"Мы ехали в старом троллейбусе, я как сейчас помню, на самом заднем ряду справа, и я ее спрашиваю: "Ты будешь моей мамой?". Хотя я ее первый раз вижу", - вспоминает 28-летний Сурхан, третий герой проекта RUS TVNET "(Не)детские проблемы". Он рассказал, как нашел приемную маму, которая стала для него самым близким человеком.  

"(Не)детские проблемы" - это серия статей RUS TVNET, посвященная тем детям Латвии, которым повезло меньше других. У них нет заботливых родителей, дома, а порой и здоровья.

Первая часть этого проекта посвящена приемным семьям - особой форме опеки, о которой в Латвии говорят все еще мало. Приемная семья - не конечный дом ребенка, оставшегося без попечения родителей, однако это более благоприятная во всех смыслах среда в сравнении с детдомом.

В рамках этого проекта мы рассказываем о роли приемных семей глазами мам и детей, сопровождая информацию официальными данными и мнением экспертов.

Лишь бы не в детдом

Сурхан жил в общежитии с родной мамой. Туда он попал в 8 лет. До этого он жил обоими родителями, потом переехал в Баку с папой. "Я жил до 4 лет с мамой и папой здесь в Риге, потом отца депортировали в Баку, я уехал с ним. У него дома все было отлично, бабушка, тетя моя - все меня лелеяли. Потом приехал в Ригу, а тут мама пьет", - вспоминает он.

Сурхан не был готов к такой жизни: 

"В таком случае ты просто живешь своей жизнью, потому что мама круглыми сутками пьет и ты во дворе живешь и растешь". 

"Дворовая" жизнь его не устраивала, так как он не был из неблагополучной семьи. "Когда я попал в этот двор, мне пришлось защищать себя, как в любом дворе. С другой стороны, для меня это все было чужим, я привык к нормальной жизни".

Через два года Сурхан попал в дневной кризисный центр, где позже будет работать его будущая приемная мама. 

"Тот кризисный центр был дневной, он открывался в 11:00 и закрывался в 18:00. В центре давали обед и ужин. Там был телевизор, новус, какие-то игрушки, компьютер", - объясняет Сурхан.

В этом центре он встретил женщину по имени Вика, с которой у него возник контакт. Однажды мальчик просто не смог попасть домой, он позвонил Вике, директору кризисного центра, и сказал, что мама пьяная, он не может попасть домой. Спать негде. Вика жила рядом, она вышла из дома, пришла к нему.

"Мы долго стучали в дверь, в какой-то момент она открылась, оттуда на нас вылетела мама с чугунной сковородкой. Потом она также быстро закрыла дверь, даже не заметила меня. В тот раз я остался ночевать у Вики. Видимо, после этой ситуации она задумалась о моей судьбе", - вспоминает Сурхан. 

Прошло немного времени, и мальчик в очередной раз рассказал Вике, что мама опять напилась. Она задала ему вопрос: "Сурхан, а что если я найду тебе другую маму?

"Я недолго думал, если быть точнее - ни секунды не думал. Я сказал: да", - делится он. 

Буквально через месяц опека забрала мальчика и поселила в государственный кризисный центр. Там он пробыл неполный месяц.

Бывает, что в кризисный центр попадают дети и в течение месяца родители одумываются и звонят в Сиротский суд. Тот рассматривает дело и возвращает детей обратно, говорит Сурхан.

"Вот я попал в это учреждение, там я провел три недели, для меня это было даже как-то прикольно.

Потому что мне не надо было думать о том, что мне есть, где мне спать".

После это мальчика забрали в детский дом.

"Не проходит и двух дней, и я понимаю, что тут обстановка намного жестче. В кризисном центре дети не задерживаются, там постоянная текучка. В детском доме есть уже свои касты. Я понял, что я здесь конкретно чужой. Придется защищаться", - вспоминает он.

В один день произошла драка между Сурханом и другим ребенком. По словам Сурхана, он среагировал на нападки со стороны мальчика и дал сдачи. Воспитательница обвинила во всем Сурхана: "Я этого не понял, накричал на нее, послал куда подальше и сбежал из детского дома". 

В чем отличие между кризисным центром и детдомом?

Кризисный центр - это социальное учреждение, в котором оказывается временная психологическая и другая помощь лицам, оказавшимся в кризисной ситуации.

Учреждение долгосрочного социального ухода и социальной реабилитации (детдом) - социальное учреждение, которое обеспечивает полный уход и социальную реабилитацию лицам, не способным позаботиться о себе в силу своего возраста или состояния здоровья, а также детям-сиротам и детям, которые остались без попечения родителей.

Детей помещают в кризисный центр лишь на короткий срок, чтобы оказать помощь в кризисной ситуации. Например, если ребенок подвергся насилию, он или она могут получать услуги социальной реабилитации на срок до 30 или до 60 дней.

