RUS TVNET в Украине ⟩ "Человек, который жил нормально, превращается в бомжа". Ольга о переезде из Луганска

"Человек, который жил нормально, превращается в бомжа". Ольга о переезде из Луганска
Facebook OK Telegram Whatsapp
Comments 25
Фото: Из личного архива

В 2014 году сотням тысяч людей пришлось покинуть свои дома из-за вооруженного конфликта на востоке Украины. Сейчас официальная статистика насчитывает более 1,4 миллиона внутренне перемещенных лиц в стране. Украинка Ольга Татаренко - одна из них.

"Просто хотели попасть в безопасное место"

Ольге Татаренко и ее семье пришлось бросить все и уехать из Луганска в 2014 году. Они жили в самом центре города, поэтому видели страшные события своими глазами. 

"Ночью как раз захватили здание СБУ (Службы безопасности Украины), это было совсем недалеко от нашего дома, менее 500 м, было реально страшно. Это все пылает и стреляет, неизвестно куда прилетит снаряд", - вспоминает женщина. По ее воспоминаниям, в городе постоянно ощущался страх. Никто не чувствовал себя в безопасности.

"Было страшно, на первый план выходил страх. Вечером мы уже не гуляли, потому что гулять было страшно. Тогда еще не было привычного комендантского часа, но уже начали запрещать выходить из дома вечером. Ты никогда не знал, кого можно повстречать на улице. В городе стало не очень безопасно", - рассказывает Ольга о причинах отъезда из Луганска.

Луганск, 2017 год
Луганск, 2017 год Фото: AFP/Scanpix

Ольга уехала из города с сыном в июне 2014 года, ее муж еще какое-то время оставался в Луганске, так как был болен и проходил там лечение. "Он верил, что наша страна нас спасет. Но потом он тоже уехал. Стало ясно, что ничего хорошего не будет. Он уезжал одним из последних, уже под пулями. Мы, конечно, все переживали за него. Когда мы уезжали, еще все было спокойно. Это потом стало ясно, что мы надолго уехали".

Женщина признает, что, покидая город, она совсем не думала о материальных вещах:

"Когда мы уезжали, мы не думали о том, что оставляем там свой дом и свои вещи. Мы просто хотели попасть в безопасное место". 

Семья переехала в Харьков к родственникам, но потом решили уехать в Старобельск (город в Луганской области), так как у них там было свое жилье.

"Мы решили, что лучше жить там, чем платить кому-то за квартиру в Харькове. Плюс неизвестно было, что там с трудоустройством. Людям, которым пришлось уехать, государство как не помогало, так и не помогает с трудоустройством. И это одна из больших проблем", - поясняет Ольга.  

Найти работу внутренним переселенцам было нелегко. Да и сейчас это непросто. "Мы переехали, как бы свалились всем на голову, и теперь это стало нашей проблемой. Хорошо если переехала структура, где работал человек. А если человек просто переехал, а структура осталась там, это проблема человека.

Не имея абсолютно ничего - ни денег, ни вещей, ни жилья, - человек должен искать работу. Это нечто", - говорит она.

После переезда из Луганска в Старобельск женщина долго не могла найти работу. "Найти работу можно, но вопрос в том, как она оплачивается и что это за работа. Я искала работу по специальности. Я - учитель английского языка, и я не хочу работать в колл-центре. Зачем? Если бы не знакомые люди, я бы ее так и не нашла", - признает Ольга.

Она вспоминает, что о благотворительных организациях поначалу мало кому было известно, поэтому она не знала, куда обращаться за помощью: "Про "Восток-SOS"* я узнала позже, не было такого сильного распространения информации. Через родственников, через свои каналы мы как-то узнавали, к кому мы можем обратиться. Люди уехали, и все. Все эти проблемы обрушились на их плечи, и они сами должны были все выяснять и узнавать". 

