Репетиция евроапокалипсиса

Репетиция евроапокалипсиса
Facebook OK Telegram Whatsapp
Comments 10
Фото: EPA/Scanpix

Эпицентр пандемии переместился в ЕС. Повсюду введены драконовские ограничения. При этом согласованная общеевропейская стратегия сдерживания инфекции только-только разворачивается. Сегодня контроль над ситуацией целиком в руках национальных правительств, чьи эгоистичные и часто абсурдные действия (на востоке ЕС) целиком укладываются в старую поговорку про хату с краю. Брюссельский "евроолимп" в очередной раз проспал. Европа снова не готова.

Но точно ли наша неготовость исключительно логистического / медицинского / общественно-политического свойства? Не стоит ли за всем этим нечто более фундаментальное? И действительно ли именно Европа оказалась самой нерасторопной в общемировой кризисной ситуации?

Давно замечено, что действия людей, охваченных паникой, не слишком, говоря мягко, рациональны. Тут не в традициях демократии и политической культуре дело, но в галопирующем животном страхе и заразном массовом психозе.

Крупу, пасту, салфетки, консервы и туалетную бумагу сметали с приблизительно равной скоростью в Милане и Киеве, в Риге и Берлине, в Бухаресте и Лондоне, - хотя наутро опустошенные полки быстро заполнялись.

Принято, однако, считать, что в настоящих демократиях поведение ответственных политиков и респектабельных медиа ни в коем случае не должны напоминать стадные рефлексы перепуганных толп. Но, глядя на происходящее в нашей части континента, быстро понимаешь: на демократии недозрелые правило сие не распространяется.

Национальный эгоизм и коммунистические ухватки неминуемо вылезают, как шило из мешка.

О сеющих панику фейк-ньюсах и сетевых троллях где только не написали. Чистая правда, только не вся. На моих глазах и в течение всего двух дней на самом крупном, амбициозном, очень качественном - и, кстати, оппозиционном правящей партии канале польского телевидения, TVN24, международные новости ужались от сорока до в лучшем случае семи процентов информационного времени. Коронавирус сожрал практически все. Даже на конституционный переворот в Москве респектабельный канал отреагировал с опозданием. Хотя обычно на важные российские события откликается молниеносно, ведь Рф для Польши - что Иран для Израиля.

Волна медийного хайпа нарастала в те дни, когда в стране еще не было ни единого случая заражения. Когда же появился первый, она ухнула.

Трезвые голоса врачей-эпидемиологов в этом цунами слышались едва-едва: у медиков не так много времени на участие в теледебатах. Львиную долю эфира захватили политики и госчиновники. Но разве они эксперты?

Режим повышенной эпидемиологической угрозы (ПЭУ), официально введенный в Польше, - все же не режим чрезвычайного положения (ЧП). Но меры, принимаемые правительством, сплошь и рядом заимствованы именно из режима "чрезвычайного".

О лицемерии властей пишет пресса, а у юристов-конституциалистов появились к ним серьезные вопросы. Только аргументированных ответов почти не слыхать.

Если решение замерять температуру всем въезжающим в Польшу к здравому смыслу имело отношение, то сменивший его через пару дней запрет на въезд всем иностранцам - верный признак безумия.

Мало того, что от меры этой сильно разит ксенофобией (потому как если у тебя нет ни паспорта, ни вида на жительства РП, зато имеется так называемая "Карта поляка", то милости просим!), - она еще и не более эффективна, чем мертвому припарка. Вирус-то все равно уже здесь!

Затем в авангард вырвалась Чехия. Где радикально запретили как въезд, так и выезд, опустив по периметру границы железный занавес. Цензура, правда, там пока не введена, но сильно сократившийся пассажирский рейсовый транспорт, например, из Польши в Австрию, уже объезжает эту богоспасаемую страну безотказными немецкими автобанами.

И тут же собственные "чрезвычайные" версии выдвинули Словакия и Венгрия. То, что еще вчера было центром Европы, превратилось в сеть хаотичной фортификации. Ни проехать, ни пройти. Ни груза провезти, ни домой вернуться.

Мы не просто наблюдаем диковинный (и диковатый) парад доморощенной колченогой "чрезвычайщины" - мы стали его заложниками.

Стоило лишь подуть недоброму ветерку - и тридцати лет так называемого развития демократии в "новой Европе" как не бывало. Сегодня свободный мир снова кончается ровно там, где кончался во времена Холодной войны - за Берлином, Веной и Триестом.

