13 июня завершился первый тур выборов нового лидера партии тори - и, соответственно, будущего британского премьера. Кто будет иметь такое счастье, узнаем мы только в июле. Но кто бы его ни имел, времени на (очередную) выработку концепции выхода из ЕС у нового правительства останется очень мало. Поскольку же на данный момент с большим отрывом лидирует Борис Джонсон, для которого интересы его партии, похоже, важнее судьбы его страны, вообразите мое искушение слегка изменить порядок слов во второй фразе заголовка. Я и сейчас не уверен, что поступил верно, написав: "кто ее решит?". Не было бы правильнее поставить вопрос иначе: ее кто-нибудь решит?  Или Великобритания все же покинет ЕС без договора?

Если бы сегодня кто-то знал ответ на этот вопрос!

Что оставила о(бес)славленная Мэй

"Собиралась быть новой Маргарет Тэтчер. Собиралась достойно и рассудочно вывести британцев из ЕС. Вывела всех в поле. Подвела", - такими многообещающими словами начинается "политический некролог" экс-премьера на страницах (и сайте) польского еженедельника polityka.pl . 

Ни единого слова в том некрологе не оспоришь. Именно такой и войдет в историю Тереза Мэй - нравится ей это, или нет. Очень амбициозной, не слишком последовательной, увертливой, дьявольски упорной, и все же неуспешной бюрократкой. Точка. Упоминание о Маргарет Тэтчер в данном случае уместно лишь в статистической ретроспективе: "железная леди" стала первой британской женщиной-премьером, а "сломавшаяся" Мэй - второй. Никаких иных поводов их сравнивать не просматривается, откуда ни взгляни.

Другоге дело, что, разработав во всех ключевых деталях план выхода своей страны из ЕС и утвердив его в Брюсселе, Мэй трижды не смогла получить апробаты от собственного парламента. И никакое "козье упрямство", сочно описанное польским комментатором - как и многими другими по обе стороны Атлантики, - ей не помогло.

Поэтому вряд ли будет справедливо списывать провальную историю переговоров о Brexit исключительно на профнепрегодность бесславно ушедшего премьера. В конце концов именно из-за неуступчивости британских парламентариев - а не якобы фундаментальных ошибок, допущенных Мэй в "трактате о разводе" с Европой - страна по-прежнему имеет достаточно шансов вылететь из ЕС безо всякого договора. 

Хотя в том, что такой сценарий - худший из возможных, не сомневается почти никто.

Трижды - перед каждой очередной попыткой согласовать свой Brexit deal с "родным" парламентом - Мэй заявляла, что уйдет в случае неудачи. Но ушла лишь на третий раз. 24 мая она оповестила, что ровно через две недели покинет офис главы правительства. И слово свое - со слезами на глазах - сдержала.

Да и то сказать: три последних месяца Терезу Мэй не пинали и не вышучивали только самые ленивые. Стараясь побольнее ущипуть мадам премьера, СМИ били ниже пояса, уверяя, что Мэй не только бездарна - она еще и решительно не sexy, и безнадежно не фото- и не киногенична.

А разве кто-то обещал, что в кресле британского премьера окажется звезда Голливуда? Они вообще когда-либо в нем сидели?  

Терезу Мэй гнобили день за днем - и так месяцами и годами. Диво ли, что со всех без исключения фотопортретов премьера последних полутора лет на нас затравленными глазами смотрит смертельно усталая дама? Заметно постаревшая за время своей - очень короткой по британским меркам - каденции в два года и 315 дней.

К которой, замечу, Мэй медленно, но очень упорно двигалась почти сорок лет.   

При этом не стоит забывать, что зимнее парламентское голосование о вотуме недоверия премьеру образцово провалилось. Тогда, помнится, я написал, что в качестве барашка на заклание Мэй может не устраивать только идиотов. И одновременно выразил сомнение, хватит ли ее каденции на завершение осточертевшего шоу.

Потому что уже зимой было видно: может и не хватить. Не нужно было быть пророком, чтобы предположить: в угоду межпартийного сведения счетов Мэй сожрут значительно раньше. Притом что фатальный неуспех консервативной партии на евровыборах, ускоривший падение Мэй, тогда еще не был очевидным.

Когда же большинство мест в ЕП получила партия "брекзитеров" Фараджа, стало окончательно ясно: премьер уйдет, оставив главную проблему нерешенной. 

