Китч, кретинизм, фейк, пародия - так описывают архитектуру и окружающую среду главной улицы Юрмалы Йомас не только знатоки архитектуры и искусства, но и обычные прохожие. Элегантный в свое время исторический центр города в последние десятилетия приобрел черты деревни. Примеров хорошей архитектуры не так много. В 150 метрах от канона латвийской культуры - концертного зала "Дзинтари" - планируется строительство огромного 18-метрового пятиэтажного отеля. Юрмальчане  возражают.

Рабочий день. Никого. Мы стоим у концертного зала "Дзинтари", который словно окутало пузырем изоляции. История "концертного сада курхауза Эдинбурга", как тогда его называли, начинается в конце XIX века. С 1936 года, когда зал был построен по проекту архитекторов Виктора Мелленбергса и Александра Бирзениекса, он стал настоящей визитной карточкой Юрмалы. Если встать на перекрестке спиной к морю, через 150 метров на противоположной стороне улицы среди травы виднеется дыра. Этот кусок земли, который ведет к морю, по поручению клиента был приобретен агентством недвижимости Baltic Sotheby’s International Realty для строительства гостиницы. Все было бы хорошо, если бы не нынешний план города, который предусматривает застройку не выше двух этажей, то есть 12 метров, однако эти условия не подходят застройщику - он хочет "впихнуть пятиэтажную коробку". И даже это не самое плохое, если бы не специфика Юрмалы: в нескольких сотнях метров стоит не одна высотка, построенная как "гостиница" с громкими лозунгами о работе, туристах и ​​так далее. В результате "гостиницы" переделали в эксклюзивные апартаменты, которые теперь продают в качестве жилых квартир. Все, точка. Пусть туристы не мечтают - отель с видом на море и чаек за окном им не светит, потому что, в конце концов, есть гораздо более богатые люди, которые могут заплатить за все сразу.

На девять месяцев в году апартаменты вымирают, так как владельцы приезжают один раз на несколько недель. 

1

В Обществе защиты Юрмалы, узнав о ситуации, назвали такие объекты фальшивыми гостевыми домами. Они очень обеспокоены тем, что амбициозный девелопер, обещающий более сотни рабочих мест и большие доходы для развития экономики Юрмалы, в результате не сдержит слово. Еще одна причина, по которой здания, построенные с вывеской "гостиница", вскоре были легализованы как жилые дома, - более низкий налог на недвижимость.

Вместе с председателем Общества защиты Юрмалы Улдисом Кронблумсом мы стоим в "дыре", где планируется построить роскошный отель. "Мы, как общество, выступаем не против гостиницы, а против зданий огромных размеров. Если посмотрим вокруг, нигде нет таких крупных, массивных построек. Запланированный дом заполнит все пространство улицы. "Звезды" ведь присваиваются за комфорт, а не за величину гостиницы. Здесь недалеко, например, есть небольшой отель с 4 звездами. Эксклюзивная гостиница может быть и уютной, разумных размеров. Нельзя говорить о "пятиэтажном здании", теоретический вклад которого никто не оценивал", - считает глава общества.

Высоту здания можно изменить двумя способами - внести поправки в пространственный план или разработать местный план, что было сделано Юрмальской городской думой и вынесено на общественное обсуждение. В представленной народу визуализации запланированное здание не выглядит слишком большим и, на мой взгляд, является довольно красивым. "Это мошенничество, на самом деле здание будет больше", - говорит Улдис Кронблумс. При помощи дрона он измерил высоту будущей гостиницы, и оказалось - реальные объемы не соответствуют тем, что отмечены на визуализации. А именно - самоуправление "затемняет" реальную картину.  

ФОТО: Общество защиты Юрмалы

К слову, никакого архитектурного конкурса по использованию важного для Юрмалы места не было. Общественные обсуждения закончились, теперь ожидается заключение Совета по национальному культурному наследию. Если не удастся добиться уменьшения предполагаемых размеров здания, общество обратится за поддержкой в ​​Министерство регионального развития, а при необходимости - в Конституционный суд.

"Один из видов отмывания денег, - поясняет Улдис Кронблумс, указывая на малоэтажный дом, стоящий недалеко от запланированной гостиницы, который от глаз окружающих скрывает красивый сад, с большой табличкой "Продается" на переднем плане. - Квартиры переходят в частную собственность, эксклюзивную недвижимость здесь покупают не юрмальчане. Приезжают раз в сезон, а нужно ли это Юрмале? Но это перспективные места для туризма".   

