Визиты Березовского в Латвию могли остаться тайной. Материалы закрытых уголовных процессов уничтожают

Иллюстративное фото ФОТО: Shutterstock

Согласно закону, решения о завершении уголовного процесса должны быть доступны публично. Несмотря на то, что расследование по этим делам закончилось безрезультатно, окончательные решения позволяли обществу узнать подробнее об уголовных процессах о договорах по госзакупкам, подозрительных отношениях мэра Юрмалы с одиозным бизнесменом, получении финансирования политической партией из-за рубежа и многих других. Передача Nekā personīga обнаружила, что во многих случаях ознакомиться с окончательными решениями более невозможно. Оказалось, что об этом не знает и законодатель.

Попавший в немилость к президенту России Владимиру Путину миллиардер Борис Березовский в начале 2000-х годов спрятался в Лондоне. Будучи объявленным в международный розыск, он многократно приезжал и в Латвию.

В 2005 году он в последний раз посетил Ригу, путешествуя под именем Платон Еленин. Предприниматель ужинал с

председателем Сейма Ингридой Удре и не в первый раз подарил ей коробку вина.

1

Организатором поездки Березовского был Роберт Лицис - представитель "зеленых" и крестьян в Latvijas gaisa satiksme. Его супруга Илона Лице в тот момент была руководителем бюро министра внутренних дел Эрика Екабсонса. После того, как миллиардер уехал, возникли сложности.

Бюро по борьбе и предотвращению коррупции (KNAB) в связи с подарками миллиардера должностным лицам Латвии начало уголовный процесс. Оказалось, что Березовский оплатил семье главы МВД Екабсонса отпуск в Южной Франции. Министр навещал Березовского в Лондоне, где жил в роскошной гостинице.

Информация о тесных связях Екабсонса и Березовского дошла до других политиков, министру грозил скандал. Совет по нацбезопасности внес Березовского в Латвии в "черный список".

Прикрываясь разногласиями по поводу бюджета, Екабсонс ушел с должности.

1

KNAB пришел к выводу, что нанесенный государству ущерб не был столь большим, чтобы судить получивших подарки от миллиардера должностных лиц, и уголовный процесс завершил.

Спустя пару лет после этого расследования материалы были уничтожены. Если бы в свое время передача Nekā personīga не узнала бы об этом уголовном процессе и не попросила бы ознакомиться с решением о его окончании, то, возможно, подарки Березовского латвийским политикам остались бы тайной.

В окончательных решениях в закрытых уголовных процессах обычно описывают доказательства, которые удалось собрать стражам порядка, например, фрагменты прослушанных телефонных разговоров и слова свидетелей. Часто следователи отказываются от выдвижения обвинений, однако общество все равно получает информацию, которая может пригодиться, например, на выборах.

Когда три года назад развалилось скандальное дело олигархов, Сейм принял решение в пользу его большей открытости, позволив журналистам в отдельных случаях ознакомиться с более широкими материалами дела.

Однако в реальности закрытые в 90-е и начале 2000-х уголовные процессы о преступлениях коррумпированных должностных лиц уничтожены.

1

Продолжают хранить материалы дел о преступлениях против человечества и убийствах. У подчиненных МВД учреждений только в течение ближайшего полугода срок хранения закончится для 22 тысяч дел, их уничтожат.

Если уголовный процесс попадает в суд, то вне зависимости от результата решение хранится неограниченное время. Если его закрывает следователь или прокурор, то через два, пять, десять или 15 лет - в зависимости от тяжести расследуемого преступления - материалы дела уничтожаются. В том числе и окончательное решение.

Точно так же, как и полиция, поступает финансовая и таможенная полиция Службы госдоходов, а также KNAB. Окончательные решения уничтожаются вместе с остальными материалами. Таким образом, не остается никаких следов.

Это прошло мимо депутатов Сейма.

1

То, как долго учреждения хранят материалы следствия, устанавливают внутренние правила самих учреждений. Это противоречит установленному законом принципу доступности окончательных решений. Депутаты Сейма обещают остановить уничтожение окончательных решений, однако разделение материалов на уничтожаемые и сохраняемые, как и их дигитализация, требует дополнительных ресурсов.

В этом году в Латвии планировалось ввести платформу внутренней информации МВД E-lieta. Она позволяет хранить материалы дел в цифровом формате, а не в бумажном. Однако введение платформы было начато с судов, а не с полиции, где появляются самые большие горы бумаг. Поэтому пока что цифровая платформа означает лишь то, что прокуроры сканируют и вводят в систему распечатанные и подписанные полицейскими вручную документы, без уничтожения бумажного дела полностью.


НАВЕРХ
Back