В каком режиме функционируют сейчас внутренние границы ЕС, смотрите на инфографике

Потому что в "старом" ЕС (исключая полуконтинентальную и едва ли транзитную Данию) ничего подобного не происходит. То, что многие медиа огульно именуют "закрытием границ в Европе", на деле вовсе не однородно. Да, кордоны на границах появились и в "старой" Европе, но они не означают категорической невозможности транзитного проезда. Критерии, используемые западноевропейскими погранслужбами, заметно ближе к здравому смыслу, чем тупые и противоправные действия их польских, чешских и венгерских коллег. Если для первых важно, куда и зачем ты едешь, то для вторых - какой страной выдано удостоверение твоей личности. Не нашей - заворачивай и делай что хочешь, мы не пропустим.

С огромным запозданием Еврокомиссия решила ограничить въезд в ЕС извне. Но о том, чтобы, перекрыв внутренние границы и выстроив многокилометровые очереди на КПП, приблизить паралич и без того караул кричащей экономики, - речи там не было просто ни разу. 

Это ведь равносильно запрету выходить за продуктами или выгулять пса - всем поголовно. Памперсов, возможно, и хватит (если запасены), но наесться впрок пока что никому не удавалось.

Может быть, скопления раздраженных толп голодных и неизвестно как давно мывшихся водителей автотранспорта помогают остановить массовое заражение? Двадцатипятикилометровая транспортная очередь у въезда в Польшу из Германии - это не помрачение разума? А тридцатипятикилометровая - у западной границы Венгрии? Или пятидесятикилометровая - у северных рубежей Чехии?!

Диво ли, что Еврокомиссия уже несколько дней настойчиво призывает немедля разблокировать внутриевропейские границы. Ее кто-то слышит?

Полезную самоизоляцию граждан с абсурдной и губительной самоизоляцией государств перепутали явно не в мозговом центре ЕС, где эту не бог весть какую сложную разницу понимает каждый. А вот по окраинам - не очень. Хотя на то они и окраины. Что с них спросишь? Страх велик, прямых директив сверху все нет и нет, - вот и скумекали на свой глазок. Барам недосуг - дворня только тешится.

Спрашивать принято с тех, кто умнее. Опытнее. Культурнее. Поэтому вполне естественно, что спрос с Брюсселя: это оттуда недоглядели за киндергартеном.

В течение недели несколько национальных правительств успели очень наглядно показать, что цена европейской идее и европейской солидарности в восточной части ЕС - ломаный грош. И все, что эти правительства станут произносить после, никакого значения уже не имеет. Все, кому нужно, заметили. И, очень надеюсь, примут message к сведению.

Латвия на фоне этой дичи выглядит вполне цивилизованно: и транзит никому не блокирует, и не держит силой желающих выехать. Только куда им ехать?

И северная, и южная границы заблокированы любимыми соседями. Идеальная, замечу, ситуация для соседа не столь любимого. Вся надежда на то, что в преддверие собственной “коронации” (в каком бы смысле сие ни понимать) этому соседу сейчас тоже не до нас.

Хотя кто знает. Так или иначе, узкий Сувалкский коридор, единственная наша связь по суше с "большой землей" ЕС, в настоящий момент забаррикадирован. И, заметьте, вовсе не теми, от кого это могли ожидать. Совсем напротив - братьями по исторической судьбе!

Не слишком ли увлеклась Европа, репетируя Апокалипсис? Окупит ли полное разрушение экономики, к которому мы скачем галопом, поставленную цель?

Ведь любой вопрос имеет цену. Как ни цинично это звучит, имеет ее и человеческая жизнь. Что бы ни неслось с трибун, давнюю мировую практику страхования жизни (и, стало быть, практику ее материальной оценки) человечество молча одобряет - иначе никто бы не страховался в соответствующих компаниях. Как-то не слыхать и об отказах принять компенсации, выплачиваемые, например, американским правительством семьям жертв терактов (до 8-10 млн $ за погибшего). Берут - значит, согласны; неважно, что произносится и пишется потом.

Ясно, что этот вопрос - из тех, что новостной портал "Медуза" метко окрестил "стыдными". Для политика одно прикосновение к нему - самоубийство, но экономисты вполне могут позволить себе обсуждение.

С тем, что сегодня экономика мира и Европы уже заплатила цену, на несколько порядков превышающую реальный ущерб - и ведь это еще не конец, а, возможно (рад бы ошибаться), только начало, - лично я вполне согласен.

Вся эта "вставочка" в три абзаца - не более чем приватное мнение публициста, но почему-то я предполагаю, что не одному мне любопытно, какими станут мир - и Европа, - когда цунами отхлынет. Не окажется ли свет, на котором очнутся уцелевшие, сильно похожим на пустыню? - притом, что уцелевших, как мы все теперь понимаем, будет никак не меньше 95% ныне живущих.

