Им не больно. Как работа с мертвыми помогает спасти живых

Елена Ратиниеце, судебно-медицинский эксперт.

ФОТО: rus.tvnet.lv

Елена Ратиниеце начала работать рядовым судебно-медицинским экспертом в далёком 1985 году. Прошли годы, и в настоящее время она руководит Земгальским региональным отделением Центра судебно-медицинской экспертизы.  В интервью RUS.TVNET Елена рассказала о работе морга, своих ежедневных обязанностях, о разнице между судмедэкспертом и патологоанатомом, об отношении людей к своим старикам и детям, а также о том, как работа с мертвыми помогает спасти живых.

Как выглядят Елгавский морг и отделение судебной медицины? Образцово. Так, как в американском сериале про полицейских.  Красивый кафель, отличное освещение, многоэтажные холодильники с выдвигающими полками для хранения тел.  Два зала, оборудованных всем необходимым и современным.

Здание, в котором находится Елгавский морг

ФОТО: rus.tvnet.lv

"Еще несколько лет назад мы работали в старом довоенном здании на другом конце города, и условия там были плохие. Тесные помещения, падающий на голову потолок, а вентиляция –  просто открытое окно. Если привозили разложившееся тело, то запах буквально преследовал, въедался в волосы, одежду. Это все позади – сейчас у нас отличная современная вентиляция. Благодаря руководству больницы у нас очень комфортные условия для работы, все наиболее неприятные моменты минимизированы. Все в соответствии с самыми высокими стандартами", - рассказывает Елена, демонстрируя бестеневую лампу над секционным столом. Эта лампа позволяет еще лучше осмотреть тело.

Никакого неприятного запаха в помещениях нет. Он осталcя в прошлом – старое здание было буквально пропитано приторным и въедливым запахом формалина, который по сей день используют для масок – пропитанную этим веществом ткань накладывают на лицо покойного. Выглядит жутковато, но так можно замедлить посмертные изменения во внешности.

Морг как зеркало жизни

Убийств в Земгальском регионе  около 12-13 в год. Но экспертиз проводится намного больше. Понятие насильственной смерти у судебно-медицинских экспертов и юристов отличается: у юристов  это определение подразумевает наличие второго лица, применившего насилие против человека, эксперты же считают насильственной смертью ту, которая произошла не по естественным причинам, например, утопление, повешение и т. п., ну и, конечно же, убийство.  

Зал для вскрытий

ФОТО: rus.tvnet.lv

Например, привозят найденное на улице тело пожилого человека.  Полуголый, с ушибленными ранами на голове, ссадинами на коленях. Выглядит как убийство, однако экспертиза покажет, что это не так: смерть наступила в результате переохлаждения - человек замерзает, становится сонливым, ему становится жарко, появляется ощущение дома и тепла, многие начинают раздеваться, что только ускоряет процесс переохлаждения. Наличие хронических заболеваний усугубляет состояние человека - смерть наступает быстро. Никакого криминала – человек просто не дошел до дома, устал, присел, был болен, а возможно и пьян, падал и начал замерзать. Это не всегда бездомные, одинокие или пьющие.

Среди замерзших бывают и те, кто не нужен своим близким и мимо кого проходят равнодушные прохожие.

Основные причины смерти людей, конечно, естественные.  Очень часто бабули и дедули (именно так поступивших покойных пожилых людей называет Елена и санитары),  которые умирают в своих домашних постелях, прибывают в морг в ужасном состоянии.

Елена привела пару примеров. Это и звучит уже страшно, а выглядит... Привозят неухоженных стариков с пролежнями – такими глубокими, что туда полностью входит ладонь, а родственники утверждают, что это норма, при этом отводят глаза в сторону.

Иногда человека при жизни уже начали пожирать черви.

Бывает, что парализованному человеку подгузник меняли только раз неделю. Под ним творится страшное, такое даже сложно представить человеку, который ничего подобного не видел. Немощные люди лежат в своих кроватях, их не моют, им не вызывают врачей, не переворачивают, чтобы не было пролежней.

