Джон Малкович в Юрмале сыграл безумца и поздравил Латвию с днем рождения

ФОТО: Марис Морканс

Голливудский актер Джон Малкович в субботу прибыл в Дзинтари буквально на несколько часов, чтобы открыть концертный цикл «Балтийские музыкальные сезоны». Во второй части концерта он исполнил монолог безумца из романа аргентинского писателя Эрнесто Сабато «О героях и могилах», заворожив зал с первого слова, с первого жеста. Драматизм представления усиливала музыка Альфреда Шнитке в темпераментном исполнении венгерского оркестра Danubia Orchestra Óbuda и блистательной пианистки Анастасии Теренковой.

Концерт, сначала заявленный в Большом зале Дзинтари, перенесли в Малый зал, но это пошло мероприятию только на пользу. На болшой сцене камерный перформанс Джона Малковича, наверняка, не произвел бы столь сильного впечатления.

Приятным открытием для нашей публики стал венгерский оркестр Danubia Orchestra Óbuda под управлением дирижера Алвизе Казеллати, который в первом отделении вдохновенно исполнил Голберговскую сюиту Эдварда Грига, румынские народные танцы Белы Бартока и Серенаду для струнных До мажор Петра Чайковского. В оркестре, созданном 25 лет назад студентами Консерватории им. Белы Бартока, играют молодые музыканты, которым витальности и задора не занимать. Великие произведения в их исполнении звучали свежо, легко, энергично.

ФОТО: Марис Морканс

Второе отделение началось с интриги. Девушка-пианистка звонила в колокольчик, а голос Джона Малковича доносился из темноты. На секунду возникло опасение, что голос записан на магнитофон, и актер вообще не появится.

Но он появился в мешковатом черном одеянии и встал рядом с пианисткой в боковой части сцены. В контрастном освещении трудно было разглядеть черты его лица, и актер был похож скорее на маньяка. Оказалось, маниакальные черты действительно присущи его герою Фернандо Ольмосу, одержимому некой Сектой слепых и положившему годы на исследование ее деятельности. Его речь была пронизана паранойей, страстным желанием раскрыть некий заговор, галлюцинациями, снами и предчувствием смерти.

Текст главы «Сообщение о слепых», выбранной Джоном Малковичем - яркий пример магического реализма и сюрреалистичной образности - был достаточно сложен для восприятия на слух. Понять о чем речь помогали субтитры на русском и латышском, но не хотелось отвлекаться от игры актера: зрители замерли, внимая каждому его слову, каждому жесту.

ФОТО: Марис Морканс

Джон Малкович показал высокий класс актерской игры, завладев вниманием зала сразу и без остатка. Весь его облик излучал властность, силу, опасность. Монолог в жанре потока сознания он произнес на одном дыхании, мастерски нагнетая напряжение. Опомниться зрителям позволяли лишь короткие паузы, когда Малкович расхаживал по сцене, изучая внутренности рояля. Финал был эффектным: актер приблизившись к пианистке сзади, захлопнул крышку рояля. Страстная, трагическая музыка Альфреда Шнитке (концерт для фортепиано и струнных) стихла, стих и голос Малковича, который хотелось слушать еще и еще.

Выходя на поклон, актер произнес лишь одну фразу: «С днем рождения, Латвия!». Зал разразился бурными аплодисментами.

НАВЕРХ