Не окажется ли, что от числа переживших вскоре отломится более заметный процент тех, кто на таком свете жить не захочет - или попросту экзистенциально не потянет?

В брежневское время ходила поговорка: "войны не будет, зато будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется". Не такой ли мир рискуем мы в итоге получить?

Если бы у меня - а равно у кого-либо сейчас - был ответ на этот вопрос…

Боюсь, моральная ситуация сегодня тяжелее, чем даже в военное время. Ведь для сражающихся на фронте ответы на фундаментальные вопросы вполне ясны, они лежат на поверхности. А за оставшимися в тылу или угодившими в оккупацию сохраняется хоть минимальная, но возможность принятия индивидуального решения о своей судьбе.

Были же во время последней войны те, кто не бежал со всей толпой в укрытие во время ковровых бомбардировок. Как и те, кто не шел в другой толпе в гетто. И часть сделавших подобный выбор - в пользу большего риска, но меньшего унижения, - пережила.

Не намерен судить остальных - да и не мне их судить, - но хочу заметить, что нынешняя ситуация не оставляет даже такого, последнего и отчаянного, резерва для свободы воли. Не присоединиться к толпе сегодня означает не только пойти на личный риск, но также и подвергнуть риску тех, чей взгляд на происходящее иной. Жалкому вирусочку уже удалось то, чего не удавалось двум мировым войнам: он смыл границы личности и нанес сокрушительный удар индивидуализму и свободе выбора.

То есть фактически разнес в щепки основы западной цивилизации. Если кто-то успел это заметить.

Поэтому нечего удивляться, что китайцы - как и другие восточноазиаты - в борьбе с Covid-19 оказались более успешными, чем пока что европейцы и американцы. Там вообще-то цивилизация совсем иная - если кто-то помнит.

Поэтому, читая тексты никак не политиков (у которых либо не за горами, либо совсем на носу выборы, а философия и мировоззрение - какие уж есть), но интеллектуалов, призывающих "временно отказаться от всех своих привычек" во имя… (нужное вписать), - я не могу сдержаться от хохота. И не потому, что так уж весело. А потому, что речь на самом деле о вещах более серьезных, чем обыкновение трижды в день заруливать на часок-другой в кафе. И даже не о зависимостях, вроде никотиновой.

Речь о сложном комплексе социокультурных составляющих, создавших цивилизационную матрицу западного человека.

Какое бы насилие мы над собой ни учинили, китайцами нам все равно не стать. В том числе и тем, кто сегодня призывает нас китайцам уподобиться.

Из чего, увы, следует, что, как ни верти, нам будет куда труднее, чем китайцам. Нам уже труднее - взгляните на Италию. Дело не только в нашем глубоко укорененном индивидуализме - оно также и в том, что у нас хоть и разной зрелости, но демократии. А в Китае - тоталитарная диктатура. Если кто-то помнит.

Поэтому даже в очень непростой нынешней ситуации хвалить государство, где существуют "лагеря перевоспитания", где практикуют политическую цензуру и рабский труд, а высокотехнологичная система слежки за гражданами (также и иностранными) доведена практически до совершенства- не только подло, но и чревато полной потерей лица.

Да и нелепо. О вспышке эпидемии в Европе узнали во второй половине декабря.

Своими ушами слышал радиовыпуск о хищном китайском вирусе по итальянскому радио в канун Рождества. О том же, когда на самом деле все началось в Китае, боюсь, точно не известно даже товарищу Си. Есть предположения, что даже в ноябре. Но уж во всяком случае в начале декабря.

После серии попыток - сначала замести проблему под ковер, а затем попробовать "закрыть вопрос" келейно, не предавая мировой огласке, - китайское государство было все же вынуждено объявить эпидемию. Помните, кода это случилось? Да, именно - 23 января.

При этом уже 31 января правительство Италии, на севере которой проживает самая многочисленная в ЕС китайская диаспора, остановила воздушное сообщение между двумя странами - к большому неудовольствию китайского МИД. Что, как мы вскоре убедились, не сильно помогло. Через несколько дней так называемый нулевой итальянский пациент привез вирус из Германии. Covid-19 уже был на Старом континенте.

Европа действительно оказалась совершенно неготовой, но была ли она самой нерасторопной, и тем паче, намеренно нерасторопной на "большой картинке" коронавирусного кризиса - один из немногих вопросов, на которые уже есть ответ.

Ключевые слова
Последние новости
Не пропусти
Наверх