Любовь — лишь дело техники! «Дон Паскуале» произвел вау-эффект

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

ФОТО: Пресс-фото/ Кристапс Калнс

В ЛНО прошла премьера комической оперы Гаэтано Доницетти «Дон Паскуале» в постановке итальянского режиссера Джорджо Корсетти. Как и было обещано, интерактивный видеоряд стал не просто фоном для развития действия, а главной движущей силой спектакля. Сюрреализм на экране зашкаливал! Экранная психоделия иллюстрировала происходящее в голове у персонажей, добавляя сюжету дополнительное фантазийное измерение. Спектакль произвел вау-эффект, зрители, среди которых было много итальянцев, принимали его с восторгом.

История, рассказанная в комической опере «Дон Паскуале», универсальна и понятна всем, поэтому в переводе на современный язык не нуждается. Речь идет о брачной афере, в которую доктор Малатеста втягивает своего богатого пациента, старого Дона Паскуале, как бы сейчас сказали - с помощью НЛП-технологий. Узнав, что Паскуале хочет жениться, Малатеста сводит его со скромницей Софронией, которой притворяется молодая ветреная вдова Норина, и устраивает их фальшивое бракосочетание. Нетрудно догадаться, что после свадьбы Норина устроит Дону Паскуале «веселую» жизнь и пустит по ветру все его состояние. Но сделает она это неспроста, ее цель - заполучить в мужья Эрнесто, юного племянника Дона Паскуале.

ФОТО: Пресс-фото/Кристапс Калнс

Чтобы напомнить нам о золотом веке итальянского и мирового кинематографа, режиссер спектакля, итальянец Джорджо Корсетти, успевший посотрудничать с лучшими театрами Европы, стилизовал костюмы и антураж под 50-е годы XX века. Влюбленные на экране расстаются как в классическом нуаре «Касабланка» и сливаются в долгом поцелуе на афише кинотеатра. В декорациях, напоминающих об «Амаркорде» Федерико Феллини, разворачивается сюрреалистический пир: мультяшные монашки задирают юбки и хлопают глазищами лица-коллажи, скроенные из разных частей.

«Дон Паскуале» - не первый спектакль нашей Оперы, где видеоэффекты дополняют, или даже заменяют сценографию, вспомним недавнюю постановку оперы Стравинского «Хроники разврата» и балет «Антония # Силмачи». Директор ЛНО Зигмар Лиепиньш сдержал обещание: такого на сцене ЛНО мы еще не видели! Команда итальянских видеохудожников, приглашенных режиссером, развернулась во всю мощь. Созданный ими интерактивный видеоряд, который реагирует на действия персонажей меняющимся фоном, а заодно и фиксирует их эмоциональное состояние - главная находка спектакля.

ФОТО: Пресс-фото/Кристапс Калнс

Конечно, без видеоряда можно было бы и обойтись: ведь эмоции героев столь просты и понятны, что в дополнительных подпорках вроде бы не нуждаются. И если разыграть их с артистизмом и азартом, может получиться очень смешно: красноречивый пример — показанная рижанам несколько лет назад видеотрансляция «Дона Паскуале» из нью-йоркской Metropolitan Opera с блистательной Анной Нетребко.

На рижском спектакле не столько смеешься, сколько забавляешься, гадая чем нас еще ошарашат.

Ошарашивают, преимущественно, психоделическими фантазиями героев, которых начинаешь подозревать в том, что они хорошенько закинулись ЛСД.

Например, в мечтах Дона Паскуале у Норины вместо лица - то небо, то букет цветов (привет Рене Магритту). Развинув ноги, она исторгает из себя каких-то гомункулов в памперсах с перекроенными старческими лицами. В сцене, когда Норина приручает старика Паскуале, скачущие гомункулы появляются уже с головами овчарок.

Во время семейного скандала Дон Паскуале тонет в бокале вина, и огромный рот во все лицо смачно пожирает доллары, иллюстрируя, в какие растраты Норина ввергла старика.

Настоящим праздником для глаз становятся любовные сцены с участием Норины и Эрнесто. Коронную арию тенор поет, выглядывая из окна проносящегося на экране поезда. А в финале любовники, исполняя дуэт, романтично возносятся над городом в вечерних огнях.

Изобретально, не поспоришь! Но пытаясь уследить за всей этой пестротой, порой забываешь о главном — о музыке. А музыкальный ряд «Дона Паскуале» очень насыщен: бельканто с обилием колоратур, множество ансамблей, которые требуют от певцов и виртуозности, и большого актерского мастерства.

ФОТО: Пресс-фото/ Кристапс Калнс

В премьерный вечер партию Дона Паскуале пел Кришьянис Новерлис, в образ Малатесты вжился Янис Апейнис, Норину играла Инга Шлюбовска-Концевича, а Эрнесто — приглашенный турецкий тенор Тансел Акзейбек.

На следующий день в Дона Паскуале перевоплотился талантливый бас Рихард Мачановскис — шаркающая походка, седой парик, пивное брюшко — певца в образе старика было трудно узнать. Его герой вызывает и снисходительную улыбку, и жалость: настолько легко его облапошить. Роль прохиндея Малатесты оказалась вполне по силам баритону Калвису Калниньшу. Финальное темпераментное состязание баса и баритона, исполнивших сложнейшие колоратуры с умопомрачительной скоростью, было встречено бурными овациями. Как и короткий диалог, произнесенный ими вдруг по-латышски: «Как вам удается в вашем возрасте выучить столько слов?», - спросил Малатеста Дона Паскуале. На что тот ответил: «Мальчик, у тебя еще все впереди!».

Партию Норины исполнила Марлена Кейне — ее звонкое, кукольное сопрано в сочетании со зрелой чувственностью и фривольными выходками усиливало сюрреалистичный эффект, создаваемый видео. Эрнесто сыграл Михаил Чульпаев: он брал не столько голосом, сколько пластикой, напоминающей одновременно о героях экспрессионистского кино и фильмов-нуар.

НАВЕРХ