Между тем Министерство экономики, отвечая на письмо Общества защиты Юрмалы, обещает поддержку "новым видам услуг в сфере туризма", а именно - гостиничным квартирам, апартаментам и гостевым домам. Между тем в письме говорится: "В целях защиты прав добросовестных владельцев "квартир", которые приобрели помещения в здании, предназначенном для использования под гостиницу, необходимо организовать и изменить разрешенное строительство".

Как фальшивые гостиницы превращаются в жилые дома

"Вон там когда-то располагалось знаменитое юрмальское Lido, которое помнят люди старшего поколения", - говорит историк и искусствовед Рихардс Петерсонс, который присоединился к нам во время экскурсии по старому городу. Здание Lido снесли, а на его месте, сохранив архитектурный облик, построили новое. "Ужасная бутафория", описывает Петерсонс здание ресторана на углу, добавляя, что когда 15 лет назад его только построили, он был в шоке, но сегодня на фоне остальной Юрмалы оно выглядит относительно хорошо. "Фейк, китч", - продолжает он, доходя до следующей постройки. Мы подходим к перекрестку улиц Турайдас и Йомас, который замыкает новая православная церковь с золотыми куполами, светящимися издалека.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Небольшая православная церковь высотой 12 метров была здесь и во время первой независимости Латвии. Ее снесли в 1961 году. Те, кто дал деньги на строительство новой, хотели видеть здесь постройку высотой 38 метров. Однако после долгих дебатов компромисс был найден - 28 метров. Общество защиты Юрмалы считает, что это слишком высоко. "Строительство церкви выглядит как осознанное желание напомнить, кто на самом деле является владельцем Юрмалы, и это демонстрируется как деньгами, так и вкусом", - говорит Рихардс Петерсонс, обращая наше внимание на правильно отреставрированное здание, идеально вписывающееся в уличное пространство. Это отель Semarah Hotel Jomas sēta, принадлежащий жене бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова Елене Батуриной. "Это один из хороших примеров, когда очень богатая женщина с большими амбициями примирилась и сохранила юрмальский колорит. Инвестор должен понимать, что он пришел в Юрмалу и для комфорта высокого уровня не нужны пять этажей". 

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

С размышлениями, что самоуправление испортило юрмальский облик, позволив строить "квадратные коробки", к нашему разговору присоединилась юрмальчанка Гунта Чижевска. Из детства она вспоминает бархатные кресла Lido, уютные киоски с мороженым, ювелирный магазин.

"Улица Йомас в моей памяти осталась красивой и со вкусом, где вечером все гуляют нарядными.

Теперь здесь стоят будки, где торгуют... всяким барахлом, - пытается она подобрать подходящие слова, чтобы описать современный облик города. -

1

Нет больше теплоты и уюта". Останавливаемся у одного из редких, оставшихся с 1960-х годов XX века элементов дизайна - это глобус, уцелевший с тех времен, когда здесь располагались Юрмальский выставочный зал и Дом творчества художников, где проходили международные симпозиумы скульпторов и гончаров. "В конце 60-х здесь была активная культурная среда", - вспоминает Петерсонс.  

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Искусствовед приводит нас в "Турайдский квартал", инвестором которого является Юлий Круминьш - предприниматель, причастный к незаконному финансированию партий и взяточничеству. Оказывается, в 2015 году многоквартирные дома были сданы в эксплуатацию под "гостиницу", но уже через год предприниматель подал в думу заявление о смене назначения зданий. В гостинице осужденного за незаконное финансирование Партии "зеленых" и крестьян (ZZS) Юлия Круминьша какое-то время жил избранный от этой партии депутат думы и бывший мэр Юрмалы Гатис Трукснис. Нереализованная "гостиница" на улице Турайдас находится примерно в 200 метрах от места, где будет построен новый отель.

Непрактично, но уникально

Немного потрясенная, стою у скульптуры Валта Барканса "Турайдска роза". "Она, звоня по мобильному телефону, ждет своего жениха, но, недождавшись, чувствует себя разочарованно", - описывает скульптор образ женщины. Выглядит, что в груди у современной Турайдской розы установлены импланты, а в губах - филлеры. Квартал немного напоминает забытые декорации съемочной площадки. В конце "Турайдского квартала" Круминьш "обранил" огромный драгоценный камень - оникс, привезенный из Мексики, который после обработал скульптор Паулс Яунземс. Рядом с камнем стоит псевдолатвийский деревянный стул, который не поместился бы даже в Lido на Краста.

“Если говорить о камне, можем поставить статую Шрека, и все будут около нее фотографироваться”, - отмечает Улдис Кронблумс. 