От чего зависит, куда попадает ребенок - в кризисный центр или в детдом?

В детдом ребенка помещают только по решению Сиротского суда, когда родителей лишают права на опеку.

В свою очередь, в кризисный центр ребенка могут поместить полиция, Сиротский суд и социальная служба, и в этом случае права родителей на опеку могут и не быть приостановлены ​​до выяснения ситуации.

Он отправился в тот дневной центр, где работала Вика. Больше ему некуда было идти. Как раз в это время, пока Сурхан был в детдоме, в дневной центр пришла работать Рита. "Они начали думать, что со мной делать. Понятно, что они не могут меня оставить, меня надо вернуть в детдом.

Рита меня повезла обратно. Тогда с Ритой у нас произошел некий контакт:

Мы ехали в старом троллейбусе, я как сейчас помню, на самом заднем ряду справа, и я ее спрашиваю: "Ты будешь моей мамой?". Хотя я ее первый раз вижу".

После этого Рита договорилась с детским домом, что мальчик будет ездить к ним в дневной центр. Потом каждые выходные он начал приезжать к Рите домой. И так постепенно и у нее появились мысли взять его к себе насовсем.

"Не прошел и полный год, как я был в детском доме, и Рита сообщила мне, что станет моей приемной мамой. Так я попал в семью к Рите. Мы жили счастливо и живем до сих пор. Я считаю ее своей мамой", - говорит Сурхан. 

"Там было все потеряно"

Рита рассказала, что взяла Сурхана к себе после смерти его матери. Сурхан же считает, что то, что он оказался в приемной семье, не было связано со смертью мамы. Так как уже год до этого он жил в детдоме и надеялся найти новую семью. 

"Свою родную маму я не осуждаю. Я простил и забыл. Уважаю ее за то, что она родила меня. Но это все".

За то время, пока он был в детдоме, его родная мама умерла. "Я думаю, что там и так все было потеряно", - вздыхает он.

Сурхан рассказал случай, который произошел с ним, когда он еще жил с мамой: "Летом, когда я уже решил, что не буду жить с мамой, я сломал руку. Упал с тарзанки. Мне друзья вызвали скорую, и меня увезли в больницу. У меня была операция, и я две недели пролежал там. Пока я был в больнице, мама так и не приехала ко мне. Я вернулся домой, увидел ее пьяной и спрашиваю: "Ты знаешь, что со мной произошло?". Она говорит: "Да, мне сказали".  

Сурхан отмечает, что, может, для Риты смерть его матери и стала триггером, но для него эти вещи не связаны. 

Другие приемные дети

Когда Сурхан переехал к Рите, он ей рассказал, что у него есть брат и сестра. Через какое-то время нашли и их.

"Первый год мы жили только вдвоем, а потом переехали они. Но у нас не было хороших отношений, так как мы были слишком разные. Они попали в детский дом с самого раннего возраста, а я до 8 лет жил в нормальной семье. И на то время уже полтора года был знаком с Ритой и получал всю ее любовь в одностороннем порядке. Пришли они, и любовь надо было делить", - признает он.

Сурхан отметил, что его брат и сестра не знали маму и не помнили папу, а он прекрасно помнил маму.

"Они пришли из детского дома, где все, что им ни скажешь, воспринимается в штыки. И у нас были стычки, конечно.

Сначала были хорошие отношения, потом стали подростками и стало сложнее. И до сих пор у нас есть определенные сложности", - не скрывает он.

Брат и сестра Сурхана также прожили с Ритой до 18 лет. Когда мальчику исполнилось 18 и он съехал из дома, Рита начала брать к себе в приемную семью других детей.

"Когда я рос, у нее были только мы. Мы для нее были как родные дети. Мы называли ее мамой и до сих пор называем, она называла нас своими детьми. Сейчас ее дом трансформировался в некий маленький детский дом, временную семью. Она очень открыта ко всем своим детям и старается уделять каждому внимание. Если какой-то ребенок захочет называть ее своей мамой, она примет его в свое сердце. Но если ребенок не будет считать ее мамой, для нее это не проблема", - говорит Сурхан о своей приемной маме. 

Он считает, что Рита уже не привязывается к детям так, как тогда к первым: "Это нормально, она правильно делает. Есть разница, когда ты взял к себе троих детей и растишь как своих и когда тебе постоянно звонят из Сиротского суда и предлагают взять еще ребенка. Она уже в таком потоке детей, что не может просто ко всем привязываться как к родным, да и не все этого хотят". 

