"Я чувствовала себя виноватой": Вике-Фрейберга рассказала о смерти сестры в концлагере

rus.tvnet.lv
"Я чувствовала себя виноватой": Вике-Фрейберга рассказала о смерти сестры в концлагере
Facebook OK Telegram Whatsapp
Comments
Вайра Вике-Фрейберга
Вайра Вике-Фрейберга Фото: Zane Bitere/LETA

Экс-президент Вайра Вике-Фрейберга, посетившая передачу "Когда они встречаются", делится особенно тяжелыми воспоминаниями о своем опыте пребывания в лагере беженцев и смерти сестры, от которой она до сих пор не может отойти.

В передаче Вике-Фрейбергу попросили рассказать о суровой судьбе ее младшей сестры - почему она не пережила лагерь для беженцев.

"Мы плыли на открытом теплоходе в январе, затем ехали в неотапливаемых поездах из Польши в Восточную Германию. Иногда нам приходилось сидеть на перронах. Немцы разместили нас в лагере, который, по-видимому, был концлагерем.

Охранники провели нас в комнату, где стояли душевые в один ряд. Всем приказали раздеться догола, включая сестру, которая уже начала кашлять. Мама сказала, что младенцу это не нужно. Но нет, все должны были раздеться. Потом нам надо было мыться в ледяной воде в январе.

Четыре или пять дней спустя температура у сестры все поднималась и поднималась. Мать спросила, есть ли аспирин или врач, когда их везли в машине скорой помощи. Но немецкая охрана объяснила ей, что сюда не приезжают лечиться, а больных изолируют", - делится ужасными воспоминаниями экс-президент.

Сестра не смогла этого пережить и в один день покинула этот мир. Однако Вайра, как старшая сестра, помнит последующие события, которые отпечатались болью в ее сердце на всю жизнь.

"После этого мы пошли - честно говоря, не знаю, зачем мама это сделала, - в морг, чтобы переодеть мою сестру в крестильное платье.

Полки были до потолка, на всех полках трупы, потому что в лагере постоянно умирали люди. Тело сестренки положили рядом с телом очень старой женщины. Женщина была голая, как старый человек - с сухой кожей, и мне казалось, что старый человек прожил свою жизнь, а у моей младшей сестры жизнь украли", - вспоминает Вике-Фрейберга свои мысли в то время.

В передаче спросили об эмоциях, которые остаются после такой семейной трагедии. "Боль остается. Человек может положить воспоминание на полку и не трогать его, но когда эту полку начинают поднимать, когда я писала свои ранние детские воспоминания, это было очень тяжело.

Несчастье для меня было в том, что, казалось, что в нашей семье умер не тот ребенок.

Я читала сказки о падчерице и видела в театре "Майю и Пайю" Бригадиере - я знала, что к падчерице относятся не так, как к настоящей дочери. В детстве я слышала, как одна из подруг моей мамы сказала: "Ой, Мария, как тебе повезло со вторым мужем, он принимает этого второго ребенка как своего". И это сильно ударило по мне, потому что мне и в голову не приходило сомневаться в том, что в нашей семье было что-то по-другому. Тогда

я поняла, что не настоящая дочь своего отца, и смерть сестры, как настоящей дочери, казалась совершенно неправильной. Я чувствовала себя виноватой за то, что осталась жива.

Выживший чувствует себя виноватым за то, что выжил - об этом говорят многие психотерапевты".

RUS TVNET в Telegram: Cамые свежие новости Латвии и мира на русском языке!

Ключевые слова
Актуальные новости
Последние новости
Не пропусти
Наверх