

С телевизионными каналами дела обстоят еще хуже. Украинских каналов здесь нет вообще, кабельное телевидение не существует, на спутниковом телевидении показывают широкий спектр российских каналов, а цифровое ТВ не популярно.

Игорь уверен, что на этой территории должны быть доступны абсолютно все каналы украинского телевидения и радио, которые присутствуют в других местах Украины. На фронте не должно быть конкуренции между этими каналами.

Из России и оккупированных территорий идет лавина негативной информации об Украине, демонизация украинской армии.

Распространенные российскими государственными каналами ужасы о распятом ребенке, о смертоностных отрядах ультаправых, о зверствах военнослужащих НАТО, о солдатах, которые содержатся в плену как рабы, и другие "факты" - это жестокое искажение правды.

Украина борется за разум жителей Донбасса, который всю свою жизнь прожили на орбите России, но эта борьба пока на детской стадии. Понятно, почему донбасцы смотрят на Восток, а не на Запад. У людей нет ни малейшего понятия о том, что такое Европа, какова там жизнь. Только насаждаемые российской пропагандой предубеждения о гейропе, педофилии, фашистах и т.д. В свою очередь Европа никогда не сможет понять потребность многих русских в унижении Запада. У человека может не быть хлеба, воды, почти ничего, зато он будет горд великой Россией, которая унижает Запад. В этом, по крайней мере, пытается убедить людей кремлевская пропаганда.