Если мы чего-то не видим собственными глазами, абсолютно не значит, что этого не существует. Принудительная работа и эксплуатация рабочей силы – это преступления, о которых мы чаще всего не думаем, выбирая тот или иной продукт на полке магазина, или заказывая экзотическое блюдо в ресторане. Однако каждый из нас хотя бы раз в жизни пользовался услугой или приобретал товар, в производстве которого имеет место быть эксплуатация труда, указывают эксперты.

Трудовая эксплуатация - это форма торговли людьми и разновидность современного рабства, о котором не принято говорить. Отчасти потому, что производство, склонно быть непрозрачным процессом, в котором предприятия в лучшем случае видят только смежные части одной цепочки. И отчасти потому, что нам легче закрыть глаза и посмотреть сквозь пальцы, чем признать тот факт, что мы ежедневно наслаждаемся удобствами, построенными на мокрых спинах эксплуатируемых работников.

Международная организация труда (ILO) принудительную работу описывает как ситуацию, в которой людей заставляют работать при помощи угроз и запугивания – например, манипулируя долгами, присвоением документов идентификации или угрозами выдать человека миграционной службе. Трудовая эксплуатация может включать плохие рабочие условия, неадекватно маленький заработок, долгие рабочие часы, игнорирование прав работника (выходные, больничный и т.д.) и тому подобное.  

Рабство. Да, в наше время. Да, в Латвии

В Европе наибольшему риску эксплуатации подвержены рабочие-иммигранты. Наслушавшись обещаний о хорошей жизни, работники готовы терпеть требования местных законов и несоответствующие человеческому достоинству условия. Преступники не стесняются использовать эти обстоятельства, когда речь заходит о возможности заработать.

Как показала практика, жертвами становятся и латвийцы. 

В Латвии и Великобритании

В прошлом году в поле зрение общественности попал случай эксплуатации рабочей силы, в который были вовлечены граждане двух стран – Латвии и Великобритании. Преступная группировка вербовала людей из Латвии, обещая хорошую работу в Англии.

Однако реальность оказалась мрачной. У жертв отняли документы, а на их имена открыли несколько банковских счетов. Карты преступники, само собой, оставили себе. Когда на счет жертвы приходили деньги за работу, преступники большую часть выручки забирали – одна из жертв на суде утверждала, что от всей зарплаты она получала лишь от 1-5 фунтов в неделю. Закон Великобритании указывает, что за один час работы работодатель должен выплатить сотруднику 7,83 фунтов. Жертвы вынуждены были жить в очень плохих, антисанитарных условиях.

В 2018 году В Великобритании двум членам группировок занимающимися торговлей людьми был выдвинут приговор в виде лишения свободы до шести лет.

В свое время из Латвии приезжали работники, которых эксплуатировали в других странах. Однако в последние годы ситуация изменилась – в нашей стране эксплуатируют сотрудников приезжающих из других, более бедных государств. Недавно такой случай произошел с 16 рабочими из Таджикистана, которые отозвались на предложение о хорошо оплачиваемой работе в Европе – с условием, что сначала нужно посреднику заплатить 150 евро, а после отдавать часть зарплаты. Приехав в Латвию и заключив договор на латышском языке, оказалось, что обещанная должность слесаря недоступна, но есть возможность выучиться на каменщика. После полутора месяцев обучения регулярной работы по-прежнему не было. В конце концов, граждане Таджикистана получили деньги лишь за 10 часов работы. Когда в дело вмешались латвийские власти, таджикские рабочие жили почти в голоде и в плохих условиях. 

В странах Балтии также существуют опасения относительно трудоустройства украинских и белорусских работников, через другие страны. Например, украинцев отправляют в Литву как бы через польскую компанию. Однако расследование, проведенное Литовской инспекцией труда, показало, что у проживающих в нечеловеческих условиях и получающих не полную зарплату нет ничего общего с Польшей - зарегистрированная там компания использовалась только для того, чтобы обойти сложный процесс приглашения работников из третьих стран. Государственным службам сложно отслеживать таких сотрудников и предотвращать нарушения.

