Можно ли оставаться добрым в мире, который к тебе жесток?

Элмар Сеньков не боится повторить трактовку предшественников, он ищет свое прочтение пьесы Брехта

ФОТО: Эвия Трифанова/LETA

В Рижском русском театре им. Михаила Чехова в конце февраля сыграют «Доброго человека из Сезуани». Легендарный в истории русского театра спектакль по пьеса Бертольда Брехта делает молодая команда режиссера Элмарса Сенькова, уже поставившего несколько театральных «хитов». Пьесу Брехта «прочтут» в театре по-новому и расскажут языком, понятным и созвучным современному зрителю, его сомнениям и заботам.

На пресс-конференции в театре знатоки норовили поправить режиссера - мол, название пьесы у вас... какое-то неправильное!.. Ведь китайскую провинцию Сычуань - правильно по-русски называть иначе... так, как повелось еще со времен театра на Таганке. Ведь когда-то с «Доброго человека из Сезуана», поставленного Юрием Любимовым со студентами Щукинского училища, начинался этот культовый в советские времена театр.

Элмарс Сеньков легендарного спектакля «живьем» на сцене - в силу юного возраста - видеть не мог. Зато видел другую нашумевшую постановку - одноименный московский спектакль Юрия Бутусова в Московском театре имени А. С. Пушкина. Спектакль этот несколько лет назад изрядно возбудил театралов российской столицы.

К нам в Ригу этот спектакль привозила «Золотая маска», так что многие его видели. Постановка режиссеру понравилась, вдохновила сделать иначе, а вот повториться или же попасть под влияние предшественников он не боится.

Элмар Сеньков считает, что не так уж и важно, как именно в театральной афише называть далекую провинцию Китая. Ведь в спектакле она - место действия условное, символическое.

(Очень все-таки интересно, каким будет на сцене театра мир, создаваемый для спектакля мастером видеоинтсаляций - сценографом Катриной Нейбургой!..) Ведь дело театра - рассказывать зрителю сказки, причем такие и так, чтобы все там со сцены было - про нас, а не про какой-то там вымышленный китайский мирок...

Материал в пьесе Брехта вполне подходящий, чтобы поразмышлять, что есть вообще сегодня доброта. Может ли оставться добрым человек, когда жизнь ставит перед жестким выбором и когда ему самому-то не на что жить?.. Добрым быть - это значит ближнему помогать?..

Или, скажем, налоги платить полной мерой?.. Образы пока только нащупываются, примеряются, рождаются...

Главную роль доброй проститутки Шен Те (и ее брата-двойника) сыграет актриса нашего театра Екатерина Фролова, любимица рижских театралов. Элмарс Сеньков, объясняя свой выбор пьесы, кстати, тоже признался, что он очень любит с Катей работать - и этот факт даже повлиял на выбор именно этой пьесы. Ведь совершенно роскошная будет у Кати роль - и партнерам ее на сцене тоже будет на чем блестнуть и развернуться!.. В спектакле заняты Виталий Яковлев, Галина Российская, Дмитрий Палеес, Дана Чернецова, Леонид Ленц, Яков Рафальсон и еще многие-многие прекрасные актеры театра.

Пять лет назад пьесу Брехта специально для Московском театре имени А. С. Пушкина перевел Егор Перегудов - он театральный человек сейчас работает как штатный режиссер театра «Современник», язык перевода в его исполнении стал более современным, близким к сегодняшней речи. Но пьеса - длинная, а для рижской постановки она все-таки станет короче - персонажи останутся все, но речевая часть многих ролей сократится. Сокращениями вместе с режиссером сейчас занимается консультант по драматугрии Юстине Клява.

Театралам, не пропускающих рижских премьер, режиссера Элмарса Сенькова давно особо представлять не надо. Много лет в репертуаре Рижского русского театра держатся поставленные им в малом зале «Граненки» - где-то смешные до слез, в чем-то трогательные и грустные...

Несколько лет назад на большой сцене театра молодой режиссер поставил прекрасный спектакль «Индраны» по Рудольфу Блауманису, а также - горьковских «Дачников».

Сайт театра

Команда постановщиков, работающих вместе с Элмаром Сеньковым и коллективом русского театра, тоже очень интересная. Похоже, 25 февраля нас ждет еще одна интересная премьера!

Элмар Сеньков не боится повторить трактовку предшественников, он ищет свое прочтение пьесы Брехта

ФОТО: Эвия Трифанова/LETA

НАВЕРХ