За время удаленного обучения школьник с хорошими оценками Карлис попал в ряды тех подростков, которым грозило оставление на второй год. Не помогали ни угрозы, ни слезы мамы.

"Дико не хотелось ничего делать", - вспоминая прошедший учебный год, приходит к выводу Карлис*. До Covid-19 у Карлиса (17) в жизни все было в порядке - учился в одной из лучших школ Валмиеры, учеба давалась легко, отметки были хорошие. В свободное время парень занимался боксом.

Когда осенью началась вторая волна пандемии, Карлис прекратил тренировки еще до официального запрета. "Не было мотивации", - говорит он. С огромной скоростью начала снижаться успеваемость. Он не делал домашнюю работу. В декабре тревогу забила учитель математики. Раньше по этому предмету Карлис был одним из лучших в классе, а на тот момент ему уже грозило оставление на второй год. "Сам он проблемы не усматривал. Думал, если будет нужно - соберется", - вспоминает мама.

Подключилась группа школьной поддержки. Это была специально созданная команда, которую координировал социальный педагог. Вовлеклись школьный психолог, заместитель директора и консультант по карьере. Карлис был одним из примерно 20 школьников, над которыми группа поддержки взяла особую опеку. К этому числу пришли, создав список детей, у которых возникли сложности. Всего таких было 50. Затем отобрали "легчайшие" случаи, где хватило разговора с родителями и создания индивидуального плана. Каждому из остальных назначили одного педагога, который регулярно следил за учебой. "Это позволило не потерять ни одного ребенка", - рассказывает социальный педагог Валмиерской Паргауйской гимназии Элина Вире.

Если "контролер" видел, что у школьника по какому-то предмету возникают трудности, он связывался с его учителем, говорил с родителями, пытался мотивировать сам. Каждый понедельник команда поддержки встречалась и обсуждала прогресс каждого ученика. И Карлиса. Однако с ним было сложно, так как прогресса не было.

Спасибо спортивному залу MyFitness за разрешение использовать их помещения для фотосессии ФОТО: Reinis Hofmanis

В декабре первое полугодие Карлис с мучениями, но одолел, а в январе наступил кризис. "Он впал в глубокую апатию", - рассказывает мама. Она была готова бросить работу, сидеть рядом с сыном и вместе выполнять задания, но у Карлиса были свои принципы. Он отказывался сдавать работы, которые не делал сам. Мама посмеялась, что с этим не было проблем у его брата в другой школе. "Второй сын от удаленного обучения не получил ничего, но оценки были лучше, так как вместо него задания выполняли друзья и одноклассники и отсылали", - говорит мама.

Школа предложила помощь психолога, но безрезультатно. Мама думает - потому, что консультации не были очными, а Карлису нужно видеть другого человека. Во-вторых, как и учитель, психолог пыталась апеллировать к совести Карлиса, что с такими оценками он не окончит школу, но это не сработало. "Угрозы на него не действовали", - приходит к выводу мама.

Директор Валмиерской Паргауйской гимназии Агита Зариня рассказывает, что и школьному психологу во время пандемии было нелегко. Она тогда только начала работу в школе после окончания университета. "В школе совершенно другая среда, и психологи к этому не особо подготовлены", - отмечает Зариня. Прошло время, пока команда сработалась.

ФОТО: Reinis Hofmanis

Особо не веря в смысл работы психолога, мама Карлиса в отчаянии в январе начала искать помощь за пределами школы. И натолкнулась на стену, так как в Цесисе и Валмиере в очереди к специалистам нужно было ждать 3-4 месяца. Консультацию по Zoom в конце концов удалось найти в Центре подростковых ресурсов.

В данный момент в Латвии таких пять. Жители из других городов могут связываться онлайн.

Разговор с психологом немного успокоил маму. Специалист посоветовал, чтобы Карлису позволили ошибаться. Он интеллигентен, и разум его спасет. Однако это не улучшило микроклимат в семье, регулярно происходили ссоры. Не выдерживали нервы и у мужа. В разгар одной ссоры Карлис ночью взял сумку и хотел уйти из дома. Мать со слезами уговорила его успокоиться.

Чтобы Карлис снова начал интересоваться жизнью и выходить из дома, мама уговорила его неделю пожить у подруги в другом городе. В семье, в свою очередь, его ждал сюрприз - родители отремонтировали комнату, купили новую мебель. И договорились между собой, что перестанут обвинять Карлиса.

Он приехал. Стал радостнее, но через несколько дней все вновь встало на старые рельсы.

Как распознать и что делать, если подросток погряз в апатии?

Тревожные звоночки:

  • Не выходит из дома.
  • Сидит в своей комнате.
  • Практически не разговаривает с домашними.
  • Легко раздражается.
  • Не может встать с утра.
  • Засиживается за компьютером.
  • Плачет.
  • Ухудшаются результаты в учебе.

Что происходит?

Для развития подростка необходима конкретная среда:

  • Определенный режим дня, который в основном обеспечивает очная учеба.
  • Возможность встретиться со сверстниками.
  • Физическая активность.

Если эти факторы долгосрочно отсутствуют, развитие подростка останавливается. Наступает апатия и теряется мотивация.

Чего не делать?

  • Не поможет ободрение - "соберись", "ты это можешь".
  • Не помогут ни задабривание, ни угрозы. Это только создаст конфликты в семье и вызовет чувство вины у самого подростка.

Что делать?

Главное - убедить подростка выйти из дома:

  • Сменить обстановку.
  • Вывести собаку на прогулку.
  • Заняться спортом.
  • Встретиться с друзьями.

Сначала возможно сопротивление, но поэтому тем более необходимо обеспечить смену обстановки.

"Все было не так, как раньше. Когда уроки проходили очно, можно было спросить у учителя, если что-то не понял", - отмечает Карлис. Требовалось больше онлайн-уроков, но учителя больше давали работать самим. Не хватало возможности на переменах поговорить с друзьями, поиграть в футбол.

За пару месяцев до выпускных экзаменов команда школьной поддержки решила попробовать последнюю возможность - привлекла к работе с Карлисом помощника учителя. Этого специалиста школа наняла на время пандемии. Каждый день по несколько часов они вместе с Карлисом выполняли заданное и нашли общий язык. "Мог задавать ей вопросы и вне школы. Она отвечала с радостью. В том числе и о своей семье", - отмечает Карлис.

"Вечность буду ей благодарна", - вспоминая пережитое, говорит мама.

Девятый класс Карлис окончил. Выпускной проходил во дворе дома и с ограниченным числом гостей. Но заботы на этом не закончились. Оценки в аттестате были настолько плохими, что запланированная профшкола в Риге Карлиса не приняла. Он хотел стать программистом. Из-за плохих оценок отказ пришел и из второй присмотренной школы. Мама снова была в отчаянии, пока посреди лета не произошло чудо. Из запланированный школы на электронную почту пришлось письмо, что освободилось место. Если Карлис на следующий день подаст документы, он сможет там учиться. Излишне говорить, что мама с сыном на следующий день уже были в Риге.

В разговоре с Re:Baltica Карлис выглядит довольным жизнью. В конце августа он начал самостоятельную жизнь. Перебрался в общежитие в Риге. Оказывается, новая школа предлагает и тренировки по боксу. Он планирует снова их возобновить.

*Имя подростка по его просьбе изменено.

Kur meklēt bezmaksas palīdzību?
Infogram