Нам нравится думать, что эпоха рабства закончилась. Но на самом деле она только изменила форму и скрылась от людских глаз - за двери предприятий, заводов, в отдаленные страны. В настоящее время цена рабов ниже, чем когда-либо, поскольку население планеты возросло, и люди, не видя других возможностей трудоустройства, готовы поставить себя в рискованное и неблагополучное положение, говорит Александр Траутрим, руководитель проекта Unchained Supply в Ноттингемском университете.

Большая часть продукции проходит долгий путь до магазина. Например, работники фермы в Эфиопии собирают плоды кофейного дерева во время сбора урожая и получают их них сушеные бобы. Транспортная компания доставляет кофейные зерна на склады экспортера. За этим следует ряд остановок, которые часто распределяются по нескольким континентам: хранение, обжарка, измельчение, упаковка, дилерские сети и, наконец, товар попадает на полки магазина или кафе.

Трудовая эксплуатация может происходить в любой точке цепочки поставок, но чаще всего ею подвержены низкоквалифицированные и сезонные работники (сельскохозяйственные рабочие, фабричные рабочие, водители на дальние расстояния), а также персонал заключивший клнтракт через посредников.

Цепочки поставок непрозрачны; В большинстве случаев у компании есть приблизительное представление о том, что происходит на смежных этапах. Если в цепочке три-четыре шага, то это уже практически невозможно отследить. Но на самом деле большинство товаров, продаваемых в магазинах, имеют цепочки поставок с гораздо большим количеством этапов.

Высокие риски трудовой эксплуатации существуют в таких отраслях, как сельское хозяйство, производство продуктов питания, строительство, рыболовство.

Бить по кошельку

Трудовая эксплуатация является экономически мотивированным преступлением, поэтому единственное решение проблемы - не давать зарабатывать эксплуататорам, - единодушно призывают эксперты конференции, организованной офисом Совета министров Северных стран в Латвии и Министерством внутренних дел Латвии.

Следовательно, решение также должно быть экономическим - нужно "бить по кошельку" нарушителей и вознаграждать тех, кто действует этично. На уровне государства и правоохранительных органов это может быть достигнуто путем лицензирования, без которого компания не может работать, проверок, совершенствования законодательства и наказания за правонарушения. Но этого недостаточно. Предприниматели также должны быть вовлечены в борьбу с трудовой эксплуатацией.

"Предприниматели должны принять решение: хотим ли мы знать, что происходит в нашей цепочке поставок?" поясняет директор компании "Migration Management Advice" Андерс Лисборг. "Однако у этого решения есть последствия. Если компания знает, что происходит нарушение, она обязана принять меры. Если не знает, то подвергайте себя риску".

В настоящее время одной из величайших ценностей международных компаний является хорошая репутация. То, какой риск несет за собой привлечение внимания, испытала на себе крупнейшая в мире компания по производству продуктов питания Nestle. Группа людей из Мали неоднократно возбуждала судебные разбирательства, утверждая, что на плантациях какао в Кот-д'Ивуаре используется детский труд, и что сотрудники Nestle знают об этом, и продолжают оказывать финансовую и техническую поддержку производителя, предлагающего самую низкую цену на какао.

Чтобы не потерять доверие покупателей, некоторые компании активно борются с трудовой эксплуатацией. Одним из наиболее ярких примеров является финский национальный кооператив "S Group", который работает в секторах торговли продуктами питания и других товаров, гостиничного и ресторанного бизнеса.

Кооператив проводит опрос своих поставщиков о происхождении их продукции. После получения анкет выясняется, поступают ли продукты из стран и отраслей высокого риска. К группам особого риска относятся такие продукты, как какао, кофейные зерна, пальмовое масло и хлопок. Это трудная задача, поскольку S Group имеет в обращении сотни тысяч продуктов и использует около 17 000 различных услуг.

Одним из поставщиков, исследуемых S Group, был завод по производству томатов в Италии, которая не является страной высокого риска и поэтому там не проводились проверки.

Италия 

Хотя Италия не считается страной с высоким уровнем риска, после миграционного кризиса там нет нехватки рабочей силы - мигрантов. Различные нарушения были обнаружены в Фодже, на юге Италии, где производится около трети итальянских переработанных томатных продуктов.