"Мы здесь все никак понять не можем, что в головах и сердцах у людей, которые доводят своих родителей, дедушек и бабушек до такого состояния.  Неужели эти люди думают, что всегда будут молодыми и здоровыми? Неужели им не страшно, что когда-то они могут стать такими беспомощными?», - делится Елена.

Как-то в морг доставили пожилую миниатюрную женщину, которую случайно нашли в лесном озере, в мешке. Личность установили быстро. Оказалось, что муж и сын вывезли тело на собственной машине подальше от города и бросили в воду, чтобы… сэкономить на похоронах.

 "Родную маму, жену просто выбросили. Везли, кстати, на дорогом внедорожнике. Интересно, неужели действительно нельзя было найти деньги на самые скромные похороны? Можно", - говорит Елена.

Говорят, люди познаются в беде. Да. А еще и в морге.

Елена рассказывает, что часто родственники, не стесняясь работников морга, начинают скандалить из-за наследства.

Стол в зале для вскрытий

ФОТО: rus.tvnet.lv

"Похороните сначала, уважайте того, кто был с вами, а потом делить начинайте. За долгие годы практики я могу сказать, что люди все больше и больше становятся зацикленными на материальном, иногда это доходит до маразма, иначе не скажешь", - рассказывает Елена. Скандалят близкие покойных не только из-за раздела недвижимости, машин и драгоценностей, но и... из-за одежды, в которой человек умер. Бывало, когда родственники обвиняли сотрудников морга в воровстве пальто или брюк. Одежда - это улика. Все, во что человек был одет в момент, когда его убили, - полиция изымает для экспертизы.

"Вопрос изъятия у умерших золотых зубов – тема избитая, но она актуальна и сейчас, к сожалению..." - делится Елена, отмечая, что у мертвых никто ничего не забирает.

Ему уже не больно

В морг привозят и бездомных. Елена говорит, что иногда работа с такими телами очень сложная. Воняет? Да, конечно, воняет.

"Заходишь в зал, стоит невыносимый запах, к этому хоть и привыкаешь, но чувствуешь все равно. Стоит санитар и разрезает штаны на покойном. Я спрашиваю, зачем он это делает, если можно так просто снять. Оказалось, что штаны снимаются вместе с кожей – они буквально приросли", - рассказывает Елена. Как такое возможно? Антисанитария, несоблюдение личной гигиены, вши и блохи, глубокие расчесы, воспаление. Ткань одежды просто срастается с телом.

"Знаете, мы не осуждаем покойных, им всё прощается. Наша задача выполнить свою работу, а не судить о его жизни. Они тоже были людьми, пусть и потерянными для себя, для родственников, для общества", - говорит Елена.

Набор инструментов для вскрытий

ФОТО: rus.tvnet.lv

"Никогда не привыкну"

К мертвым деткам на столе для вскрытий. Это всегда самые тяжелые дни.

"В последнее время мертвых младенцев у меня на столе не было. Однако в практике бывало разное. Женщины рожали дома, кто-то ребёнка просто закопал в коробке, а кто-то выбросил в туалет. Почему нельзя было подбросить к больнице, отдать кому-то, зачем убивать?" - рассказывает Елена. На ее столе были забитые до смерти дети, заморенные голодом, выброшенные в мусорный бак.

"Эксперты остаются людьми. Не знаю ни одного коллегу, который мог бы не брать близко к сердцу такие случаи. Это очень тяжело и больно", - говорит Елена.

Педофил - среди "своих"

Судмедэксперты работают и с живыми людьми, жертвами насилия – физического и сексуального. Многие родители боятся отпускать своих детей одних на улицу, страшно, что ребенок может стать жертвой педофила. Такое случается – несколько лет назад в Иманте орудовал педофил, в этом году в Риге поймали еще одного. Однако, по словам Елены, большая часть сексуального насилия происходит дома.

"Это отчимы, дяди, отцы, дедушки. Нападения на улице – единичные случаи в общей статистике", - рассказывает Елена. За годы своей практики она осмотрела десятки искалеченных детей.

