В понедельник, 25 ноября, в Елгавском суде в связи с трагической смертью матери и ребенка во время домашних родов выступили несколько свидетелей, в том числе и бывшие члены общины Первого евангелического прихода Иисуса (Pirmā evaņģēliskā Jēzus draudze). Портал Apollo проследил за ходом заседания и заслушал показания бывших членов общины о жизни в закрытой религиозной организации.

Ложка во рту и трагический исход

15 мая этого года у 21-летней женщины - прихожанки Первого евангелического прихода Иисуса - начались роды. Ее 25-летний муж Ренар, 51-летний отец Валдис Симсонс и 40-летняя жена духовного лидера религиозной общины Солвита Давида решили принять роды самостоятельно, несмотря на то, что ни у кого из них не было медицинского образования.

Роды были тяжелыми, женщина периодически теряла сознание, были судороги. Ребенок родился задохнувшимся, а матери на следующий день стало плохо, ее рвало зеленой слизью, и позднее она умерла от тяжелейшей формы позднего токсикоза беременности - эклампсии.

Во время родов мужчины держали ноги женщины, в рот ей положили ложку. На следующей день женщине дали лишь попить воды - такие факты прозвучали на прошлой неделе на заседании Земгальского районного суда.

Трем упомянутым в деле лицам были предъявлены обвинения по статье 137 и 2-й части статьи 141 Уголовного закона - за незаконное лечение и оставление без помощи, за что грозит тюремное наказание на срок до восьми лет.

Пострадавших лиц по этому делу нет, никто никаких компенсаций не потребовал. Заседания назначены на несколько месяцев вперед, планируется допросить большое количество свидетелей, в том числе и духовного лидера Первого евангелического прихода Иисуса Яниса Дависа.

Видео: Прокурор рассказывает о судебном процессе

"Она не могла выдержать давления"

Свидетельница Мария (имя изменено) рассказала, что она не понимает, почему на скамье подсудимых сидят обвиняемые - Валдис и Ренар. "Отношения с обвиняемыми Ренаром и Валдисом у меня были самыми лучшими. О Солвите - нейтральное мнение, которое после последних событий стало более негативным. Отношения не враждебные. С тех пор, как я ушла из общины, мы не общались", - рассказала женщина.

Отвечая на вопрос прокурора, она указала, что узнала о смерти женщины и ребенка от прямого источника, принадлежащего к общине, но пожелавшего остаться анонимным.

"С умершей женщиной у нас были хорошие отношения, и тогда, когда я физически сбежала в июне 2017 года, она была единственным человеком, которому я сказала - сегодня я убегу. О том, что в общине меня больше не будет она рассказала своему отцу Валдису. Прекратили контакты, коммуникацию, знала, что она не может это делать", - рассказала Мария.

По словам свидетельницы, позднее из общины сбежала еще одна женщина, а в октябре 2017 года ей написала ныне покойная женщина.

"Я была удивлена ее сообщением. Я спросила, можно ли писать. Как бы нельзя, сказала, что больше не может выдержать, хочет уйти. Спросила - что делать? Я рассказала, как бежала, вышла якобы в туалет, а ушла совсем. Решили, что в ноябре это произойдет [бегство]. Она мне написала сообщения, к сожалению, у меня их больше нет. Чтобы уехать домой, из одного шкафа взяла одни вещи, из другого - другие. Тогда она поехала в Ригу на микроавтобусе, я встретила её с Андрисом (другим свидетелем на суде, другом погибшей женщины) в Елгаве. У меня есть и фотографии с того дня. И машина, полная ее вещей. С друзьями вместе поели. Когда они поняли, что ее нет, звонили.

Мы сказали, если хочешь уходить, не можешь общаться [с ними]. Сама долго не брала. Вечером она подняла, встретилась с отцом, они поговорили. Прошли два дня, некоторые уже слали сообщения, писали, обещали ей, что Андриса примут, а она будет изолирована, Андриса не приняли", - сказала на суде Мария.

Женщина рассказала, что не искала возможности контактировать, так как "уже помогла".

"Она не могла выдержать давление, которое на нее оказывали", - сказала Мария.

"Последняя новость - она была мертва"

Женщина рассказала, что ее источник поведал, что у умершей начались роды, с утра болела голова, якобы упала с кровати, затем будила Ренара (мужа погибшей), сказала, что необходимо посетить туалет, чтобы помочь дойти, начались схватки, "вырубилась".

"У меня есть информация, что нигде не упомянут Янис Давидс, но Ренар спрашивал у Яниса Дависа, что делать", - рассказала Мария.

Членам общины разослали сообщения о состоянии здоровья ныне покойной женщины.

"(..) Ей становилось лучше, затем хуже, нужно молиться за нее. Не знаю, сколько прошло дней, пока не сказали - похоже, все очень плохо, она умирает. Последняя новость - она умерла", - рассказала на суде женщина.

"Мама умершей не верила в то, что дочь умерла, ее не пускали к ней. Были судороги, была потеря сознания", - сказала Мария.

Мария также отметила, что у нее там есть кузены, и она не хочет, чтобы умер кто-то еще.

"Обвиняемые выполняли то, что говорил Янис Давидс. Мне очень грустно, что они здесь на скамье подсудимых".

"В ВУЗе я училась и психологии - вижу, насколько все шаги были спланированы заранее. Здесь больше ничего нет от Библии. Эти вещи слишком, слишком трагичны", - считает Мария.

