Режиссер Марина Брусникина: «У молодежи есть запрос на свой театр...»

Сцена из спектакля МХТ "Не хочу быть Колей"

ФОТО: Владимир Вяткин, Sputnik/Scanpix

Русский TVNET публикует вторую часть нашего разговора с режиссером Мариной Брусникиной, которую давно зазывал для работы в Риге наш русский театр. О Михаиле Чехове сделан совместный спектакль «Ключи от магии». Эксклюзивное интервью нашему порталу Марина Станиславовна дала в Москве, уже после премьеры. Как меняется сегодня театр? Работы каких режиссеров выбирает молодежь? И что стоит смотреть нам, провинциалам, в столичных российских театрах?

 

Режиссер Марина Брусникина

ФОТО: Из личного архива М. Брусникиной, фото Сергей Петров

Театр как территория свободы

- Сегодня театр меняется, переживает переломное время. Вы много раз говорили в интервью: сопротивляться переменам, которые несет молодежь, бесполезно, можно только возглавить это движение. Как именно, на Ваш взгляд, меняется театр?

- Становится гораздо разнообразнее.

- Разнообразнее - в смысле форм его существования?

- В смысле возможностей. По крайней мере, было так, сейчас не знаю, как будет. В какой-то момент стало понятно, что театр - это не только то, что происходит между людьми внутри этой коробки на сцене, из чего зритель делает выводы, сидя в зале…

Понятно, что это совершенно свободное пространство, в котором можно экспериментировать, можно иметь разные взгляды на все и совершенно разные творческие индивидуальности режиссеров, что все это возможно. Пространство театральное стало гораздо более разнообразным.



- Марина Станиславовна, перебью Вас просьбой. Можно - на очень конкретных примерах. Мы ведь, рижане, в театральном смысле - провинциалы, мало что видим. Да, кое-что к нам в Ригу привозит «Золотая маска», спасибо фестивалю за это. Но хотелось бы поподробнее.

- Пожалуйста.

 

Гоголь-центр привлекателен для молодого зрителя

ФОТО: Анвар Галеев, ITAR-TASS / Scanpix

Лучшее в театрах: ТОП от Марины Брусникиной

- Наездами бывая в Москве, не всегда ведь знаешь, куда ткнуться, чтобы о сегодняшнем разнообразии театральном составить себе представление. Что посоветуете?..

- Для меня очень интересен Бутусов, благодаря ему я стала ездить в Питер, в его театр и смотреть там спектакли. Мне лично это очень много дает! Поэтому для меня просто трагедия то, что театром Ленсовета и с ним самим сейчас происходит.

Можно к Бутусов как угодно относиться, но эта его попытка все развинтить, для того, чтобы потом собралось что-то… что настолько неожиданно потом для меня - по смыслам, по объемам неожиданно. Бутусов очень талантливый режиссер со своим лицом и конечно, хочется, чтобы у него была возможность работать, а не так, как сейчас…

- А конкретные спектакли Юрия Бутусова назовете?

- Конечно, это его «Чайка» в «Сатириконе» - после бутусовской «Чайки», мне кажется, многое вообще изменилось в театре. 

Еще мне очень понравился его же спектакль в театре Ленсовета «Сон об осени» - он как-то не очень громко прошел, но заслуживает внимания. А если говорить, что смотреть в Москве…

- Да, что сегодня смотреть, чтобы составить представление о том, насколько разными могут быть сегодня спектакли в российском театре.

- Очень интересный режиссер Максим Диденко, он тоже питерский, но и в Москве много ставит. И мне нравится очень его спектакль «Конармия» в мастерской Брусникина.

Но не потому нравится, что это именно мастерская Брусникина… Они там потрясающе работают, ребята, и у Диденко получается хорошо работать именно с ними. Они же недавно делали на юбилей Таганки совершенно замечательную работу в музее Москвы - «Десять дней, которые потрясли мир», но это была такая акция. И вообще в мастерскую Брусникина надо ходить, потому что там очень много разного.

Есть Максим Диденко, есть Юра Квятковский со «Сваном», к Андрею Стадникову по разному можно относиться - кому-то нравится, кому-то не нравится… Там есть замечательный спектакль «Это тоже я», представляющий очень интересное направление в театре - вербатим…

- Да, у нас в Новом рижском театре, у Херманиса, документальные спектакли с сюжетами, записанными со слов реальных людей тоже делают...

