Главная цель Рижского Русского театра - расширение круга зрителей

Директор Рижского Русского театра Дана Бйорк

ФОТО: Evija Trifanova / LETA

Основной целью Рижского Русского театра имени Михаила Чехова (РРТ) в ближайшие годы будет расширение аудитории, а также более тесное сотрудничество с латышскими драматургами, режиссерами, сценографами и актерами, заявила в интервью агентству ЛЕТА новый член правления театра Дана Бйорк. Она надеется найти способы привлечь в РРТ и заинтересовать даже тех латышских зрителей, которые слабо знают русский язык. Приход Бйорк в руководство РРТ не случаен - уже много лет назад она, работавшая тогда продюсером, слышала намеки о том, что руководить театром могла бы неплохо, а в последние годы Бйорк сознательно стремилась к этой должности.

- Почему вы решили выдвинуть свою кандидатуру на должность члена правления РРТ?

- Это решение не одного дня, месяца или года. Когда я в 2009 году окончила Латвийскую академию культуры (ЛАК) как актриса, получив степень бакалавра, в стране был кризис. Ни один театр не мог принимать новых актеров. Я училась на курсах театра «Dailes», сейчас большинство моих однокурсников являются актерами этого театра. РРТ был единственным театром со свободным штатным местом. Единственный театр, заинтересованный принять меня на работу. Но в 2009 году в Рижском Русском театре шла реконструкция. Я год числилась в штате, но не было ни ролей, ни другой работы, не была я и знакома с коллективом театра. Поэтому я решила с пользой использовать время и поступила в магистратуру ЛАК изучать менеджмент культуры.

Через год я открыла свой продюсерский фонд и начала карьеру как профессиональный продюсер. В первые годы все мои проекты были связаны с РРТ - все практики, анализы, исследования, реальная работа, спектакли. Позже я начала работать и отдельно, независимо как продюсер в разных проектах. С 2011 года у меня две профессии, которыми я зарабатываю - актриса и продюсер. Тогдашний директор театра Эдуард Цеховал заметил мой продюсерский талант, потому что я работала и в РРТ, и менеджером, и с постановками в большом и малом зале, занималась маркетингом и общественными отношениями. Цеховал спросил у меня: «Дана, не видишь ли ты себя в будущем директором театра?» Тогда мне было 25 лет, и его вопрос шокировал, я восприняла его скорее как комплимент.

- И что изменилось потом?

- В течение семи лет, работая параллельно как актриса и как продюсер, я часто возвращалась к этой мысли, и постепенно она укоренилась во мне. Недавно я встретила своего преподавателя в ЛАК Леонарду Кестере, она была в комиссии, когда я поступала в магистратуру. Кестере напомнила мне тогдашние слова, что у меня когда-то обязательно будет свой театр. Я помню, что еще в подростковые годы эта мысль иногда приходила мне в голову.

Цеховал уже год назад решил, что больше не будет выдвигаться на должность члена правления театра. Я одной из первых узнала об этом.

Цеховал сказал тогда: «Дана, я ухожу, и на своем месте я охотно увидел бы тебя».

Он предложил подумать, хочу ли я претендовать на должность в правлении театра, когда на нее будет объявлен конкурс. В течение года я уже осознанно анализировала, насколько я способна и вправе претендовать на эту должность. Я решила, что подам документы на конкурс, потому что знаю внутренние проблемы театра от А до Я, знаю, как их решать, как должен развиваться театр в будущем.

- Время Цеховала длилось 27 лет. Какие традиции вы хотели бы сохранить, а что изменить?

- В основе моей работы лежат четыре принципа дальнейшего развития РРТ: интеграция, коммуникация, сотрудничество и идентичность. Сверхцель - это расширение аудитории нашего театра, а также более тесное сотрудничество с латышскими драматургами, режиссерами, сценографами и актерами. У РРТ много сильных традиций, но есть и слабые места. Мы - самый старый русский театр вне России и старейший драматический театр Латвии. Театр находится в географически выгодном месте в Вецриге, которое полностью не используется. У нас своя проверенная аудитория, которая десятилетиями посещает спектакли Русского театра. У нашего театра единственного есть Объединение гарантов, которое обеспечивает связь с предпринимателями и финансово поддерживает театр. Наш театр любят и ждут не только в России, но и в других зарубежных странах. Мы получаем множество приглашений на фестивали и гастроли. Это очень крепкие традиции, которые нужно обязательно сохранять и активизировать.

