Лицо привидению из Кентервиля сделали в подвалах Старой Риги

ФОТО: Татьяна Одиня

Бутафор — профессия редкая. Воплощать на сцене образы и миры, придуманный режисерами и сценографами ни в Риге, ни в Латвии не учат. В бутафорской мастерсокй Рижского русского театра им. Михаила Чехова сейчас горячая пора: десять дней до премьеры. Запарка... бутафорам не до интервью. Юля красит раму — преобразившись, ей предстоит стать на сцене белоснежным камином. За швейной машинкой Оксана Инпушкина мастерит маску призраку, который в спектакле по «Привидение из Кентервиля» играет особую роль, и не совсем по Оскару Уальду... (Пьеса Алексея Щербака написана по мотивам уальдовской новеллы). А Ольга Прилипа — она руководит работой всей бутафорской мастерской - в первые полчаса в разговоре о профессии вообще не участвует, потому что мечется между мастерской и сценой, где идет «примерка» декораций и костюмов... Что уж поделаешь: художник-постановщик спектакля Ольга Шаишмелашвили к деталям чрезвычайно требовательна.

Кто такие в театре бутафоры? Они мастера иллюзий - воплощают фантазии в материале. Художник с режиссерами напридумали — а сделает кто?.. Оля, Юля, Оксана, Лаурис и их коллеги... Мир на сцене для нас создает большая команда представителей редких профессий. Костюмеры, реквизиторы, декораторы, бутафоры... Без них не бывать красивому спектаклю.

Как бутафорами и декораторами становятся? Еще в 90-е Юлию Тетерину в театр привел брат: в дизайн-бюро на РЭЗе начались трудные времена, пришлось менять профессию. (И кстати именно брат Юли - актер Олег Тетерин в «Привидении из Кентервиля» будет играть главную роль - сэра Симона де Кентервиля).

Ольга Прилипа тоже в театр пришла по-родственному. И хотела — как ее сестра — работать реквизитором, но... вакансии были только у бутафоров, решила попробовать... И ...шестнадцатый сезон работает в театре. У Оксаны Инпушкиной стаж небольшой: третий театральный сезон идет. Прежде была парикмахером, а больше нравилось шить, новую работу ей предожили знакомые, мол, там несложно, будешь простынки шить-подшивать... Даже и представить себе не могла, чем здесь придется заниматься!..

Ольга Прилипа:

- Раньше мы назывались — бутафоры, а теперь — декораторы. Вообще-то театральные профессии имеют специализацию: декораторы занимаются декорациями, а бутафоры — бутафорией... то есть имитацией настоящего. А мы совмещаем и то, и другое, мы бутафоры-декораторы. В мастерской театра нас шестеро — есть еще ребята, два плотник, слесарь. Лаурис вот пришел к нам из Национального театра, так что мы и за работой коллег следим, их премьеры смотрим. Рутины в нашем деле нет. Все в мастерской настоящие фанаты своего дела. Другие у нас просто не приживаются...

- Ольга, а Вы первую свою работу в театре помните?

– Да!.. Это были «Плутни Скапена» - ночью мы мешали клей с опилками, огромную декорацию нужно было заляпать каменной текстурой... Были заготовлены такие огромные щиты из фанеры, которые должны были стать «каменными». Большая была работа!..

– И что увидел зритель на сцене?

– На сцене все было как и задумано режисером и художником: каменная стена замка, на фоне которой все действие развивается... Так что сразу смогла почувствовать причастность к созданию иллюзий. Причастность свою мы всегда особенно чувствуем в последнюю неделю перед спектаклем!..

– Прогресс как-то меняет вашу профессию?

– Раньше было сложнее: приходилось много что делать своими руками — даже фрукты-овощи лепить... Краски были вонючие и все такое. Сейчас технологии ушли далеко вперед.

Бутафорских предметов много готовых стало... Вот и для маски призрака берем готовую заготовку... Художники-постановщики рассказывали, что во многих российских театрах уже нет ни бутафорских цехов, ни мастерских. Большая часть декораций и бутофория делаются на небольших фабриках — в ангарах, за городом, они вроде артелей, работающих по заказу театров...

Юля Тетерина (дополняет коллегу):

– Иногда так бывает: работаем-работаем, а потом смотрим на сцену, и своей работы не видим... и думаешь... ну, и что мы делали-то целый месяц, мы ведь работали не покладая рук!.. Вкалывали, а сцена пустая... Вот когда «Маленький принц» в декорациях выложили на сцену... кажется, что и нет ничего. А иногда видишь-то результат: уже не обляпанную какую-то стену — а настоящий замок... Я не знаю, такая ли уж редкая профессия — бутафор.

Посмотрите, как модно сегодня уметь что-то делать руками.

Бутафорские поделки для многих превратились в хобби.

ФОТО: Татьяна Одиня

– Работать в театре я начинала в 90-е годы, начальником моим в бутафорском цехе тогда был Ваня Демченко — прекрасный мастер, сам рисовал, лепил, удивительные вещи для сцены мог своими руками сделать!.. Но он еще в советское время получил специальное образование, учился именно технике и технологиям бутафорского дела в каком-то училище... Зато и результат был залюбуешься: какой красивый на сцене меч... или лук со стрелами!.. Ведь театральный «обман» - свои серкеты имеет. Понимаете, какие-то красивые вещи... они могут не смотреться из зала, выглядят просто дешевкой... Вот я бы с удовольствием сейчас своей профессии где-то поучилась. Вот только где?..