"Хотели забрать в США"

Когда Сурхану было 15 лет, его захотела забрать к себе приемная семья из США. И мальчик серьезно задумался о переезде. "Рита считала меня своим самым родным ребенком. Она очень сильно обожглась тогда. Это был сложный этап в наших отношениях. Она тоже человек, ей было больно, что я захотел уехать", - рассказывает он.

Через две недели он передумал и решил остаться с Ритой: "Я ей сказал, но в этот момент как будто предательство уже произошло.  Я начал думать, может, я и тут уже не нужен? Для мамы это была травма, она уже решила меня отпустить, хотя ей было очень больно, и когда я решил остаться, она еще не до конца верила в это".

После этого у них был сложный период в отношениях, так как нужно было восстановить доверие. "Она мне это как будто припоминала условно. Это было подсознательно, не напрямую. Я тоже на нее был немного обижен: я остался, почему ты не можешь мне поверить?".

Сейчас Сурхан и его мама Рита оба понимают, что это был этап, который им нужно было пройти.

"Я могу сказать, что мама - самый родной человек для меня", - добавляет он. 

Сурхан ФОТО: Из личного архива

Как встать на ноги?

Сурхан рассказал, как он смог встать на ноги после выхода из приемной семьи.

"Я считаю, что общество очень сильно лелеет детдомовских детей. Все люди, все дети одинаковы. У всех есть равные возможности. Я имею в виду исключительно здоровых детей и тех, кто не пережил какое-то насилие", - говорит он.

На вопрос, помогло ли ему государство, он отвечает: "Да, помогло. Можно ли это назвать какой-то большой помощью? Не знаю. Квартиру я получил, она условно моя, я плачу коммунальные и могу там жить, но продать и сдавать я ее не могу. Когда мне исполнилось 18 лет, мне начислили 3000 латов. Большая помощь? В умелых руках эти деньги можно превратить в большую сумму. Я часть денег потратил на образование, часть - на путешествие с мамой, еще часть - на свои какие-то нужды. Ну и все", - рассказывает Сурхан.

Финансовая помощь сиротам после совершеннолетия 

​Ежегодно около 500 детей-сирот или детей, оставшихся без попечения родителей, достигают совершеннолетия (в 2020 году таких детей было 490).

У всех есть право получить:

1) одноразовое пособие для начала самостоятельной жизни - минимум 218 евро (если есть инвалидность с детства - минимум 327 евро). Выплачивает самоуправление или учреждение, в котором содержался ребенок;

2) одноразовое пособие для приобретения бытовых вещей и мягкого инвентаря - минимум 820,05 евро*. Выплачивает самоуправление, в котором было принято решение Сиротского суда;

*До 1 января этого года пособие составляло всего 249,71 евро.

3) пособие на жилье или жилое помещение до достижения 24 лет. Выплачивает самоуправление, в котором было принято решение Сиротского суда.

Если совершеннолетний продолжает учиться, дополнительно он имеет право на:

1) пособие на ежемесячные расходы - минимум 109 евро (если есть инвалидность с детства - минимум 163 евро);

2) государственное семейное пособие - 11,38 евро (выплачивают до 20 лет при условии, что совершеннолетний не вступает в брак);

3) пенсию по утрате кормильца - если совершеннолетний учится очно и не достиг 24 лет. Минимальный размер пенсии для детей от 7 лет - 111 евро;

4) льготы на общественный транспорт;

5) средства на содержание (uzturlīdzekļi) - если совершеннолетний получает основное, среднее, профессиональное или специальное образование и не достиг 21 года.

По мнению Сурхана, государство выполняет лишь какую-то обязанность, но каждый сам отвечает за свою судьбу: "Нельзя думать, что я детдомовский и мне априори государство и общество что-то должны. Поэтому вопрос, помогло ли государство, можно расценивать по-разному. Для кого-то эти деньги не будут помощью".

Сурхан также считает, что государство больше бы помогло детям из детдома, если бы их обучали финансовой грамотности. 

Также он отметил, что важны воспитатели в детских домах и кризисных центрах: "Если бы социальные работники были не как воспитатели, а могли бы давать любовь детям, все было бы по-другому. У нас в детдоме было много сотрудников, но я помню только одну, которая с любовью относилась к нам. Обычно воспитатели в приказном тоне разговаривают. Если бы это было у детей - любовь, - они бы не пропали".

Сейчас Сурхан занимается мужскими костюмами. Он всегда хотел хорошо одеваться, и ему повезло работать там, где ему нравится.

Сурхан ФОТО: Из личного архива

"Мне стоило огромных усилий, чтобы получить то, что у меня сейчас есть. Если бы я изначально вырос в полной семье, где папа и мама учили бы меня правильно жить, то мне было бы легче, конечно. Мне приходится набивать шишки на своих ошибках. Я успешный, но не потому я богатый, а потому, что у меня вся семья здорова", - заключает он.