*"Восток-SOS" - организация, которая занимается всесторонней помощью пострадавшим от вооруженного конфликта и ВПО (военно-политическая обстановка), содействием демократическим трансформациям и утверждению ценностей прав человека в Украине.

Была создана в 2014 году. 

Это одна из первых волонтерских инициатив, активисты которой стали оказывать помощь пострадавшим от военной агрессии на востоке страны и в Крыму, помогая в поиске жилья для временных переселенцев, логистике безопасного выезда из зоны конфликта, поиске, освобождении и реабилитации жертв похищений, собирая и распределяя гуманитарную помощь для переселенцев в Киеве, а также доставляя гуманитарные грузы в прифронтовые населенные пункты, предоставляя психологическую помощь.

"Загадочное отношение к переселенцам"

По словам Ольги, государство могло помочь переселенцам со съемным жильем, но постоянное жилье не предоставляли. 

"Было несколько государственных программ, в которых могли принимать участие переселенцы. Но проблема в том, что эти программы уже третий год не финансируются. Это жилищные программы от государства, в которых можно было получить постоянное жилье. 50% от стоимости квартиры оплачивало государство, 50% - переселенец. Финансирование прекратилось, поэтому программа сейчас не работает. Цены растут, люди не могут позволить себе купить вторичное жилье", - рассказала RUS TVNET Элина Шишкина, представитель центра "Право на защиту" в Украине. 

Чтобы получать помощь от государства, переселенец в Украине должен получить определенный статус**. Ольга отметила, что их семья получила статус ВПЛ и какое-то время получала пособие от государства. 

"Точно не помню, на ребенка около 800 (25 евро) или 1000 гривен (32 евро), на себя - 450-500 гривен (14-16 евро). Эти выплаты положены не всем, но эти тонкости были нам сначала неизвестны. Конечно, эти деньги были нужны. Во-первых, нужно было на что-то жить. Квартира была, но она была в непригодном для жизни состоянии. Это все надо было восстанавливать. Где брать деньги, никого не интересовало. 1000 гривен (32 евро) - тогда это была неплохая помощь. Но потом выяснилось, что людям, у которых есть свое жилье - неважно какое, в каком состоянии или какого размера, но если у тебя есть любое жилье, то тебе эти выплаты не полагаются. И с меня то, что выплатили, начали вычитать. Я тогда не работала, еще и была в декрете", - рассказала женщина.

Вынужденные внутренние переселенцы в Украине - это люди, которые мигрировали с территории зоны вооруженного конфликта на востоке Украины (2014 год), также в их число включают мигрантов из Крыма, который в феврале-марте 2014 года был присоединен к Российской Федерации.

Внутренне перемещенным лицом (ВПЛ) считается гражданин Украины (иностранец или лицо без гражданства), который покинул свое место проживания в результате или во избежание негативных последствий вооруженного конфликта, временной оккупации, повсеместных проявлений насилия и нарушений прав человека. Такое лицо имеет право получить статус ВПЛ**.

"Государство не предоставило мне работу, не поинтересовалось, где я беру деньги на жизнь, в каких я условиях живу, как я воспитываю своих детей. У меня еще тогда родился младший ребенок. 

У меня просто начали вычитать деньги, которые мне сначала выплатили. Я ограбила государство. 

Никто не интересовался, где я буду эти деньги брать. Естественно, я их потратила на нашу жизнь. Вот такое у нас загадочное отношение к переселенцам", - заключает Ольга.  

"Существуют как ежемесячные денежные выплаты ВПЛ, так и программа субсидий для тех, кто недостаточно зарабатывает, чтобы арендовать жилье. Расходы на оплату жилья должны составлять не более 15% от общего дохода семьи. Эти расходы оплачивает государство. Ежемесячные пособия пенсионерам - 1000 гривен (32 евро), инвалидам 1-3-й групп - от 100% до 130% от прожиточного минимума, а тем, кто работает - 442 гривны (14 евро)", - рассказал советник министра социальной политики Украины Николай Шамбир.