Работникам приходилось работать очень много часов, значительно превышающие время указанное в контракте. Несмотря на это, они получали более низкую зарплату с минимальной почасовой ставкой, а посредники - до 50 процентов. Сотрудники не могли обеспечить себе достойные условия жизни.

К сожалению, международная бизнес-среда создает условия, которые мотивируют трудовую эксплуатацию. Международные компании получают выгоду от дешевой рабочей силы в азиатских и африканских странах. Если влиятельная компания делает заказ, который превышает мощность завода, вероятнее всего, будут наняты посредники. В будущем, в попытке получить еще больший заказ, предприятия могут "выбить" от производителя еще более низкие цены, что только увеличивает риск трудовой эксплуатации.

Идея о том, что руководство несет ответственность не только за обеспечение человеческих и юридических условий на своем предприятии, но и требует таких же условий от всех остальных звеньев цепочки, все еще остается относительно непопулярной и имеет мало сторонников. 

Эта проблема должна рассматриваться не только частным, но и государственным сектором, который также является крупным покупателем товаров и услуг.

Например, общая сумма покупок, совершаемых норвежскими больницами в год, составляет 6 миллиардов евро, указывает представительница контролирующего органа Пиа Уре Трулсен. Резиновые перчатки, бинты, медицинские инструменты и мебель часто покупаются со всего мира, в том числе и в странах с высоким уровнем риска - в Азии и Африке.

"Должны ли люди в Индии страдать, чтобы мы могли вылечить пациента в Норвегии? Ответ определенно нет", - решительно подчеркивает Трулсен.

Однако реальность все еще очень далека от желаемого результата. Резиновые перчатки, без которых больницы не могут выжить, производятся в Малайзии и Таиланде. Чтобы устроиться на фабрику по производству резиновых перчаток, людям этих стран часто приходится платить большие суммы денег, а после - работать в нечеловеческих условиях за небольшую зарплату, страдать в плохих и небезопасных условиях труда. В последние годы произошли некоторые улучшения, например, у людей больше не отбирают паспорта, а условия контракта соблюдаются более строго. Но это, конечно, крайне низкие стандарты.

Но ведь вкусно!

Рабочий труд эксплуатируют не только в отдаленных землях, но и у нас под носом. Этот факт прекрасно доказывает пример очень популярной закусочной в Финляндии, которая продолжает функционировать после сурового осуждения и больших штрафов.

Финляндия

В финском городе Копио есть непальский ресторан. И хотя "на бумаге" все было хорошо, на самом деле имело место быть очень серьезная трудовая эксплуатация. Владельцы ресторана Mount Sherpa приняли на работу сотрудников из Непала, которые заплатили до 15 000 евро за наем в Финляндии.

В газетной статье, опубликованной Helsingin Sanomat, бывшая сотрудница ресторана рассказывала, что после нескольких месяцев непрерывной работы она получила свой первый "отпуск" - в этом случае ей пришлось работать только семь часов. Руководство ресторана создало два комплекта банковских счетов на имя сотрудников. На один счет поступала официальная зарплата, но сотрудник мог получить доступ только ко второму счету, на который были переведены очень скромные "карманные расходы". 

О происходящем в ресторане сообщил сотрудник, который ранее в Непале работал бухгалтером. В доме владельца ресторана полиция обнаружила большую сумму денег. Вначале преступники отрицали свою вину, но позже признались в торговле людьми. Им пришлось выплатить трем жертвам компенсацию в размере около 50 000 евро, и выплатить всю зарплату в размере около 150 000 евро, а также невыплаченные налоги в размере 54 000 евро. Ресторан Mount Sherpa все еще работает и очень популярен - даже журналисты ходят сюда на обед.

Последний пример показывает, что общественное мнение часто имеет решающее значение - когда мы начинаем игнорировать информацию, мы помогаем эксплуататорам. В свою очередь выбирая более тщательно то, что покупаем, мы голосуем своим кошельком. Это произойдет не сразу, но давление со стороны потребителей и средств массовой информации, вероятно, станет решающим элементом в начале эффективной борьбы с трудовой эксплуатацией.