Если говорить о слабых сторонах театра, то, мне кажется, мы не можем сказать, что насколько же узнаваемы и востребованы в латышской аудитории нашей страны. Я не сказала бы, что русских актеров зрители узнают так же хорошо, как латышских. Это одно из направлений, над которым мы будем работать дальше. Чтобы мы стали более узнаваемыми в Латвии, чтобы расширилась аудитория РРТ - сохранились наши проверенные зрители и к ним присоединись те, кто до сих пор не ходил на спектакли нашего театра. Из латышской аудитории, которая составляет сейчас примерно 40% зрителей, мы особенно хотели бы привлечь молодежь.

- Часть молодых латышей не знают русский язык. Не нарушает ли это ваши планы?

- Это проблема, но решаемая. В большом зале театра спектакли идут с титрами. Это помогает понимать происходящее на сцене. Молодежь смотрит ведь французские, английские, немецкие фильмы с субтитрами. Мы живем в информационную эпоху. Нам нужно коммуницировать с обществом на тех же условиях, на которых общается сейчас молодое поколение. Да, недостаточное знание русского языка до сих пор было барьером для части зрителей и удерживает их от посещения РРТ.

Наша задача в том, чтобы убедить зрителей, что скромное владение русским - не барьер, мы пытаемся привлекать их спектаклями, для которых знание языка не столь существенно.

Например, «Граненка» - спектакль, основанный на этюдах и импровизациях. Я знаю людей, которые приходили на этот спектакль, сомневаясь, поймут ли они слова актеров со своим слабым знанием русского. После спектакля они радостного говорили: «Я все понял, приду и на другие спектакли, приглашу друзей».

Направления работы РРТ правильные, их только нужно активнее развивать. Намного активнее развивать постановки малой и экспериментальной сцены.

Наша задача - работать так, чтобы сохранить в РРТ традиции русской сцены, стиль спектаклей русской актерской школы, который знают и любят наши постоянные зрители.

Но нужно работать и с европейской театральной стилистикой, которая латышским зрителям ближе. Наша задача в том, чтобы, немного изменив концепцию, привлечь в РРТ и эту часть зрителей.

Наш театр должен быть намного активнее, распахивать двери и выходить из своей зоны комфорта. Было бы хорошо, если бы актеры РРТ принимали участие в постановках латышских театров, совместных проектах, чтобы они внедрились и в латышскую среду.

Например, участие нашей актрисы Вероники Плотниковой в концертах Раймонда Паулса, съемки Екатерины Фроловой и Якова Рафальсона в сериале «Пожар» увеличили узнаваемость актеров нашего театра.

Мы хотим сделать зрителей друзьями театра. Поэтому важно с ними разговаривать, участвовать в социальных и благотворительных акциях. Есть идея открыть в РРТ детско-юношескую театральную студию. Я знаю, что спрос на это очень большой.

- Устраивает ли вас репертуар РРТ?

- В репертуаре театра должны присутствовать классика русской драматургии, современная русская драматургия. На вопрос, что изменится в репертуаре РРТ, я хотела бы отвечать вместе с новым художественным руководителем театра, когда он будет утвержден. Возможно, это будет в начале нового театрального сезона. Наработки в этом вопросе уже делаются.

Основные принципы репертуара ясны: спектакли должны быть качественными, современными и актуальными. Я думаю, надо ставить спектакли, в которых зрители вовлекаются в дискуссию на некую актуальную тему,

- Каждые несколько лет журналистов знакомят с потенциальным новым художественным руководителем РРТ, который приглашается из-за границы. Но никто из них в Риге так и не обосновался. На этот раз тоже будут искать очередного «варяга»?

