Зад штанов на голове, рукава на ногах! Как Айва Зиле из Апе "немножко" спасает планету

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Зад на голове, карманы на спине, брючные стрелки на руках. Именно такой "с ног на голову" является созданная Айвой Зиле из использованных джинсов и мужских рубашек одежда - настолько необычно, что увидишь один раз, и сразу же врезается в память. За семь лет Айва перешила в дизайнерскую одежду почти полторы тонны ношеной одежды, которая иначе попала бы в мусор.

Маленькую революцию моды Айва несколько лет назад совершила не в перенасыщенном быстрой модой мегаполисе, а в настоящем селе, где нет ни соблазнительных модных брендов, ни джунглей супермаркетов, даже туфли на каблуке особо надеть некуда.

Направляемся прямиком через Видземе в один из самых маленьких городов Латвии - Апе. Смотри, куда хочешь - пейзажи как на картинах Пурвитиса. Не понимаю, как Апе вообще получил статус города: несколько улиц, небольшие частные дома, один более-менее большой магазин - и это все. В городке всего чуть более 800 жителей, которым на чистую, естественную окружающую среду грех было бы жаловаться. Локальной проблемой определенно являются забредшие из Эстонии медведи, а не снижение глобального курса потребления.

Однако именно здесь на перестроенном в мастерскую чердаке частного дома создаются платья и пальто бренда устойчивой моды Zīle - настолько необычные и своеобразные, что спутать с творением другого дизайнера их невозможно. Более того, все происходит по-настоящему - одежду Айва шьет сама, руками.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Эволюция модного мышления

Снежные сугробы испещряют серый зимний пейзаж за окном: там, за соснами, уже Эстония, а на этой стороне в мастерской Айвы -  пирамида джинсов, гряда мужских рубашек. Фу, тряпки, подумали бы мы и равнодушно прошли мимо, но Айва в отслуживших свое вещах не только видит красоту, но и может вдохнуть в них новую жизнь - так, что дух захватывает: вау, да, как стильно!

Айва говорит, что она из "еще большего села, чем Апе" - из Зелтини под Алуксне. Впрочем, в Апе она живет уже 30 лет, с тех пор как вышла замуж. "В Апе была швейная мастерская. Сказала, что мне надоело сидеть дома с ребенком - хочу работать. Там я научилась шить, и какое-то время - лет 20 назад - у нас в городе была своя швейная мастерская и магазин тканей. Тогда шили "как нормальные люди". Но людей в Апе столько, сколько есть, и половина из них - родственники, друзья, знакомые.

Приходит подруга и говорит: "Была у парикмахера, на платье мне уже не хватает".

Идея была - шить людям по возможности дешевле, поэтому долго бизнес не продержался. Решила, что оставлю шитье, но оно ко мне все время возвращалось. И тогда, когда я пыталась быть нормальной швеей, я знала, что мне больше нравится перешивать ношеную одежду.

Но по-настоящему все началось лет восемь назад, когда двоюродная сестра привезла Айве кучку использованных джинсов со словами, что, "может, пригодятся, делай, что хочешь". О создаваемом миром быстрой моды вреде планете Айва тогда не знала, и такие понятия, как redesign и upcycling, были для нее чуждыми, но красивые джинсы с карманами, застежками и нашивками было жалко выбрасывать. Так появились первые "передизайненные" пальто из использованных джинсов, попавшие на дизайнерский стенд благотворительного магазина Otrā elpa. Незамеченными они не остались.

Сейчас Айва - одна из немногих латвийских upcycling-дизайнеров со своим оригинальным почерком и узнаваемостью и за пределами Латвии. Нужно сказать: несмотря на то, что экологическая мода - престижная и становится все востребованнее, таких дизайнеров по-настоящему эко-моды у нас немного. Кроме Айвы, еще Кристине Калея (бренд Pārtapis) и Велга Круковска (VelgaCode).

На Западе люди в среднем носят только 25% своего гардероба, но новая одежда производится в таком количестве, что ее не успевают раскупить. Подсчитано, что ежегодно 85% всей купленной одежды попадает в мусор.

В среднем наш гардероб хранится три года. Если увеличить жизнь одежды всего на 9 месяцев, то загрязнение воды, создаваемое производством одежды, снизится на 30%.

Любить мужские рубашки

Дружит с окружающей средой не только одежда Айвы, но и ее образ жизни. "Я - единственный веган в Апе", - смеется она и угощает нас веганским сладким блюдом из кокосового молока. На вкус - фантастически! Айва уже длительное время была вегетарианкой - долго не осмеливалась сделать шаг дальше, так как ты в маленьком городе, где все "люди как люди", своим травоедством раздражаешь родственников и друзей, ставящих на стол оливье, карбонады и торт со взбитыми сливками.

На полке среди одежды лежит белая пушистая шапка. Не шапка - свернувшийся в клубок кот! А точнее - кошка Минна, которая приблудилась несколько лет назад и уже не ушла. Минна - кошка, требующая заботы. "Один раз она легла и не поднималась, по щеке бежала кровавая слеза. Повели к ветеринару, и оказалось, что у нее кошачий СПИД. Регулярно нужно водить на инъекции", - рассказывает Айва. В свою очередь, Мунк Тигр Зиле валяется на полу как пушистый декоративный элемент и больше похож на енота, чем на кота.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Понятно, что бизнес Zīle не ориентирован на местную публику.