А страна окончательно скатится в политический хаос, тем более опасный, что переносить последний назначенный "дэдлайн" Брюссель совершенно не намерен.

Именно так и случилось.

У претендентов есть оригинальные идеи?

Первый тур выборов лидера консерваторов предполагает голосование 313-ти депутатов Палаты общин от этой партии. В результате которого выбывают конкуренты, получившие менее 17-ти голосов. 22 июня стартуют предвыборные кампании финалистов. И в этот же день начинается второй тур, в котором по почте голосуют уже все члены партии тори. А ровно через месяц, 22 июля, объявят о победителе.

Из десяти претендентов пока что со значительным отрывом лидирует экс-МИД Борис Джонсон (114 голосов).

Следом за ним - нынешний МИД Джереми Хант (43 голоса) и министр окружающей среды Майкл Гоув (37 голосов). Ни один из десяти конкурентов не сомневается в необходимости выхода из ЕС; при этом вероятность выхода без договора большинство видит крайней - и нежелательной - мерой.

Пока что принципиальных разногласий и внутри лидирующей "тройки" нет.

Если верить Борису Джонсону, в существующем договоре с ЕС авторства Терезы Мэй следует заменить предложенный "ирландский бэкстоп" некими альтенативными мерами (какими именно - очевидно, до поры до времени профессиональная тайна мистера Джонсона), - и в таком виде снова попробовать согласовать документ в Брюсселе. Выйдет - хорошо; не выйдет - что ж, придется покинуть ЕС без договора.

Ратующий за переписание той же главы Джереми Хант предлагает вдобавок - для пущей солидности, надо думать, - выслать в Брюссель делегацию, включающую как "твердых" брекзитеров, так и североирландских демократов-юнионистов. Воистину, великие империи - даже бывшие - так просто не сдаются... При этом "пожарная" установка Ханта та же, что и у Джонсона: не согласится ЕС - выйдем без договора!

А значительно более осторожный Майкл Гоув так и вообще на полном серьезе надеется, что выход удастся в очередной раз отложить... до конца 2020 года. 

Хотя после недавнего категорического заявления Юнкера про "либо с договором Мэй, либо без договора вовсе!"  не только третья версия, но и две предыдущих - хорошие образцы того, что по-английски именуется wishful thinking.

И чуть менее лаконично переводится как "принятие желаемого за действительное".

Вот это самое wishful thinking  и ставит в вину лидирующим претендентам на премьерское кресло их заметно отставший конкурент, министр внутреннего развития Рори Стюарт.  Не так давно названный брюссельским порталом Politico большой надеждой Британии, 46-летний Стюарт считает выход без договора катастрофой для своей страны, предлагая еще раз попытаться протащить версию авторства Терезы Мэй через парламентское голосование. А в случае необходимости - даже созвать Ассамблею граждан (не путать с повторным референдумом!) для согласования технических вопросов выхода.

Уж если в Brexit так заинтересовано большинство граждан Островов (а никак не ЕС!), то именно здесь, на Островах, и должны быть приняты финальные решения, - считает Стюарт. Европа и так проявила чудеса терпеливости и понимания, несколько раз пойдя навстречу британцам. Но лимиты терпения ЕС теперь уж очевидно исчерпаны.

Точно также и смена британского правительства - внутреннее дело Соединенного Королевства. Не дающее никаких легальных оснований британской стороне ни в очередной раз требовать пересмотра согласованной с Брюсселем версии Терезы Мэй, ни очередного откладывания "дэдлайна" выхода из ЕС. 

- Нет ни малейшей надежды на новое соглашение с ЕС до 31 октября. Ни малейшей, - подчеркнул Стюарт 5 июня в итервью ВВС.

Другое дело, что шестому в списке претендентов Стюарту едва ли удастся "дожить" до второго тура. Пока что все указывает на победу Бориса Джонсона. И, стало быть, на очередной - и финальный - номер клоунады, известной под именем Brexit.

Смешно, правда, никому уже не будет. Но даже если Британия "отчалит" из ЕС без договора (на что, повторяю, очнь похоже), не исключено, что по обеим сторонам Ла-Манша раздастся вздох облегчения. Ведь всяко лучше ужасный конец, чем ужасы без конца.