"Мама ушла по своим делам, оставила двухлетнего ребёнка с родным отцом. Ребенок встал с горшка, у отца в голове что-то заклинило - он пытался изнасиловать своего малыша…  Мама вернулась домой, взяла плачущего ребенка на руки, заметила кровь и поступила умно: тихо собралась и побежала к врачу, а затем в полицию", - Елене тяжело вспоминать такие случаи, потому что она, как любая настоящая мама и бабушка, защитит своего ребенка.

"Сколько в моей практике было случаев, когда родная мать обвиняет ребенка, что это он виноват в том, что над ним надругались. Да, такое бывает часто. Когда догадываются, но молчат, не хотят замечать, что в семье что-то не так.  Или говорят, что дочь сама виновата в том, что ее изнасиловал отчим – мол, ходишь тут, соблазняешь», - говорит Елена.  

Она считает, что детей с раннего возраста на понятном им языке нужно учить,  как избежать сексуального насилия.

"Ребенок должен знать разницу между мальчиком и девочкой, знать, что такое половые органы. Что если ему говорят скрыть что-то от мамы, значит, он должен забить тревогу. Безопасность наших детей – в наших руках", - рассказывает специалист. То, что родные папы, дедушки, дяди и отчимы делают с детьми, а иногда и мамы с сыновьями и пасынками -  в сознании нормального человека не может поместиться. Из этических соображений мы не будем приводить детали подобных дел. 

"Мы тоже спасаем жизни"

"Иногда судмедэкспертам и патологоанатомам говорят: да что вы за врачи? Кого, чью жизнь вы спасли? Это задевает. Очень обидно такое слышать. Те, кто задает такие вопросы, совершенно ничего не знает о нашей работе Да, наша работа начинается там, где мы уже не можем облегчить боль, защитить от трагедии того,  кто лежит на секционном столе. Но патологоанатом может предотвратить другие смерти, а от моей экспертизы зависят судьбы людей. Благодаря экспертизам за решеткой оказываются  убийцы, а невиновные остаются на свободе", - говорит Елена.

Казалось бы, зачем выбирать судебно-медицинскую экспертизу, когда можно стать хирургом, учиться ведь так же  - 10 лет. "Каждый случай – это задача, которую нужно решить. Нет никакой рутины, каждый день несёт что-то новое, и это все держит в тонусе – мысли о работе не остаются за порогом дома, часто думаю о каких-то случаях, оцениваю, все ли сделала правильно", - заключает Елена.

Весы для взвешивания внутренних органов

ФОТО: rus.tvnet.lv

Патологоанатом и судебно-медицинский эксперт: в чем разница?

Патологоанатом и судмедэксперт – это  разные врачи. Патологоанатом работает с теми, кто умер по естественным причинам, как правило, в больнице или дома: определяет причину смерти, подтверждает или опровергает ранее поставленный  диагноз и передает информацию лечащим или семейным врачам. Те оценивают соответствие назначенного при жизни лечения. Это делается для того, чтобы уменьшить врачебные ошибки. Вскрытие проводят, если есть предписание врача.

Судебно-медицинский эксперт работает с неестественными или неизвестными причинами смерти, когда есть подозрение на насилие. Работа судмедэксперта начинается на основании решения полиции. Эксперт проводит как наружное, так и внутреннее тщательное исследование трупа, фиксирует все телесные повреждения, анализирует, оценивает их, берет образцы для химического и медико-криминалистического исследования, образцы ДНК и проводит другие важные для расследования действия – спектр исследований намного шире патологоанатомических. Кроме того, судмедэксперт выезжает на места преступлений, принимает участие в судебных заседаниях, проводит экспертизы живых лиц – либо освидетельствование, либо экспертизы по медицинским документам.

Отделение судебной медицины и морг – разные понятия. 

В морге при больнице проводят патологоанатомические вскрытия и подготавливают к похоронам. 

В отделении судебной медицины проводят экспертизу всех подозрительных, неестественных и произошедших по неизвестным причинам смертей. В отделении (разумеется, в отдельных помещениях) проводят и экспертизу телесных повреждений у живых людей.

Зал, где стоят гробы с подготовленными к захоронению телами

ФОТО: rus.tvnet.lv

НАВЕРХ