- «Это тоже я» ребята сделали уже давно, еще студентами, очень большой популярностью по сей день эта работа пользуется.

Интересно и то, что происходит в Гоголь-центре - это какое-то удивительное место, которое так к себе притянуло и привлекло молодежь, и молодежь совершенно другую, у который есть потребность в своем театре. И вдруг это созвучие произошло.

Последние их спектакли - и «Кафка», и «Кому на Руси жить хорошо». И опять эта их идея поэтических спектаклей… У того же Максима Диденко есть спектакль «Сестра моя жизнь» по Борису Пастернаку.

Интересно и то, что делает Константин Богомолов - он тоже тот режиссер, на которого ходит молодая публика. И совершенно другой театр - это Женовач со своим театром, у них иное совершенно отношение к материалу. Есть фоменковцы… Есть Малый театр в конце концов…

 

Спектакль "Му-му" новая работа Дмитрия Крымова.

ФОТО: Вячеслав Прокофьев, ITAR_TASS/Scanpix

Что выбирает молодая публика?

- Тут мне сразу приходит на ум Крымов - «Золотая маска» к нам в Ригу привозила его блистательный спектакль по Островскому «О-й. Поздняя любовь». И такие нешуточные баталии среди зрителей и журналистов потом развернулись - от восторга и до полного неприятия!.. У него-то Островский совсем не такой, как в классических постановках в Малом театре…

- Да, конечно, Крымов!.. Забыла упомянуть. То, что в театре делает Крымов - тоже прекрасно!

- А в Риге возмущению некоторых сторонников неприкосновенности классики не было предела: мол, как так можно - с самим Островским!.. Это же клоунада какая-то, сплошная акробатика, ничего не поймешь!..

- Ну и что… Есть же Островский другой - в Малом театре, и очень много публики, которая ходит туда, на Островского, совершенно иначе, строго классически поставленного… Ну, посмотрели у Крымова, убедились, что не мое. Мне кажется правильным, что существуют разные взгляды и разные точки зрения. Никто не заставляет смотреть, если «не твое»…

- Привозили к нам в Ригу не так давно и спектакль Гоголь-центра, который поставил Серебренников по Гончарову… Гастроли были короткие, но значимые - в Национальном театре спектакль давали…

- Да, это «Обыкновенная история».

- Кстати, мои юные коллеги, абсолютно уверенные был, что драматический театр они вообще не любят, потом говорили: «А вот такой театр - это да!» Они испытали настоящее потрясение.

- Да, Гоголь-центру удалось привлечь совершенно другую публику, ту молодежь, которая выросла в убеждении, что театр есть нечто скучное. А что им было видеть, если задать такой вопрос? Очень мало в театре по-настоящему убедительного. Особенно в том классическом, традиционном русском театре, за который так все держатся, там ведь очень мало убедительного было!..

 

Сцена из спектакля Марины брусникой "Не хочу быть Колей"

ФОТО: Владимир Вяткин, Sputnik/Scanpix


Про развлекуху и про чаяния людей

- Мне кажется, что в афише как нашего Рижского русского театра, так и любого другого сегодня вполне четкое разделение: есть спектакли, где театр это ТЕАТР, которые на фестивалях знатоки и коллеги оценят, и есть постановки кассовые, успешно развлекающие публику. Думаю, что и МХТ не чужд развлекухи.

- Кто-то ведь с удовольствием смотрит комедии - веселые, легкие - и очень доволен. Говорят: да, все было прекрасно! Это нормально, пусть люди имеют выбор.

- А сами Вы, когда ставите спектакль, стремитесь зрителя развлекать? Должен ли театр зрителя только развлекать - или чего-то большего Вы от своего спектакля хотите?

- Я уже давно и много ставлю, и мне не хочется брать материал, чтобы только развлекать, не хочется тратить на это время.

Выбираю материал, который мне кажется важным и позволяет поговорить об этом с людьми, чтобы в них что-то изменилось. Или чтобы хотя бы они посмотрели с другой точки зрения на что-то. Мне совсем не интересно развлекать. Ну не интересно…

- Значит, получается, что одни режиссеры работают на кассу, а другие…

- Нет, ну почему же!.. При этом часто на спектакли, которые я делаю, тут же раскупаются билеты.