"Вообще уже смешно называть это бизнесом", - говорит Айва.

"Это не прибыльное мероприятие, а идеи. Чтобы что-то такое шить, должно быть иное мышление". Если несколько лет назад казалось - чтобы носить платья и куртки Zīle, в тебе должен быть "ген художника" или хотя бы нормальное чувство юмора, - то теперь среди рубашек-платьев можно найти классические модели, которые подойдут как в офисе, так и на заседании правительства.

Два года назад в истории Zīle был прорыв - в Риге, на улице Авоту, Айва открыла концепт-магазин Zīle. Чтобы гурманы моды могли осмотреть, пощупать, примерить одежду, и да, чтобы задумались о том, что рециклированная одежда - что-то больше куска тряпки - у нее может быть дизайнерская добавленная стоимость. Но затем пришел ковид и провел черту под удачно начатой инициативой: первую волну пандемии магазин выдержал, а вторую - нет. Оказалось, что ковидный кризис поставил точку и на куда более "идущей", чем тонкости моды, вещи - приграничном алкогольном бизнесе: закрылся магазин алкоголя в Апе. Сейчас коллекция одежды Zīle почти полностью перебралась в виртуальную среду и ее можно купить в интернет-магазине Zīle. Айва говорит, что благодаря старшей дочери Агнесе, которая сейчас живет в Норвегии и оттуда заботится об узнаваемости бренда, она теперь не только "провинциальная швея, сшившая несколько платьев".

Ежедневно в мире выбрасывается 200 тысяч тонн текстиля. Только в США более 13 миллионов тонн одежды ежегодно оказывается в мусорнике.

Мы не только создаем текстильные отходы, но и тратим огромные ресурсы на производство одежды. В среднем на производство одежды на одну семью в год тратится 1000 ванн воды.

40% произведенной одежды не попадает в магазины, а выбрасывается сразу, так как выявляется брак.

Щупаю, ерошу, верчу, исследую одежду Айвы. Созданные из мужских рубашек платья хранят по-мужски суровую романтику, но вообще в них - история о свободе, позволении и о том, что означает любить жизнь, не подчиняться глобальной истерии потребления и диктатуре моды. У коллекций платьев - имена героев сериалов - например, Лея из "Звездных войн", Арвен из "Властелина колец", Макбил из "Элли Макбил". Магия дизайна! Прямой силуэт мужской рубашки превратился в объемное платье с рюшами и воланами. "Наши зады для мужских рубашек - слишком широкие, поэтому появилась Лея. Арвен - теплее, с бархатными деталями. Для тех, кому рюши не нравятся, есть классическая удлиненная рубашка", - рассказывает Айва. Чтобы создать одно платье, она "спаривает" две-три рубашки.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Кто бы мог подумать, что оборки превращают широкую мужскую куртку в эксцентричное лаконичное пальто.

Пара нашивок - и вызывающие депрессию серые жилетки, когда-то служившие форменной одеждой банковских служащих, несут уже совершенно другое послание.

В коллекции Айвы - преимущественно одежда для женщин, мужская линия совсем небольшая - для самых смелых и художников. Нет, муж созданные ею пальто не носит, он способен испортить даже самое лучшее - настолько они не подходят к его сущности. Однако брат Айвы одним из первых согласился набросить на плечи созданные сестрой куртки.

Мужские рубашки и пиджаки Айве кажутся красивее женских.

"Вот как обработана внутренняя сторона, как много карманов и деталей, какая тонкая ткань. Оценивают ли мужчины сами свою одежду? И такое выбрасывать?!" Да, похоже, так и есть.

Что в наших головах?

Как это происходит? Клац, клац - Айва режет большими ножницами без линейки и мела. "Когда шьешь 20 лет, какая еще линейка! Если бы я шила свадебное платье, было бы иначе, но эта история - о свободе". Есть платья, которые создаются как по мановению волшебника - в течение нескольких часов, над другими надо работать неделю. "Бывает, что у рубашек есть дефект, который нужно отрезать, или на готовом платье незамеченное ранее пятно. Так на платье появляется карман или оборка. С ними получаются самые крутые платья". Платья из мужских рубашек стоят от 50 до 70 евро. Да, недешево, но в этом-то и суть!

"Цена означает ответственную покупку - не нужно, чтобы кто-то "по дешевке" купил кучу платьев и потом с той же легкостью их выбросил".

