• Кому-то учиться легче, другим - невозможно
  • Растет разница в качестве школ
  • Очные консультации - не везде и с опозданием
  • Можно было и иначе
  • Будет ли лучше в этом году?

Когда летом появились результаты централизованных экзаменов после удаленного обучения, на бумаге выглядело, что оценки не упали. Однако в школах указали, что легко было лучшим, самые слабые отстали еще больше и еще сильнее выросла разница в качестве образования.

У восьмиклассника Кристапа* мотивация пропала в начале этого года. Когда из-за пандемии весной 2020 года школы закрыли в первый раз, парень еще как-то старался, позволял родителям помочь. Осенью же, когда это произошло во второй раз, резко стало хуже. Перед этим Кристап учился удовлетворительно, а весной грозили незачеты почти по всем предметам.

"Не мог сконцентрировать внимание за компьютером. Все время говорил, что ненормально скучно, что невозможно выдержать. Выполнял проверочную работу, и если что-то не понимал, то отключался, уходил. Не брал телефон", - говорит его мама Анна. Кристап на разговор не согласился. Удаленный год испортил и отношения с родителями, парень закрылся, помощь со стороны принимать не хочет.

"У меня было ощущение, что я воюю на двух фронтах. Со школой и с сыном. Вместо того чтобы чувствовать, что я сотрудничаю и мы вместе пытаемся ему помочь", - говорит мама Кристапа Анна. ФОТО: Ilze Vēbere, Re:Baltica

Анна винит в произошедшем как решение правительства держать школы закрытыми так долго (два и затем еще непрерывно семь месяцев, что было гораздо дольше, чем в большинстве стран ЕС), так и неподготовленность средней школы в Зиепниеккалнсе: "Дома в четырех стенах с компьютером... Когда увидел в э-классе только двойку без какой-либо обратной связи, у него не появилось никакой мотивации делать так, чтобы в следующий раз этой двойки не было".

Кому-то учиться легче, другим - невозможно

Сколько в Латвии детей, которых удаленный процесс потопил, так как долго учиться в одиночку с компьютером они не смогли? Таких данных нет. Министерство образования и науки указывает, что успехи школьников 12-х классов на централизованных экзаменах не хуже, чем ранее.

Но этот показатель изменчив.

"Появились ножницы", - говорит директор Лимбажской государственной гимназии Гунта Лаце. И в ее школе, например, на экзамене по математике средний результат - как и в Латвии в целом - выше, однако "лучшие результаты были выше, чем ранее, а плохие были хуже и для нас нетипично низкие". Впервые в истории школы ученик не смог выполнить требуемый минимум и аттестат не получил.

Ранее не было даже подозрений, что экзамен он может не сдать. Молодежь, учась удаленно, научилась сотрудничать. Присланные мальчиком работы всегда были хорошими.

"Тем, у кого идет лучше и кто более мотивирован на достижения и учебу, нравится удаленный процесс, и их результаты были яркими", - рассказывает Лаце. Они насладились возможностью организовывать свое время, делать быстрее, некоторые 12-классники даже умудрились параллельно подрабатывать. "В свою очередь те, кому и очно сложнее концентрироваться и у кого мотивация ниже - им было собраться очень сложно. Понимаешь, что нужно делать, но дома много соблазнов. Они и на уроках вроде бы есть, но делают что-то совершенно другое".

Девятые классы в этом году экзамены не сдавали - так же как шестые и третьи, писали только диагностирующие работы. Большинство удаленно, что не позволяет убедиться, сколько делали сами, сколько - помогали. Исследователь Латвийского университета Лиена Хачатрян этой весной анкетировала более 800 девятиклассников и сравнила их средние оценки в конце семестра на протяжении двух лет. Во время окончания девятого класса по шести важнейшим предметам они были значительно выше. В то же время у учеников, которые указали на сложности удаленно справиться с учебой, оценки были ниже, чем у других.

Растет разница в качестве школ

Государственная служба качества образования (IKVD) пришла к такому же выводу, который можно прочесть в исследованиях других стран - в процессе удаленной учебы содержание нельзя освоить в том же объеме, что очно. Служба отмечает, что в целом ученики средней школы за прошедший учебный год не усвоили 30%, а ученики 1-6-х классов - даже половину программы.

IKVD признает, что во время пандемии выросло неравенство среди школ. Качество образования больше всего зависело от руководства учебного заведения. Лучше справились школы, которые искали решения, коммуницировали с родителями, регулярно оценивали результаты, приспосабливали расписание уроков, учебные средства и оценки, не ожидая методических рекомендаций со стороны и не ища виновных. На начальном этапе пандемии таковых было примерно две трети школ.