1

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

"Не хочу никому навязывать свое мнение. Нормальный, приличный китч, ведь Круминьш не пожалел денег", - осторожно описывает квартал Рихардс Петерсонс. Дом, построенный около оникса, соответствует историческому образу. "С одной стороны, предприниматель подарил городу объект окружающей среды - камень оникса, ухоженный квартал, с другой - обманул, обещая, что здесь будет гостиница", - отмечает руководитель общества.

Возвращаемся на улицу Йомас по перекрестку, которого я раньше не замечала. Оказывается, вдали от променада находятся прекрасные образцы старинной юрмальской архитектуры - например, деревянное здание, сохранившее летнюю кухню в том виде, в котором она была в конце XIX века. "Запахи шли в комнаты, поэтому был построен небольшой дом с трубой, соединяющийся с жилой частью галереей, по которой носили еду, - рассказывает Петерсонс. - Гораздо больше таких зданий осталось в Меллужи и Асари. Для наших дней это не практично, но уникально".

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Напротив - пансионат с сохранившимися архитектурными деталями. В одном дворе находится очаровательный элемент культурной среды - павильон из сборных металлических конструкций, типичный для Германии и Австрии XIX века.

Расцвет дачной эпохи города длился примерно с 1870-х годов до 1940-х. Деревянные дома строили просторными, красивыми снаружи, но для зимовки они не подходили - комнаты маловаты. Архитектор Угис Шенбергс однажды прозвал их "деревянными палатками". Условия современной жизни изменились, а сохранение деревянных конструкций и деталей стоит очень дорого. 

Можно ли осуждать тех, кто не хочет жить в резных деревянных коробках?

1

Рихардс Петерсонс не согласен: дерево - выносливый материал, могут быть сложности с утеплением и коммуникациями, но других проблем нет. Кроме того, помещение можно расширить, например, построив второй этаж.

Деревянные дома неожиданно сгорают 

В конце 1990-х годов Юрмала была известна тем, что деревянные "жемчужины", которые находились под охраной государства, поэтому не подлежали сносу, неожиданно сгорели. В результате пожара и последующего за ним сноса многие архитектурные и художественные ценности были потеряны. "Меня раздражает слово "жемчужина". Что это означает? Деля здания на "жемчужины" и "не жемчужины", мы ставим на них штамп. Вот, например, и это здание, хоть и не является шедевром, в каком-то роде тоже "жемчужина", так как часто появляется на старых открытках. Мы долго сражались и защищали его", - указывает Петерсонс на здание рядом с психоделическим объектом. Сначала объект окружающей среды - петух в зелени, потом - многоэтажный дом с мотивами арабески. "Это пришло из восточной культуры. Любите кружево, пожалуйста!

Кретинизм, которого в Юрмале не хочется видеть.

1

Не понимаю, как что-то такое на улице Йомас удалось согласовать", - удивляется искусствовед. Отвечая на вопрос, как в целом он оценивает главную улицу Юрмалы, он выкрикивает: "Китч! Юрмальчане не ходят на улицу Йомас, если только в гости кто-нибудь приезжает".

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

"Где интимность, где качество жизни? - спрашивает Петерсонс, показывая на дом писателя и графика Альберта Кроненбергса, который его потомки пытаются продать, потому что в малоэтажном жилом доме жить больше невозможно. - Речь идет не только об изменениях в архитектуре и культурной среде - меняется характер в целом, не только пространственно, но и функционально". В последние годы в основе строительства многоэтажных домов лежит принцип "быстрее, выше, больше".

Это довольно неудачный алтарь, на котором приносят в жертву Юрмалу.

1

"Это мне ужасно нравится, - показывает Петерсонс на по-настоящему "жутко" маленькую будочку. - Это сувенирный киоск, сохранившийся с 70-х годов XX века, у которого нет статуса памятника архитектуры. Это доказывает, что и во времена коммунизма хотели что-то историзировать".

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

На улице Йомас большой выбор кафе и ресторанов. В маленьких киосках в основном торгуют дешевой в плане качества, а не цены одеждой с кружевами и блестками. "Есть такое слово - ширпотреб - ниже среднего уровня". 

Интеллигенция из России говорит: "Что вы сделали с Юрмалой - здесь ничего больше не осталось, вилла на вилле".

1

Мое внимание привлек декор в виде драконов, украшающий двери исторического здания. Они созданы заново, но в соответствии с аутентичными.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Своеобразные светильники, напоминающие распустившиеся одуванчики, позаимствованы у немецких дизайнеров и созданы еще в советское время. "Здесь есть трагическое место, скандальный объект", - говорит Рихардс Петерсонс, и с ним нельзя не согласиться.