Более того, каждое платье - ручная работа в одном экземпляре. "Говорят, что люди в Латвии не могут себе позволить купить дорогую одежду, но это неправда". Мы как ошеломленные одиночки покупаем одежду массовой моды: поносили - выбросили, поносили - выбросили, и колесо сансары потребления крутится все быстрее. Однако план Айвы в том, что женщина встречает свое платье и чувствует себя в нем красивой. Так как платья Zīle необычные - это трехстороннее сотрудничество. "Дизайнер, создавший рубашку, я и тот, кто носит. Если все согласовывается, то результат прекрасен". Те, кто выбирает переделанную одежду, отмечают свою индивидуальность и зеленое мышление, в то же время выражая презрение к fast fashion.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Три пары мужских джинсов эволюционировали в пальто. Примерила джинсовое пальто с теплой отделкой, вышитой из одеяла. Мягкое, теплое, удобное! "У теплых пальто есть одна беда - им нет сноса", - говорит Айва. Джинсы - одежда, которую можно носить годами. даже десятилетиями. Со временем джинса изнашивается, но не теряет своей привлекательности. Однако быстрая мода требует все более новых моделей джинсовой одежды, которой нужно насытить рынок.

Мы выбрасываем старые джинсы, вместо них покупая искусственно отбеленные и дырявые. Тупость!

Чтобы создать нужный эффект, производитель забрасывает джинсовую ткань грязью и камнями. "Что у нас в головах, если мы несем свои изношенные джинсы в благотворительный магазин и покупаем вместо них новые - еще более изношенные".

  • В наши дни мода меняется молниеносно, и только джинсы не выходят из моды уже 170 лет. Первые джинсы в Америку в 1853 году привез родившийся в Баварии мужчина по имени Ливай Страусс. Они служили в качестве рабочей одежды для калифорнийских фермеров и золотоискателей. У штанов был один минус - швы на карманах не были крепкими.
  • В 1864 году в Нью-Йорк эмигрировал родившийся в Риге изобретатель Джейкоб Дэвис (Jacob W. Davis), который придумал медные заклепки для карманов штанов, но не смог заплатить 68 долларов за патент, поэтому обратился к Леваю Страуссу.
  • С момента, когда в 1873 году Левай Страусс и Джейкоб Дэйвис получили патент на синие джинсы с медными заклепками, джинсы начали свое нескончаемое победное шествие.
  • Чтобы создать одну пару джинсов, нужно примерно 7000 литров воды, три килограмма пестицидов и химикалий, а также примерно 13 квадратных метров земли для выращивания хлопка.

Розовые рубашки и 50 оттенков серого

Большая часть мужских рубашек и джинсов, попадающих к Айве - непроданная в Otrā elpa одежда. Айва ничего не выбрасывает. Из рубашек в плохом состоянии создаются связки флажков. Айва рассказывает, что черный и зеленый цвета - наименее дружественны природе, так как, чтобы их получить, потребляется больше всего химических веществ. В ее коллекции доминирует серый - все 50 оттенков. "Я все шью серым, так как все, что является серым, кажется мне красивым", - смеется она. В свою очередь оранжевой, зеленой и коричневой одежды довольно мало. Оказывается, в Латвии среди мужчин популярны мягко-розовые рубашки. Именно такие доминируют среди отданных на благотворительность в Otrā elpa.

В свою очередь, зеленые рубашки - большая редкость.

Айва преимущественно шьет платья из хлопковых рубашек, однако бывает, что на этикетке упомянут 100% хлопок, но опытные пальцы швеи говорят, что нет - не полностью.

Еще Айве нравится лен, но, когда она узнала, насколько вредна покраска этой ткани, у нее больше рука не поднимается покупать цветную льняную ткань, чтобы шить платья. "Когда начинаешь интересоваться и узнаешь, насколько загрязнен текстиль, становится грустно. Я не богата, но я рада, что у меня есть Zīle, которая как капля в океане, однако я осознаю, что хоть что-то делаю, чтобы защитить планету. Да: Zīle - небольшая, но все-таки палка в колесе сансары потребления.

В год Zīle перешивает примерно 600 рубашек и 100 джинсов.

В целом за эти годы маленькое предприятие переработало более тонны пользованной одежды, которая попала бы в мусор.

"Пока показатели производства не упадут, многое особо не изменится, хоть эксперты и говорят, что миру осталось всего 50 урожайных лет, так как сельскохозяйственные угодья истощены, а леса вырубаются, - продолжает Айва. - И ковид нас ничему не научил.

Сколько лет прошло с тех времен, когда мы осознали вред пластика, а в магазине продавец так и так пытается положить твою коробочку с салатом в пакетик, и если не удастся, то кассир попробует сделать это еще раз.

Ты приходишь из магазина и видишь, что все - хлеб, сыр - в пластике. Все мы в перешитой одежде ходить не будем и веганами не станем, но если бы каждый сделал хоть чуть-чуть, чтобы изменить общественное мышление, то и это было бы много. Один поехал бы на велосипеде, второй пошел бы в магазин со своим пакетом, третий - не ел бы мясо".

Прощаемся с Айвой с обязательством хоть чуть-чуть пересмотреть содержание своего шкафа и покупательские привычки. Сделали круг вокруг Апе - на обратном пути заворачиваем в Аумейстери - есть такое место со старыми усадебными постройками. По радио говорят, что что-то произошло в туннеле Origo, но настоящая жизнь здесь - посреди леса, где смеркается и метет метель.

Логотип LVAF ФОТО: logo

Статья создана при финансовой поддержке Латвийского фонда защиты окружающей среды

НАВЕРХ
Back