- А как выглядит ваша часть творческого процесса — какова роль в постановке бутафоров и декораторов? Как воплощается замысел художника-постановщика — по эскизам?

Юля Тетерина:

– Все начинаетя с режиссера, с художника-постановщика, они придумывают, рисуют эскизы. Потом с директором замыслы обсуждают — что-то меняется, что-то остается. С художником мы много общаемся , обговариваем — каким видят они в итоге воплощение задуманного... Ведь эскиз есть эскиз, а надо решить еще из какой ткани, из какого материала будет это сделано...

ФОТО: Татьяна Одиня

Например, на сцене горят свечи — но они могут быть бутафорскими, могут быть настоящими.. Тут уж нам к художнику надо подстраиваться. Но и «пожарники» скажут свое слово... Вот сейчас в работе решетка — четыре на шесть метров — на сцене вы ее не узнаете должен быть камин...

Мы и сами еще не совсем понимаем, как его сделать...

– Без декораций — невозможно чудо театра?

– Все зависит от режиссера... Ведь хороший актер может и с одним стулом сыграть так, что у зрителя дух захватывает!.. Но зритель любит красивые спектакли — с музыкой, богатыми костюмами, декорациями,

– А что нужно, чтобы научиться профессии, стать декоратором-бутафором?..

– Желание!.. Вот как Оля — всему научилась, у нее было трудолюбие, упорство, огромное желание. А бывало такое, что люди с высшим образованием приходили — в том числе с Академией художеств за плечами — и нет, не прижились они в театре, не получается что-то...

Амбиции — часто есть, а с реальной работой, в которой есть и рутина, и творчество - не все справляются.

Ольга Прилипа:

- Люди, работающие в театре вообще должны быть фанатами. Зарплата тут мало что решает, от сложности постановки зарплаты ведь не особо зависят. В нашей работе главное — творчество и взаимовыручка. У нас здесь царство творчества!.. Иногда работа быает интересная, иногда — рутина... Красишь и красишь, клеешь и клеешь... А вот ставили «Снежную королеву» - одно сплошное творчество... Там много было сложных задумок, причем довольно непростых в исполнении. Все время надо было что-то придумывать... Зато какой красивый получился спектакль!.. Настоящий праздник для малышей. На новогодние представления люди уже в сентябре билеты покупали.

ФОТО: Татьяна Одиня

– Зрители как представляют вашу профессию? И как вы смотрите на сцену — когда сами вы зрители?..

Юлия:

– Иногда представляют, что мы тут какой-то ерундой занимаемся... Вот, мол, бухгалтер — серьезная профессия, а ты там что... кисточкой машешь и машешь... Но мы тут все фанаты своего дела. Когда все нужно быстро-срочно и «еще вчера» мы, конечно, и допоздна и по выходным работаем... Зато после премьеры можно немного расслабиться.

Ольга:

– А сами-то мы на прогоне из зала первым делом на сцене свои «косяки ищем»... Бывает, что и похвалишь себя и коллег: да, это вот хорошо сделали. А потом уже смотрим спектакль как «нормальные зрители», особенно когда вместе с детьми. Наши дети все спектакли пересмотрели, говорят: ну, скоро вы там еще что-то поставите...

– Какой самый классный комплимент своей работе от актеров слышали?

Ольга:

– А такой: «Девчонки!.. Супер!... Не скользит!..» Это перед сентябрьской премьерой в «Благословении лбюви», в спектакле по Райнису — там ведь у нас целый бассейн на сцене... но актерам и бегать приходится, неохота на сцене упасть... А пол деревянный-то мокрый - он скользким становится. Поломали мы голову, пока придумали как молодым актерам помочь. Подсказали выход из положения ... в магазине стройматериалов...

Вот и услышали комплимент: вот теперь да, супер!

– В театре у вас много работают приглашеные режиссеры, в том числе знаменитые. И многие приходят на постановку командой, со своими художниками. У бутафоров среди художников-постановщиков наверняка есть и «любимчики»?..

- Да-а!.. Вот Гогу мы надолго запомним!.. И как «Сашку» с питерцами делали — тоже запомним — было интересно непростые задачи решать. Ведь русские платки расписные для этого спектакля мы всем миром собирали, а шинели солдатские — так вообще с киностудии из Питера привезли... А художниками-постановщиками работается по-разному...

Нужно ведь толково объяснить, что и как мы должны будем делать. Вот работали мы с одной постановкой - художники сами приехали, к нам пришли в мастерскую, все чин-чинарем, эскизы разложили, все рассказали, и пошутили, и вдохновили… И с настроением тогда работается!.. Чаще бывает иначе - эскизы нам присылают по электронной почте, разбирайтесь, мол, вот и сидим — гадаем, что тут да как...

...Хором, перебивая друг друга, вспоминают самые яркие недавние постановки — спектакли «Ханума», «Сашка», «Благословение любви» - здесь без дела сижу только я... Соображая по ходу, что «Гога» - вероятно, не кто иной как всемирно известный сценограф Георгий Месхишвили, дока в сценографии и костюмах, не так давно ставивший в Риге «Хануму»...

А тем временем маска для призрака — шьется, и рама — красится... До премьеры пьесы Алексея Щербака - по мотивам Оскара Уальда - осталось всего-ничего. В «Привидении из Кентервиля» уже 30 января зазвучит и новая музыка Раймонда Паулса, будет много смешного, веселого, легкого - спектакль обещает стать новым хитом сезона.

Имен моих собеседниц в програмке спектакля не будет — но без бутафоров не бывает театра.
НАВЕРХ