Мнение: В Латвии не соблюдают права миноритарных акционеров. Вопросы есть к Grindeks, Olainfarm, Latvijas balzams

Андрей Мартынов

ФОТО: Пресс-фото

Корпоративное мошенничество – это производимое исполнительными институциями предприятия – обычно советом и правлением - осознанное ограничение прав определенных акционеров или их субъективная интерпретация, как правило, в корыстных целях, отмечает руководитель IPAS INVL Asset Management Андрей Мартынов, призывающий обратить внимание СМИ к "горячей теме" о возможном несоблюдении прав миноритарных акционеров в Латвии. 

Любое предприятие – организационно-хозяйственная единица, управляемая владельцами, участниками и акционерами. Чем больше вовлеченных сторон, тем основательнее нужно работать над корпоративным управлением.

Хорошее корпоративное управление отчасти подразумевает то, что каждому акционеру компании, независимо от объема принадлежащих ему акций, обеспечиваются одинаковые права на участие в управлении предприятием.

Эти права, включая разделение прибыли, определяются Коммерческим законом и его соблюдение должно быть обеспечено советом и правлением предприятия.

В предпринимательской среде Латвии нередко происходит так, что "тон управления" определяют крупнейшие акционеры или объединение акционеров, таким образом ограничивая определенные в законе права миноритарных акционеров.

Каждый случай нужно оценивать отдельно, однако в определённых ситуациях такое управление может включать в себя признаки корпоративного мошенничества.

Корпоративное мошенничество – это производимое исполнительными институциями предприятия – обычно советом и правлением - осознанное ограничение прав определенных акционеров или их субъективная интерпретация, как правило, в корыстных целях.

Согласно Коммерческому закону, у каждого акционера есть право на раздел прибыли, право голосовать на собраниях акционеров, запрашивать созыв собрания и т.д.

Если мы говорим о законном управлении предприятием, то на уровне совета и правления не допустимо никакое препятствование реализации оговоренных в законе прав всех акционеров предприятия, поскольку именно исполнительные институции ответственны за обеспечение соблюдения прав каждого акционера.

Если это не происходит, то это может означать, что совет и правление работают в интересах не всех акционеров, и такие случаи в Латвии наблюдаются все чаще – к сожалению даже среди эмитентов биржи.

Поскольку мы вкладываем средства пенсионных фондов в местную биржу, в мое поле зрения попало несколько эмитентов биржи, действие исполнительных институций которых вызывает подозрения в несоблюдении прав акционеров. Все они – крупные и известные предприятия с большим количеством акционеров-вкладчиков.

Например, среди биржевых кладчиков AО Grindeks славится несоразмерно большой, в миллионах исчисляемой зарплатой правления.

Также компания известна сделками с вовлеченными персонами, в результате которых, возможно, нанесен ущерб правам миноритарных акционеров.

И допустима ли для компании, представленной на бирже, ситуация, когда предприятие за приобретение другой фармацевтической компании, связанной с крупнейшим акционером, доплатило пять миллионов евро, спустя четыре года изменив условия сделки?

Конечно, после выкупа акций (произведенного крупнейшим акционером) число миноритарных акционеров существенно уменьшилось, однако акции Grindeks все еще представлены на бирже, а значит доступны широкому кругу вкладчиков.

Среди биржевых инвесторов возмущение вызвала и политика использования прибыли AО Latvijas balzams.

Иными словами, существуют подозрения, что принадлежащая всем участникам прибыль предоставляется крупнейшему акционеру в виде займа. Если это действительно так, честно ли это по отношению к миноритарным акционерам?

Важно упомянуть, что у AО Latvijas balzams порядка 11 000 вкладчиков, что для Латвии существенное количество.

Еще одна горячая тема в данный момент, вызывающая подозрения о возможном несоблюдении прав акционеров - это события в компании-производителе лекарств Olainfarm.

Ситуация в компании в который раз усложнилась, на что указывает требование созвать совет акционеров.

Доступная в публичном пространстве информация позволяет заключить, что созыв откладывается без ясных на то причин.

Если существуют препятствия для созыва собрания, правление должно незамедлительно информировать об этом, чтобы биржевые инвесторы знали об этом.

Кроме того, дополнительные подозрения о конфликте интересов или плохом управлении компанией среди инвесторов вызывает стремительный рост зарплат членов исполнительных институций Olainfarm.

Важно подчеркнуть, что международные стандарты корпоративного управления, относящиеся к исполнительным институциями котирующегося на бирже предприятия, налагают обязательство проактивно обеспечивать акционерам реализацию их прав.

Соблюдение прав акционеров должно быть приоритетом, независимо от количества принадлежащих акционеру акций, его юридической формы, национальности и так далее.

Следует заключить, что в данный момент в Латвии очень терпимо относятся к корпоративному мошенничеству, происходящему на уровне исполнительных институций эмитентов, тогда как в других странах Европы такого рода ситуации рассматриваются как финансовые преступления и не оставляются без внимания.

Хочется верить, что в ближайшем будущем и у нас в стране будет уделяться больше внимания признакам корпоративного мошенничества, укрепляя Латвию как правовое государство и заботясь об упорядоченной финансовой отрасли, важный элемент которой – рынок капитала, заключает руководитель IPAS INVL Asset Management Андрей Мартынов.

НАВЕРХ