Трущобы плюс свалка. Фундамент дома оброс мелкими кустами, окружен мусором. Похоже на место, куда даже "бомж нос не сунет". Когда-то в удивительно красивом здании располагался Юрмальский городской музей. "Это здание дважды поджигали, но, учитывая, что оно было памятником архитектуры, его приказали снести. Сейчас детали хранятся где-то на складе в Московском форштадте".

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Это наглядный пример того, насколько бессильна система государственной охраны и охраны памятников.

1

Скажу, что меня будто магнитом притягивает железнодорожная станция Дубулты, которой я восхищаюсь с разных точек зрения - например, во время заката от нее отсвечивает оранжевым светом. Согласитесь, что вокзал, построенный в 1977 году по задумке (по ассоциации с бушующим морем) архитектора Игоря Иевейна, является прекрасным примером того, как совместить разные функции - транспорт и культуру. Станция Дубулты - единственное пространство современного искусства в Европе, которое работает в действующем здании вокзала. Еще одна выдающаяся постройка, которую стоит увидеть в Дубулты - возрожденный дом Аспазии. Муниципалитет вложил 1,2 миллиона евро в памятник вековой давности.

Возрождение деревянной "жемчужины"

В Майори на улице Йомас до войны, во время независимости Латвии, был ресторан Mascotte, позже Otto Schwarz, а до 1945 года - Korso. В 2013 году, несмотря на возражения экспертов и возмущение общественности, здание снесли, а на его месте построили торговый центр.

Галерея: Ресторан Korso

Я бы сказала, что новое здание Korso, напоминающее пианино, - корректное и  соответствует месту. Петерсонс возмущается: "Можно сказать, что все не так уж и плохо, но мы не можем однозначно оценить объект, не зная истории. Имея представление, как было раньше - принять это нельзя. На останках ценностей нельзя построить ничего нового".

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET и архив городского музея Юрмалы

Идем дальше. "Начало тысячелетия, югендстиль - великолепно!". Реконструкция деревянных домов идет полным ходом. И так два года. Изо дня в день мастер по дереву Янис Дудумс превращает снесенное деревянное здание в жемчужину. Даже искусствоведу трудно поверить в то, что заново сделаны всего три детали, все остальное тщательно восстановлено. Не нужно быть специалистом, чтобы заметить, что отреставрированное здание существенно отличается от сегодняшних фейков.

"Нет ни одного нового окна, - отмахивается ремесленник. - Однозначно у старых окон есть перспектива. Деревянные окна не сравнить с пластиковыми. 

С давних времен между деревянными окнами клали "пирог", и разве кто-то замерзал?

1

Теперь люди удивляются - ах, у детей аллергия! Конечно, если окна пластиковые, то и отделочные материалы синтетические". Янис Дудумс показывает стекла в оконной мозаике и сравнивает детали: "Вот этот сочный синий - это кобальт. Сейчас он запрещен. Тут вся соль в том, что все аутентично. Нет большого кошелька сделать заново".

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Почему владельцы тратят годы, чтобы сохранить аутентичность? "Я таким людям ставлю памятник, - говорит мастер. - Они хотят жить в природном, настоящем доме". Здание утеплено древесным волокном и коноплей. Материал для утепления пахнет лугом.

Тема старинной архитектуры Юрмалы приводит мастера в ярость: "Что они сделали с казино латвийской эпохи в Булдури?

Когда увидел, что в концертном зале "Дзнтари" на панели из дуба кладут регипс - этого мне было достаточно! Я ушел.

1

Следует сказать, что востребованность мастерства ремесленников довольно высока. Я говорю, приходите через пару лет".

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Напротив станции Майори находится большой многоэтажный кирпичный дом. Это бывший отель, который сейчас выглядит заброшенным. Он прошел через руки бывших владельцев Parex banka Каргина и Красовицкого. "Когда началось пробуждение, юрмальский красно-бело-красный флаг повесили в двух местах - над гостиницей "Кемери" и здесь, - рассказывает Улдис Кронблумс. - Владельцы менялись, отмывали и делили деньги, но за 20 лет никто так и не захотел использовать гостиницу по назначению".

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Возвращаясь к концертному залу "Дзинтари", прогуливаемся мимо прекрасно отреставрированного частного дома предпринимателя Татьяны Окладниковой и малоэтажного жилого дома архитектора Яниса Алкшниса с деревянной отделкой, удостоенного архитектурной наградой.

Юрмала еще не утратила полностью своей исторической структуры и неповторимой атмосферы, но защитить ее непросто, когда речь идет о больших деньгах.

Галерея: Прогулка по Юрмале

Подпишись на RUS TVNET в Telegram! Максимально коротко о самом важном!