- На этот вопрос я отвечу тогда, когда претендент подпишет трудовой договор с РРТ. Пока есть два кандидата на должность художественного руководителя театра. Оба они - талантливые, востребованные и любимые режиссеры, оба известны коллективу РРТ, потому что готовили постановки в нашем театре. Оба эти режиссера показали себя в государственном и мировом масштабе. Поэтому я спокойна - любой из этих кандидатов полностью устроит наш коллектив. Их мнения совпадают с моим видением дальнейшего развития театра, но, как мне кажется, было бы неэтично называть публике имя кандидата до того, как оно будет объявлено коллективу театра. В последние два месяца, когда коллектив жил в неведении, мы пережили эмоционально очень напряженные моменты, которые привели к проблемам со здоровьем, и отдельные актеры попали в больницу. Актеры - очень эмоциональные люди, все принимающие близко к сердцу. Театр - это не место нашей работы, а часть жизни.

- 2018 год - год столетия Латвии. Как это будет отражено в репертуаре театра?

- К проектам 2018 года театр готовится уже несколько лет. Планируется конкретная юбилейная постановка, на нее найдено финансирование. Мне очень жаль, но РРТ с этой точки зрения опоздал. У меня много идей, я постараюсь воплотить хотя бы несколько. Уже идут переговоры с латышскими драматургами. Я обещаю, что на малой и экспериментальной сценах театра в этом году обязательно пройдут несколько спектаклей, посвященных юбилею государства.

На большой сцене в феврале предусмотрена премьера постановки «Ключи от магии». Спектакль посвящен Михаилу Чехову, именем которого назван наш театр.

Хотя при создании спектакля использованы архивные материалы, в нем предпринята попытка найти равновесие между историей и легендой, фактами и фантазиями.

Семь студентов Михаила Чехова рассказывают и проживают жизнь своего великого учителя, вспоминая, цитируя, дискутируя, изображая, воплощая его в разных ситуациях - анекдотических и драматических, позволяя зрителям самим судить, почему он является личностью мирового масштаба и как много он дал именно латвийскому театральному искусству.

Я очень хотела бы, чтобы в РРТ было реализовано предложение, поступившее совсем недавно. Это спектакль о латышском поэте Александре Чаке. Думаю, что такой спектакль мог бы собрать широкую аудиторию - латышских и русских зрителей разных поколений. Пока эта постановка еще на уровне идеи.

Именно музыкальные спектакли, мне кажется, могут привлечь в театр широкий круг зрителей. С РРТ уже многие годы сотрудничает композитор Паулс. Другом театра стал также композитор и пианист Улдис Мархилевич, который вместе с актером Максимом Буселом в спектакле «1900. Легенда о пианисте» рассказывает историю о парне по имени Новеченто (1900), который грудным ребенком был найден в ящике лимонов, стал выдающимся пианистом и жил только на корабле. Я знаю, что у Мархилевича есть несколько идей дальнейшего сотрудничества с РРТ.

- В Национальном театре и театре «Dailes» огромный спрос на постановки в малых залах. Есть ли и в РРТ спрос на такие экспериментальные постановки?

- В нашем театре малый зал тоже востребован, но не слишком загружен. Начиная с 2018 года он будет задействован намного активнее. В театре есть и третий зал, экспериментальный, о существовании которого большинство зрителей пока не подозревает.

Сейчас в экспериментальном зале проходит спектакль по поэзии и прозе Марины Цветаевой «Фальцет времени» в исполнении Якова Рафальсона.

В целом на малых сценах РРТ мы показываем четыре очень качественных и востребованных постановки. Намечено несколько новых проектов, с реализацией которых обе малых сцены РРТ будут очень задействованы. Мне самой очень нравится играть в малых залах, потому что там устанавливается очень тесный контакт со зрителем.

- Продолжаете ли вы играть свои роли как актриса?

- В моем репертуаре остались роли в восьми спектаклях. В малом зале я играю в спектаклях «Зима» и «Граненка», в большом зале - «Добрый человек из Сезуани», «Альбом», «Опасный поворот», «Метод Гренхольма», «Почтисчастье» и «Король Лир». Я отказалась от ролей в некоторых постановках, по крайней мере до того момента, пока не буду уверена в том, что работу актрисы можно совмещать с обязанностями члена правления театра.

- Устраивает ли вас нынешний состав актерской труппы РРТ?