Об этом нужно думать, анализируя опыт Кристапа. Он был переведен в девятый класс с одной неудачной оценкой - по физике. Мама рассказывает, что по этому и еще нескольким предметам онлайн-уроки были одновременно для трех восьмых классов (это подтверждает и расписание уроков). "Нельзя монотонным голосом для 80 детей рассказывать физику. Я как мотивированный взрослый не смогла бы воспринять, а немотивированные или плохо мотивированные подростки вообще не могут это сделать", - говорит Анна. Директор школы Астрида Рачковска в разговоре с Re:Baltica это не отрицает, так как "учителя тоже люди, тоже сидели на карантине или болели".

Очные консультации - не везде

Мама Кристапа выдохнула, когда правительство разрешило очные консультации для школьников, имеющих проблемы с учебой. Узнала она об этом не от школы, а из СМИ. "Наконец увидела хоть какой-то выход из всего этого ужаса". Однако школа очные консультации не предложила. На электронное письмо учителю она получила звонок, что можно обеспечить только удаленно. Анна писала в Минобразования, так как "не знала больше, что делать". После привлечения IKVD очные консультации все-таки состоялись, и парень оценки исправил.

Анна считает, что ситуация не была бы столь печальной, если бы школа оказала поддержку сыну сразу. Звонок от социального педагога школы она получила в последние дни учебного года вместе с вопросом - почему родители сами не попросили помощи раньше? И консультации психолога были предложены только теперь, в сентябре. О том, что ученикам с риском преждевременного прекращения учебы доступна дополнительная поддержка по программе Pumpurs, Анна узнала не от школы, а от своего терапевта. Подала заявление, но на этом все и остановилось. Просить что-то еще не хватало сил. "У меня было ощущение, что я воюю на двух фронтах. Со школой и с сыном. Вместо того чтобы чувствовать, что я сотрудничаю и мы вместе пытаемся ему помочь. Все время было отношение - как так может быть, что Кристап не может, пусть соберется. Но могли ли все остальные?"

Дети со сложностями в учебе очно с учителями могли встречаться с 8 февраля. Были школы, которые использовали возможность незамедлительно. Другие ждали марта, когда будет доступно выделенное правительством финансирование. Еще одни не делали этого вообще. Министерство образования пришло к выводу, что из выделенных на очные консультации 12 миллионов евро была использована лишь треть.

"Если учитель говорит, что не хочет осуществлять эту внеурочную работу, я его принудить не могу", - говорит директор Рачковска. В случае Кристапа отказали и "потому, что он не считал нужным подключаться и на простые консультации".

Рачковска рассказывает, что за консультации платили слишком мало и многие педагоги уже работали на полную ставку. Другие после онлайн-уроков не хотели еще и в школу идти, так как боялись заразиться в общественном транспорте. Руководитель профсоюза педагогов Инга Васара отмечает, что проверка работ, связь с родителями до поздних вечеров привели к такому выгоранию учителей, что "многие говорят - спасибо, мне эти деньги не нужны!".

Лагеря - слишком поздно

В целом наполовину использованными оказались и другие предложенные Минобразования кризисные решения.

С конца февраля в самоуправлениях с низкой заболеваемостью часть классов могла учиться очно. Обобщенная Министерством образования информация свидетельствует, что некоторые школы все равно остались закрытыми. Указали на нестабильную ситуацию и то, что воспитанники и педагоги едут и из "небезопасных" самоуправлений. Не везде были и разрешенные позже уличные занятия. Директор школы Кристапа говорит, что вокруг школы нет должной среды. Поэтому "те учителя, которые хотели, они эту возможность использовали главным образом из-за коммуникации".

Не реализовалась и идея помочь школьникам, у которых шло тяжелее всего, восстановиться после сидения дома в летних лагерях. Из выделенных правительством 2,2 миллиона евро едва была использована половина. Только местами специально опрашивали тех детей, для кого это было предусмотрено. Особенно вялыми были Рига и другие крупные города. В самоуправлениях поясняют, что государство сообщило об этой возможности слишком поздно, когда они и другие организаторы уже спланировали свои лагеря.