Психологическое влияние оказывалось и на неё. "Это чистейший психологический террор. Человек ходил по помещению, кричал и плакал. Мне было страшно там находиться, не знаешь, когда и за что нападут. Мне не разрешали посещать ВУЗ. Тогда еще могла работать, работала в детсаду в июле 2016 года. Работала, жили. Тогда Янис Давидс стал все там говорить и требовать, но это еще было ничего. После этого в феврале 2017 года исключили моего отца. За непонятные вещи, почему выкинули, матери сказали уйти от отца, несовершеннолетнему брату сказали уйти от отца. Оба сказали, что не будут этого делать. Тогда мой брат тоже был исключен, мне об этом никто не сказал. Мне нужно было идти говорить. Когда через несколько дней говорили, мне сказали, что нужно идти жить в другое место, мне нужно идти в тот дом в Эргли, где произошли эти события. Тогда не поняла, к чему это ведет, сказала папе, что поеду домой. Отец сказал, что поддерживает", - рассказала женщина.

В свою очередь мать свидетельницы считала, что "нужно слушать, чему учит община", поэтому Мария осталась в общине.

"Это были самые ужасные моменты моей жизни, жить в том доме", - рассказала женщина. 

Ей запретили выходить замуж за парня, который дружил с ее сестрой и хотел на ней жениться. "Это было "вбито" психологически - поддалась, и после этого мне нужно было идти жить в дом в Межирбе.

Я жила с сестрой, не могла нас оставить, так как мне нужно было выходить замуж за парня, за которого должна была выйти сестра. 14 мая мы должны были пожениться. Я кричала и говорила, что нет. Он также был запуган и сказал, что нужно слушаться. В конце мая нам сказали, что будет развод - те, кто не силен духом, кому в душе не хорошо, будут исключены. Мы договорились с парнем, что исключат. Наконец тот день, волновались, ждали, что уйдем. Через неделю сбежали. С парнем и моей сестрой. Все трое физически сбежали".

"Узнала, что (обвиняемая) Солвита пошла за простынками в магазин. Мать трех детей. Сама пережила роды. Действительно ли нужно оставлять женщину, у которой первые роды? Магазин в пяти минутах ходьбы. Или простынки нужно покупать так долго?", - риторически спросила женщина в зале суда.

Женщина считает, что необходимая медицинская помощь не была вызвана вовремя, так как "было страшно, что выразят непослушание, не докажут свою веру". Последствием непослушания может стать состояние, которое называют воздержанием - "не позволяют нигде участвовать, нужно идти туда, где некоторые с тобой все время говорили бы, осуждали, главные люди общины, руководители осуждали бы".

"Мама была там с детства, познакомилась с отцом, который не был в общине, оба вернулись. Там действительно было нормально, по воскресеньям встречались. И мой отец не был оттуда.

Сейчас там изоляция. Сама ходила к психологу, чтобы справиться с собой в голове. Поняла, что не могу воспринимать жизнь, поэтому и сейчас изучаю психологию, поняла, что эти люди изолированы, у них есть одна информация, но другой нет.

Наружу не выпускают, люди ничего не видят, знают только одну информацию, у людей нет мнения - это главное, чего Янис хочет добиться - чтобы не было мнения", - рассказала Мария.

Как вернуться в жизнь после изоляции?

После заседания в коридорах суда задержались некоторые бывшие члены общины, которые обсудили свой опыт с журналистами. Они рассказали, что подчинение и изоляция от внешнего мира - обычная жизнь нынешних членов общины.

Такой "строгий режим" был не всегда - еще пару лет назад члены общины собирались на общие собрания, однако кроме них у людей была работа и другие занятия. Изменения произошли осенью 2015 года, когда руководство общиной перенял Янис Давидс. С момента его вступления в роль религиозного лидера члены общины последние пару лет не могли работать - все свое время они проводили в общине, а выживали на средства, полученные от продажи собственности. "Духовный лидер" контролировал и то, как члены общины женятся между собой. Также прозвучали слова о том, что это не первые домашние роды в организации, и нет информации о том, принимали ли в них участие медработники.

Если члены общины "были плохими", "духовный лидер" мог назначить им голодание или другие запреты. Бывшие члены общины признали, что постоянно испытывали страх.

Мужчин якобы видел видения и лгал. Он упоминал, что на Земле появятся огненные столбы, и грешники сгорят. Собравшиеся не смогли сказать, продолжается ли это и сейчас, так как их друзья и близкие, оставшиеся в общине, под влиянием лидера полностью разорвали контакты с внешним миром.

Бывшая член общины также рассказала о мужчине, который был исключен. Он продал свою машину, однако после покупки заметил, что в документах покупателя фигурируют цифры "777", которые по мнению общины являются "числом дьявола", поэтому он деньги сжег и более года жил на минимальные средства. Когда его снова приняли в общину, он так ослабел, что не мог поднять ничего тяжелого. 

Присутствующие выразили желание увидеть на скамье подсудимых именно лидера общины, однако они думают, что этого не произойдет - ни те, кто под влиянием "лидера" продали свою собственность, ни те, против кого были направлены репрессии, никаких действий совершить не могут, так как напуганы.

Защитник обвиняемых в свою очередь рассказал журналистам, что просто выполняет свою работу. На вопрос, легко ли вести это дело, он ответил, что полностью абстрагировался от эмоций. "Так же, когда я сам был прокурором и следователем, я тоже абстрагировался. Есть клиенты и все".

Прогнозировать исход дела он не смог. Он отметил, что это первый подобный случай в его практике. "Если человеку нужна защита, ему нужно дать такую возможность. Так что от религии я полностью воздерживаюсь".

Видео: Речь адвоката

О показаниях других свидетелей читайте на Русском TVNET уже в ближайшие дни!