- В целом устраивает, но в труппе лишь несколько мужчин в возрастной группе 45-60 лет. Мы единственный русский театр в Латвии, поэтому не можем пополнить труппу актерами нужного возраста из других русских театров. У латышских театров такой проблемы нет.

В ближайшие годы в сотрудничестве с ЛАК будет принят новый курс актеров, которых будут готовить для работы в русском театре, и через пять лет они пополнят нашу труппу, когда нынешним молодым актерам будет уже тридцать.

Сейчас, если в репертуар включается выдающаяся пьеса, а исполнителей главных ролей соответствующего возраста нет, мы обращаемся за помощью в латышские театры, приглашаем в наши спектакли латышских актеров, свободно говорящих по-русски. В наших постановках играют несколько латышских актеров. Например, в спектакле «Король Лир» играет Гундар Аболиньш, на спектакль приходит много латышских зрителей, все места раскуплены. В спектакле «Медея» играют Гуна Зариня и Андрис Кейшс. Иногда нужный актер подыскивается через театральное агентство в Москве, например, Николай Галкин приезжал играть в спектакле «Почтисчастье». С проблемой нехватки актеров мы справляемся, поддерживая дружеские связи и сотрудничая с артистами, театрами и организациями.

- Несколько лет назад при финансовой поддержке банка «Parex» 12 молодых людей отправились учиться в студию Московского художественного театра к Олегу Табакову. Работает ли в РКТ до сих пор кто-то из них?

- В РКТ остались четыре выпускника этого курса - Анатолий Фечин, Евгений Черкес, Евгений Корнев и Даша Подоляк, которая, правда, сейчас не играет, потому что растит троих детей. Эти актеры очень востребованы и заняты.

- Каково финансовое положение театра?

- Я изучила отчеты театра и пришла к выводу, что пять лет назад минус в нашей финансовой деятельности был намного больше. С каждым годом этот минус уменьшается. Так что, если будет правильное распределение финансов, это только вопрос времени - когда театр начнет работать без убытков. Вступая в должность, я обсудила в Министерстве культуры все вопросы, связанные с финансированием театра. Чтобы претендовать на увеличение государственной дотации, театр должен выполнять все требования министерства о новых постановках, количестве спектаклей и гастролей, о заполненности залов.

Я удовлетворена тем, что на основе своего успешного опыта с упорядочением финансовой деятельности Латвийской национальной оперы и балета и Даугавпилсского театра Минкульт решил внести изменения в устав РРТ и вместо одного члена правления назначил двух. В ведении Байбы Закевицы, по крайней мере сейчас, находятся все финансовые дела, и видя, как они улаживаются, я предполагаю, что минусы в нашей финансовой деятельносии будут скоро ликвидированы.

- Какие ожидаются самые значительные новые постановки в РРТ?

- Все предусмотренные в ближайшие годы постановки запланированы еще при Цеховале, он выбрал им режиссеров. О посвященном Михаилу Чехову спектакле «Ключи от магии» я уже рассказывала, его ставит талантливый режиссер Марина Брусникина. 2 октября нашему театру исполняется 135 лет. Этот юбилей театр отметит красочным спектаклем «Моя прекрасная леди», который ставит Алла Сигалова.

Предусмотрено, что в следующем сезоне в РРТ будут новые постановки Виестура Кайришса, Сергея Голомазова, Влада Наставшева. Названия спектаклей еще уточняются.

Постановки для малого и экспериментального залов выберу я. Мне кажется, это будут интересные, яркие проекты.

- Будет ли РРТ со своими спектаклями гостить в других городах Латвии и за границей?

- В марте и апреле спектакли РРТ можно будет посмотреть в Вентспилсе, Валмиере, Елгаве, Лиепае. В мае мы, возможно, поедем в Анталью со спектаклем «Угол Третьей и Дубовой: прачечная». Известно, что мы отправимся с гастролями в столицу Армении Ереван, российские города Великие Луки, Торжок, Псков и Смоленск. На гастролях мы покажем «Медею», «Одесса, город колдовской», «Метод Гренхольма», «Гранатовый браслет», «Альбом». Будут гастроли в Таллине, ведутся переговоры о гастролях РРТ в Польше и Грузии.

Читать также

НАВЕРХ