Исследования других стран свидетельствуют, что от удаленной учебы больше всего пострадали дети в социально наименее защищенных семьях. В Латвии такого анализа нет. В Нидерландах уже после восьми недель удаленной учебы в школах был сделан вывод, что дети, у родителей которых образование ниже, в плане учебы потеряли до 60% больше, чем остальные. Во фламандской части Бельгии констатировали, что расслоение как между учениками в рамках школы, так и между самими школами выросло на 20%. ОЭСР в прошлом году опубликовала исследование, прогнозирующее сегодняшним школьникам более низкие доходы в будущем - чем дольше закрыты школы, тем больше влияние. Больше всего пострадают те, семьи которых не могут заплатить за частные уроки для восполнения пробелов. Re:Baltica многократно писала, что в Латвии главным образом из-за непроведенных реформ и до этого наблюдалось большое неравенство школ и нуждающиеся получают более плохое образование.

О расслоении позволяет думать и выбор будущего среди школьников. Исследователь ЛУ Хачатрян этим летом во время анкетирования девятиклассников выяснила, что под влиянием удаленной учебы часть отказалась от идеи учиться в средней школе или стартовать в школе более высокого уровня.

Минобразования подтверждает, что этой осенью значительно вырос спрос на профессиональное образование. В свою очередь, школы удаленного обучения буквально берут штурмом. Самый быстрый рост - в классах начальной школы.

 
Izglītojamo skaits tālmācības programmās
Infogram
 

В большинстве случаев это платные частные школы, в которых ранее учились в основном проживающие за границей и те, кто по каким-то причинам в свое время образование забросил. Результаты централизованных экзаменов в них за редкими исключениями ниже, чем в среднем по Латвии.

Можно было и иначе

В Лимбажи, поняв, что немотивированные школьники вряд ли во второй половине дня из деревень поедут еще и на консультации, выбрали другую модель. Директор Лаце рассказывает, что дети со сложностями в учебе шли в школу и сидели в классе, из которого учитель удаленно вел урок для остальных одноклассников. "Делали то же самое, только в школе. Чтобы сконцентрироваться, им была нужна поддержка и присмотр взрослого".

Весной в гимназии больше нельзя было найти пустых помещений - в каждом был один или даже два ребенка, для поддержки которых привлекли "практически всех людей, что у нас в школе есть - педагога по карьере, педагогов продленных групп, всех". Использовали и дополнительные силы - руководителей групп по танцам и вокалу муниципального молодежного центра, которые не являются работниками школы, а согласились сами, так как чувствовали необходимость помочь.

Директор Лимбажской государственной гимназии Гунта Лаце рассказывает, что весной в школе не было пустых помещений - в каждом классе сидел ребенок, который дома учиться не мог. Им помогали учителя, которые вели из класса удаленный урок, или же специально привлеченные педагоги. ФОТО: Laila Paegle

Школа также решила, что во время удаленной учебы у учеников не будет домашних работ, так как "они уже и так дома, учеба - их домашняя работа". Учебу организовали так, чтобы и проверочные работы можно было выполнять и сдавать во время урока. Отказались от удаленно неусваемого и менее значительного содержания, например, на спорте было достаточно с помощью приложения в смартфоне зафиксировать прогулку или другие физические активности.

Весной гимназия все равно пришла к выводу, что серьезные проблемы с учебой есть у 92 из примерно 700 воспитанников. Директор об этом не избегает говорить публично, так как убеждена, что в других школах ситуация не лучше и долго учиться удаленно нельзя.

Будет ли лучше в этом году?

Тем временем Министерство образования в восполнении пробелов в учебе в новом учебном году полагается на профессионализм школ и педагогов, и им дана свобода самим принимать решения как по поводу принципа ротации (чтобы в условиях высокой заболеваемости снизить скопление, например, группы конкретных классов идут в школу каждую вторую неделю), так и по поводу очных консультаций и других решений, из-за которых в прошлом году часами ссорилось правительство. В результате это означает очень разные решения уже на первых неделях. Например, в старших классах, где часть учеников вакцинирована и согласно правилам может продолжать учебу очно, почти в половине случаев все равно домой отправлен весь класс. К тому же из-за нехватки оборудования сложно или даже невозможно проводить урок так, чтобы его видели и слышали как присутствующие в школе, так и оставшиеся дома.

В семье Кристапа новый учебный год начался без надежд, что будет лучше. На назначенные на конец августа консультации в школе парень не пошел, так как - "почему мне надо ходить, меня же перевели". Не пошел и на классный час - он был единственным, который за первые три дня учебного года вообще состоялся, так как учреждение еще ремонтировали. В субботу родители получили звонок из муниципальной полиции - почему сын не идет в школу?

После того, как школа привлекла полицию, ее директор с Re:Baltica разговаривать отказывается.

*Имя изменено, но известно редакции.