​Практически в каждом втором профессиональном училище нет своего психолога. Школа Сильвии привлекла психолога со стороны, но во время дистанционного обучения он отказался давать консультации онлайн.

Сначала она начала резать себя. Подходил любой острый предмет - ножницы, бритва. Чтобы мама не видела, она связала себе браслет, скрывающий порезы. Физическая боль помогала отвлечь внимание от эмоциональной. Сильвия* тогда училась в 7-м классе. Ей было больно от того, что ее оттолкнули лучшие подруги. Для тринадцатилетней девочки это может означать конец света. Все три были отличницами и лидерами класса.

Потом умерла бабуля. Сильвия сильно переживала и впервые пошла к психологу. Он сказал, что помочь не в силах. Подросток якобы манипулирует им. Мама нашла психиатра, он прописал антидепрессанты.

"Я никогда не понимала, насколько это болезнь, а насколько - жажда внимания, - говорит мама Сильвии Re:Baltica. - Она остро нуждается во внимании с детства. Постоянно голодна на внимание".

В 9-м классе Сильвия месяц проболела, пропустила учебу, ухудшились оценки. Она переживала. В один особенно плохой декабрьский день Сильвия пошла домой и попыталась покончить с собой. Затем последовал день в реанимации, а после - два месяца в Детской психиатрической клинике в Риге. После выписки из больницы ей назначили лечение в дневном стационаре, но было необходимо прождать полгода в очереди. У них не было времени ждать, поэтому мама искала помощь на стороне.

Физическая боль от порезов заставляла на мгновение забыть о душевной боли. Чтобы мама это не видела, Сильвия носила браслет ФОТО: Reinis Hofmanis

Сильвия сменила школу. Она получила основное образование в сельской школе, а затем поступила в профессиональный колледж в другом городе. Начало было хорошим. Она была отличницей на курсе. Уже в первом семестре девушка начала встречаться с нанятым школой психологом, который работал в городе. Он был предложен школой в рамках государственного проекта PUMPURs.

А потом пришла пандемия.

Во время первой волны ограничений в связи с пандемией больше всего пострадали молодые люди, у которых и ранее были проблемы с метальным здоровьем. Специализирующийся на подростках психотерапевт Нил Константинов в своей статье для Satori об опыте во время пандемии пишет так:

"Те, кто резал себя, стали резать себя еще больше. Те, кто много сидел за компьютером, уже и не вставали из-за него. Те, кто был тревожным, отказывались выходить из дома, живя в паническом страхе заболеть".

1

То, что проблема была, подтверждают и данные. В Детской психиатрической клинике Детской больницы в первую волну пандемии стало увеличиваться количество острых пациентов. Это были молодые люди, подвергшие свое здоровье и жизнь опасности. Если годом ранее острых пациентов в клинике было 35% от всех, то в первый год пандемии - более половины (55%).

Уже в первую волну пандемии количество острых пациентов в Детской психиатрической клинике Детской больницы стало увеличиваться. Хорошая новость: количество самоубийств среди подростков и молодых людей не увеличилось ФОТО: Reinis Hofmanis

Сильвия принимала антидепрессанты и относительно хорошо пережила первую волну ограничений. Была дома, училась дистанционно.

Во вторую было уже тяжелее. Как и многие ее сверстники, она тоже потеряла мотивацию. Было сложно длительно сосредотачиваться у компьютера. Заданных в школе самостоятельных работ казалась чересчур много. Когда они вместе с одноклассниками поговорили об этом с учителем, та обиделась. В качестве доказательства Сильвия показала Re:Baltica письмо этого педагога, в котором она делает замечание, что "жаловаться - это некрасиво".

В письме учитель также высказывает подозрение, что ученики не устали учиться, а "просто хотят, чтобы учителя не задавали уроки".

1

Тогда Сильвия сдалась и перестала бороться за хорошие оценки. Снова стали посещать суицидальные мысли. Она обратилась за консультацией к нанятому школой психологу, которого посещала очно, но получила отказ. Удаленно он не консультирует.

Сильвия попросила Re:Baltica не связываться со школой, чтобы не раскрывать свою личность, поэтому мы не можем запросить мнение школы. Общедоступная информация показывает, что в начале этого года в штате конкретного колледжа не было ни одного из так называемых специалистов поддержки - психолога, социального педагога или помощника учителя. Катастрофическая картина была и в других колледжах. В качестве штатного сотрудника психолог работал только в одном из восьми колледжей в Латвии.

ФОТО: data.gov.lv

Хотя психологи и отмечают, что количество суицидальных мыслей во время пандемии у молодых людей увеличилось, хорошая новость в том, что количество самоубийств - нет. Увеличилось ли количество попыток суицида, узнать невозможно.

ФОТО: SPKC

Сильвии помог психолог в Цесисе. Консультации проходили по скайпу. Платила за них мама, потому что не смогла найти бесплатную государственную помощь. Вскоре в Валмиере открылся Ресурсный центр для подростков, который предоставляет бесплатные консультации для всей семьи, но Сильвия продолжила работать с психологом из Цесиса. Установился хороший контакт. Мама сожалеет, что такого центра не было два года назад, когда ее дочь пыталась покончить с собой, ведь в то время психологическая помощь требовалась всей семье.

"Я еще долго после того не могла спать. Прятала ножницы, бритвы, лекарства", - вспоминает мама.

1

Она искала помощь, но везде были "невероятные очереди".

С началом учебного года сама Сильвия настроена оптимистично. Во время нашего разговора она не была вакцинирована, но планировала это сделать. Хотела собрать больше информации. Осенью она вернется в общежитие колледжа и очень надеется, что занятия будут проходить очно. Однако если возобновится дистанционное обучение, она планирует оставаться в общежитии. "Чтобы хотя бы вокруг были мои одногруппники. Тогда будет легче", - заключает Сильвия.

 
Kur meklēt bezmaksas palīdzību?
Infogram

* Имя подростка по ее просьбе изменено.