Построить жизнь заново

Ольге с семьей пришлось строить жизнь с нуля в другом городе. "Это были колоссальные усилия. Представьте, что решили переехать в любое другое место - только по собственному желанию. Вы копите деньги, продаете жилье и с финансовой подушкой уезжаете в другое место. Здесь ничего этого не было. У нас не было одежды, даже одеял в первую зиму у нас не было", - вспоминает она.  

Сейчас Ольга ее семья живут в Харькове, они купили здесь квартиру. Как отмечает женщина, заработали на нее сами. При этом у семьи все еще есть квартира в Луганске, но Ольга уже вряд ли туда вернется. 

"У нас не было возможности какие-то вещи вывезти, все, что мы смогли взять с собой, все привезли на своих плечах. Я с тех пор там так и не была. Сейчас меня уже и не пустят, наверно. У меня поменялась прописка", - объясняет женщина. 

"Если человек находится здесь, а его квартира - в Донецке, он всегда думает, что, если что, ему есть куда вернуться. Общаясь с переселенцами, я часто чувствую, что у них там есть что-то. Часть людей интегрировалась и не собирается возвращаться, но часть из них чувствует стабильность из-за того, что там осталась недвижимость", - объясняет Александра Дворецька, представитель организации "Восток-SOS".

По словам Ольги, общество в Украине очень по-разному принимает переселенцев. Очень многое зависит от политики государства. "Никто не разъяснил, что это за люди. Приехали и приехали. Где-то принимали хорошо. Нас приняли нормально. А вот в городах побольше людям могли отказать в аренде квартиры, если они приехали с Донбасса. Люди даже не могли найти жилье", - рассказывает украинка. 

Фото: AFP/Scanpix

Но не все люди уезжают из оккупированных территорий, некоторые продолжают жить и работать там. 

"Сестра мужа пробовала уехать, но потом вернулась. Финансовые трудности. У нее как раз тогда родился ребенок, за месяц до всех событий. Никто ей, конечно, не помог. А за квартиру надо платить. Поэтому она вернулась в Луганск. Альтернативы особо нет. Людям некому помочь, поэтому они остаются там. Некоторые идут по более простому пути, поэтому никуда не уезжают", - объясняет Ольга.  

По последним опросам, 39% переселенцев уже никогда не вернутся. "Они успешно интегрировались, у них есть жилье, работа. Они обустроили свою жизнь. Первые годы люди еще надеялись вернуться, особенно когда там затих огонь, но сейчас они уже не говорят о том, что хотят вернуться", - рассказала Элина Шишкина, представитель центра "Право на защиту".

Внутренние переселенцы - это сильные люди. Хотя бывают и те, кто до сих пор жалуется, что нет возможности купить квартиру или найти работу, но в таком случае это вина государства, а не людей, считает Ольга.

"Оставить человека абсолютно без ничего... Человек, который жил нормально, превращается в бомжа.

Это упрек государству. Люди сильные, им пришлось заново устраиваться. Ты был к такому абсолютно не готов, у тебя нет ничего. Тебе приходится начинать с нуля", - заключает она.

"Люди, когда не ощущают, что идет война, начинают думать, что ее нет"

Каково жить в стране, в которой идет война? По словам Ольги, жители Украины не ощущают присутствия вооруженного конфликта в стране. 

"Наш предыдущий президент держал свое слово в том плане, что он изначально сказал, что сделает так, чтобы мирное население войны не чувствовало. И он это сделал. Даже в Старобельске мы жили, мы абсолютно не ощущали войны.

Я считаю, что, наверное, это была ошибка.

"Люди, когда не ощущают, что идет война, начинают думать, что ее нет. Или думают, что она игрушечная какая-то. Отсюда растут ноги у многих проблем. Люди, которые действительно там воюют, превращаются в какие-то абстрактные фигуры", - говорит она.  

