Авдеевка — городок на 20 тысяч жителей, в который я возвращаюсь после трех лет отсутствия. В 2015 году, когда снимал здесь фильм "Волонтеры", меня поразили многоэтажки, которые в течение трех месяцев были захвачены сепаратистами, а затем освобождены. Дома, стоящие на краю города прямо рядом с минным полем, огражденным только предупредительными табличками, развернуты в сторону оккупированного сепаратистами Донецка, который находится в шести километрах отсюда. Из Донецка сюда порой долетают снаряды.

Когда смотришь на фасады домов со стороны двора, трудно предположить, что идет война, а фасады, обращенные в сторону Донецка, изуродованы следами выстрелов, оставленных оружием различного калибра. Вместо многих окон в домах зияют дыры.

В железобетонных перекрытиях большинства квартир – в полах и потолках образовались огромные дыры, из которых торчат прутья арматуры. В квартирах – личные вещи, оставленные населением в спешке.

Во дворах – украинская военная спецтехника, солдаты готовятся к атаке, которая может начаться в любой момент. Но самое удивительное – на дверях нескольких квартир висят надписи "Здесь живут люди".

Несмотря на то, что дома в любой момент могли обстрелять сепаратисты, в них продолжали жить несколько семей. С детьми в том числе.

Битва за Авдеевку

Сражение за Авдеевку началось 29 января 2017 года. Это было самое большое сражение, начиная с 2014/15 годов, когда во всей Восточной Украине проходили активные военные действия.

На этот раз город был готов к тотальной эвакуации. Сепаратисты, похоже, использовали все свои ресурсы - в течение первых 24 часов в городе и в его окрестностях произошло более 10 тысяч взрывов. В атаке использовались танки, реактивные ракетные установки "Град", артиллерийские снаряды 152 мм и 122 мм, минометы, гаубицы - все вместе на жаргоне военных обозначалось словом "диско". 

Украинские солдаты в массовом порядке получили на свои мобильные телефоны сообщения: "Ты - всего лишь пушечное мясо для твоих командиров", "Твой труп найдут, когда растает снег" и "Вы - как немцы в Сталинграде".

Обычный метод психологического запугивания, который Россия использовала всю эту войну. Такие смс получал каждый украинский военнослужащий, находящийся на фронте. 

ФОТО: Jānis Vingris/TVNET

В суровых зимних условиях город остался без воды, отопления и электричества. Первой была эвакуирована городская больница, начался вывоз детей из города. В Авдеевке были организованы суповые кухни, места раздачи воды.

Город стоял на пороге гуманитарной катастрофы. Украинская армия смогла отбить атаку, и через неделю ситуация постепенно успокоилась. 5 февраля в городе вновь появилось электричество и было восстановлено отопление.

В июне 2018 года в Авдеевке стало намного спокойнее. Фасады многоэтажных домов, обращенные к Донецку, по-прежнему зияют дырами, но перестрелки стали реже.

Большую роль в этом сыграла Международная наблюдательная организация ОБСЕ, представителей которой в маркированных джипах время от времени можно увидеть в прифронтовых районах. На крышах домов ОБСЕ установила камеры наблюдения, городу организация уделяла усиленное внимание.

В обстрелянных домах по-прежнему живут люди, на дверях их квартир все еще прикреплены надписи "Здесь живут люди".

ФОТО: Jānis Vingris/TVNET

Многие квартиры сильно пострадали в обстрелах и уже не использовались. Другие, в которые не вернулись их владельцы, были переданы армии. В одной такой квартире на ночь остаемся и мы. Внутри так же холодно, как за окном, пять градусов ниже нуля, только ветер не дует.

Дом, пострадавший сильнее других, разрисовал австралийский художник Гвидо ван Хельтен - он создал портрет учительницы украинского языка из Авдеевки, которая смотрит в направлении оккупированного Донецка.

Несмотря на то, что водоснабжение в Авдеевке работает, пригодную к употреблению воду из крана трудно найти. "Рука не поднимается даже пол мыть такой водой", - сказала одна из местных жительниц.

ФОТО: Jānis Vingris/TVNET

В центре города установлены специальные пункты продажи питьевой воды, к ним стоят в очередях местные жители с посудой разного размера. Цена одного литра - 60 копеек, или 2 цента.

Несмотря на разрушения, нанесенные сепаратистами, около 85% жителей Авдеевки по-прежнему являются сторонниками прокремлевских боевиков.

Только находясь здесь, можно почувствовать реальные размеры разрушительного влияния пропагандистских каналов России. Борясь с этой пропагандой, в 2017 году правительство Украины запретило ретрансляцию ряда российских телеканалов, а также интернет-сайты этих каналов.

Но сюда в прифронтовой город информация российских СМИ приходит с оккупированных территорий, расположенных поблизости. Находясь в прокремлевской среде, многие украинцы часто боятся признаться, что поддерживают позицию Украины.

Хорошо известный военным автосервис, где они могут получить 50% скидку на услуги, никогда не вывесит украинский флаг.

Каспер и его находка

"Это же мои штаны!". Каспер очень удивлен находкой. Брюки висят на бельевой веревке и болтаются на холодном зимнем ветру. Он показывает пятна от краски на брюках. "Этой краской я красил машину. Уж два года прошло".

Мы находимся в районе городских садов. До соперника 800 метров. Снег, покрывающий дороги и дворы, нетронут. Видны лишь следы одинокого пешехода - он обошел дворы, видимо, что-то искал.

Постоянная близость противника сделала свое дело: сады заброшены. На огородах не собран урожай: висят гроздья винограда, яблоки попадали с яблони, тут же рядом - мебель, покрытая снегом, и другие предметы быта.

В 2017 году в бою против сепаратистов вместе сражались 72-я бригада и батальон добровольцев Правого сектора. Последствия сражения - пробитые пулями крыши, разрушенные стены домов.

Каспер провел один год в батальоне Правого сектора, а всего воевал почти три года. Он ведет меня по пустынным улочкам и показывает дома, где размещался его полк. На стенах по-прежнему висят памятные вещи: флаг Украины, детские рисунки. Входные двери защищают построенные два года назад укрепления из мешков с песком.

В одном из дворов стоит большой деревянный крест с фотографиями трех мужчин. Здесь погибли три друга Каспера. Их убил не противник, а сломанный миномет, в стволе которого взорвался только что вставленный заряд.

Жизнь над снарядом 

В 300 метрах от нулевой позиции в доме с разрушенной от взрыва мины стеной и забаррикадированными окнами обитают Наталья с мужем. К ним приехала дочь с внуками. Хозяйка показывает разрушенную стену, которая уже более трех лет с наружной стороны прикрыта лишь шиферными плитами.

Наталья приподнимает шифер и показывает дыру в земле, которую оставил не взорвавшийся снаряд. Он уже пару лет "спит" под фундаментом дома. Во дворе дома другой снаряд убил собаку Натальи и выбил все окна. Они теперь прикрыты древесными плитами и заклеены пленкой.

Хозяйка не видит смысла снова застеклять окна, потому что следующий обстрел может выбить окна снова.

Обстрелы проходят почти каждый день. В гостиной Наталья демонстрирует дыры от снарядов в потолке. Создается впечатление, что этот дом находится в эпицентре непрерывного обстрела.

Однако Наталья не осмеливается покинуть его или оставить без присмотра, потому что по возвращении все будет разграблено. Даже уходя в ближайший магазин, она боится, что в дом придут мародеры. Жизнь хозяйки и ее мужа распланирована так, чтобы дом никогда не оставался без присмотра.