- Тот же «Пролетный гусь» в репертуаре с 2002 года, но мне в кассе театра понятно объяснили: люди годами мечтают на «Гуся» попасть…

- И на недавнюю нашу премьеру «Боюсь стать Колей» тут же раскупаются билеты!..

- Это тот самый вербатим, когда, собирая материал, вы со студентами по стране на поезде ездили и записывали реальные монологи и истории?..

- Нет, поездки на поезде - это студенческий спектакль «Транссиб». А «Боюсь стать Колей» - спектакль в МХТ по пьесе Ивана Андреева…

Если ты попадаешь в какие-то чаяния людей… И слава Богу, если ты в них попадаешь! Совсем не обязательно для этого просто развлекать.

Хоть я и понимаю: чтобы собирать тысячный зал и чтобы собирать его часто, обязательно нужна звезда, выбирая материал обязательно нужно понимать, что люди не хотят трудными вопросами мучиться… Но вот сидит же на богомоловских «Карамазовых» в МХТ тысячный зал!..

Пять часов люди сидят и слушают. И это потрясающе. А ведь это Достоевский, и это сложнейшие тексты, но сидит тысячный зал, и люди слушают. Не могу сказать, что это я большая поклонница именно этой работы Богомолова, его «Чайка» мне больше нравится. Но я же понимаю, что это такое - держать внимание целого зала пять часов! Значит, попал, попал.

- У вас сейчас в работе спектакль «Офелия боится воды». В этом сезоне премьера - или в начале следующего?

- Посмотрим, как сложится, мы только начали репетировать... Это пьеса современного автора Юлии Тупикиной, и есть замечательная роль для Натальи Максимовны Тиняковой, уже начали репетировать во МХТ.

 

Здание школы-студии МХТ стоит бок о бок с знаменитым театром.

ФОТО: Татьяна Одыня, TVNET

«Круг чтения»: поэзия, драматургия, проза

- Иногда я иногда дико удивляюсь: называешь фамилию известного писателя, а молодым коллегам его имя уже ничего уже ничего говорит… Не читали.

- Очень много не знают, да.

- Поэтому про «Круг чтения» не могу не спросить. Ведь поэтические и литературные вечера в Московском художественном театре тоже очень полюбил зритель.

- Это очень давно мы уже делаем... Начали с современной поэзии и современной прозы, сейчас эти авторы - практически уже классики. Мы регулярно эти вечера делаем, и держится это направление в МХТ уже 18 лет, то поэзия читается, то проза…

Еще делаем Ночи поэзии - это весь театр захватило, огромное количество людей принимает участие, и ночь напролет мы читаем стихи.

Сейчас я год как поменяла формат, решила, что много интересного и в современной драматургии происходит, так что сейчас мы читаем и пьесы современные на зал, устраиваем читки со зрителем.

- Это просто читка пьесы на публику? Или тоже отчасти спектакль?..

- Не знаю… Можно сказать, что просто читка, но когда мы делаем вечера прозы и поэзии, мы всегда это как-то оформляем.

- А что сегодня составляет Ваш личный круг чтения?

- Пьесы, я очень много читаю современных пьес. Больше ничего не успеваю.

- Много интересного попадается?

- Мне кажется, что да. Много.

- Вот попалось интересное… Что дальше с этим происходит?

- Что-то я выношу на «Круг чтения», раз в месяц мы делаем читки. Почти все, что в последнее время я сделала - это все современная драматургия. В «Современнике» сделала два спектакля - «Фронтовичка» и «Уроки сердца», в РАМТе три спектакля… Два из них - «Кот стыда» и «Хурьма» - современная драматургия.

В МХТ - «Боюсь стать Колей» - тоже современная драматургия. Все, что я читаю, пытаюсь потом пробить, чтобы можно было поставить.

- Вы знаете, что сегодня международный день поэзии? (Именно в этот день состоялось интервью в Москве. - Т.О.)

- Да, знаю.

- У нас в Риге десятки кафешек в этот день подписались участвовать в акции: кофе в обмен на стихотворение.

- Это здорово. Прекрасно!

- А что бы Вы прочитали?

- За кофе?..

- Ну да, классная же валюта - хоть и в ходу она только раз в году.

- Даже не знаю… Что на ум пришло, то и прочитала бы.

- Спасибо за интервью.

НАВЕРХ