Фото: Reuters/ScanPix

Значение организаций в Украине

В Киеве мы встретились и поговорили с представителями нескольких организаций ("Крым-SOS", "Восток-SOS", "Донбасс-SOS", "Право на защиту", ZMINA), которые занимаются предоставлением юридической, финансовой и моральной помощи пострадавшим от вооруженного конфликта в Украине. Многие из этих организаций занимались первыми сложностями, с которыми столкнулись внутренние переселенцы. 

"Благодаря этим организациям появилось понятие "внутренне перемещенные лица" в Украине. Мы работали над первым законом по внутренне перемещенным лицам в 2014 году. Закон о ВПЛ появился только через 9 месяцев после начала самого процесса внутреннего перемещения. До этого в Украине такого закона не было", - рассказала Александра Дворецька, представитель организации "Восток-SOS".

Украина столкнулась с вызовами внутреннего перемещения, абсолютно не понимая, что с этим делать.

В стране отсутствовали кризисные коммуникации, было не совсем понятно, что государство должно было говорить людям, которые уезжают, так как параллельно нужно было искать людей, которые готовы идти на фронт. 

"Люди звонили, не знали, куда им ехать, что им делать, гуманитарная помощь, продукты питания, лекарства, вещи... Это был очень важный аспект, так как нужно было физически поддержать людей, которые бросали все и ехали", - отметила Александра.

По данным Единой информационной базы данных о внутренне перемещенных лицах, на 6 июля 2021 года взято на учет 1 473 650 переселенцев со временно оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей и Крыма.

Новая стратегия министерства по вопросам реинтеграции 

На встрече в Киеве с молодыми журналистами из стран Балтии и Польши заместитель министра реинтеграции Инна Драганчук рассказала о новой стратегии министерства, которая касается политики в отношении ВПЛ. 

"Мы недавно приняли стратегию на четыре года, которая касается политики жилищных программ, а также программ, связанных с обучением и социальным обеспечением ВПЛ. Стратегия представляет собой очень четкий план действий.

Одна из первых задач, которые мы себе ставим, связана со статусом ВПЛ. В Украине абсолютно все сервисы привязаны к этому статусу. Любой человек, которые прописан на оккупированной территории, но живет здесь, должен получить справку переселенца, для того, чтобы пользоваться всеми необходимыми для жизни услугами. Это касается пенсионной сферы и всех социальных сфер.

Получается замкнутый круг, постоянно увеличивается количество внутренне перемещенных лиц из-за того, что все услуги привязаны к этому статусу.

Мы поставили себе задачу это отменить. В первые годы войны этот учет был создан, чтобы отслеживать количество ВПЛ, сейчас в этом уже нет такой необходимости. При этом эта ограничительная мера продолжает действовать до сих пор.

Второй аспект нашей стратегии - это жилищные программы. У нас нет единого центра, который занимается жилищными программами для ВПЛ. У нас эти обязанности разбросаны по разным ведомствам. Наша стратегия предусматривает четкий план действий для каждого ведомства, чтобы улучшить политику обеспечения жилья для ВПЛ.

Также сейчас мы уделяем особое внимание молодежи, которая переезжает с оккупированных территорий. Ребенок, который учился на территории Луганской или Донецкой области, не может пройти квалификационное оценивание на территории Украины, не потеряв несколько лет, которые он провел на оккупированной территории. Поэтому сейчас мы хотим создать все условия для наших граждан, которые хотят переехать сюда и продолжить обучение", - заключила заместитель министра реинтеграции.

Статья подготовлена в сотрудничестве с НПО Mondo в рамках проекта "Я европеец: истории и факты миграции в 21-м веке", совместное финансирование которого осуществляют Европейская комиссия, Министерство культуры Эстонской Республики, Целевой капитал гражданского общества и Министерство иностранных дел Эстонской Республики из средств, направленных на совместную работу в рамках развития и гуманитарную помощь. Содержание материала не обязательно отражает точку зрения спонсоров.

Ключевые слова
Последние новости
Не пропусти
Наверх