Про историческую память и уникальность ситуации

ФОТО: Из личного архива

Это сейчас в Вене, столице Австрии. И в центре и на венских окраинах у каждого 5-6-этажного жилого дома, построенного до войны есть, такие вот латунные квадратики. Они прямо вмурованы в асфальт тротуара, на них идет дождь и падает снег, по ним ходим мы – люди, по сути не знающие войны – ходим своими ногами.

На квадратных табличках — имена и фамилии людей, живших в каждом таком доме Вены до начала Второй мировой войны. И помимо даты рождения, указана еще одна дата – их депортации или, что часто можно найти, расстрела или мучительной смерти в концлагере. С указанием места, в котором умер или куда был депортирован некогда счастливый житель Вены. Неподалеку от станции венского метро «Pilgramsgasse» у одного из и сейчас жилых домов я среди прочих табличек-квадратиков, нашел вот такие:

Гизела и Жозефина Штайнер, депортированы, умерли в Риге 11 января 1942 года; Артур и Хильдегард Хабер, депортированы, умерли в Риге 26 января 1942 года...

ФОТО: из личного архива

Родина Гитлера – Австрия – очень больно и трепетно относится к таким вещам. И аншлюс с гитлеровской Германией несмотря на сопротивление автрийсих социал-демократов, и создание Третьего Рейха вообще, и участие некогда великой империи Габсбургов в войне, и фактическое разделение Австрии союзниками до 1955 года, и создание второй республики в 1955 году с обязательством страны сохранять военный нейтралитет навсегда – все это помнят в Австрии. И до сих пор очень стыдятся своего черного прошлого. Именно стыдятся. Но стыдясь, не забывают, потому что, как это ни банально звучит словно фраза из советских агиток,

это прошлое не должно повториться.

Я могу предположить, что численно и количественно жители первой Автрийской республики, а с марта 1938 года этой части Великой Германии, во Вторую мировую войну совершили больше преступлений и вместе с нацистами, и помогая им, и поддерживая морально, чем было таких же пособников в годы войны на территории маленькой Латвии. Да и Адольф Алоизович Шикльгрубер родился тоже в Австрии, а не в Латвии.

Но

Австрию сейчас знают как родину Моцарта, а не Гитлера.

Австрийцы очень трепетно относятся к имиджу своей страны. Причем, по моим субьективным наблюдениям, всякие австрийцы: и немецкоговорящие, и австрийские сербы, и австрийские чехи, и местные цыгане...

В нашей стране все наоборот. Латвия скоро опять на страницах газет предстанет страной неонацистов. Наши доморощенные ребята с выбритыми затылками и безупречным латышским произношением снова будут что-то говорить, про «уникальную историчесую ситуацию» и «невозможность отменить мероприятия легионеров». Все это мы снова услышим очень скоро – уже через два с половиной месяца, 16 марта.

У Латвии с Австрией очень похожие флаги. Их иногда путают не осведомленные в секретах геральдики обыватели. Но мне кажется, на этом сходства стран в отношении к своему прошлому заканчивается. Наверное, оно столь разное, потому что не имеющие никакого отношения (ни к высылкам, ни к депортациям, ни к Гитлеру, ни к войне...) астрийцы и гости Вены ходят по табличкам, а наши легионеры и их молодые фаны – лишь просто по булыжникам Домской площади. В сегодняшней Вене – по латунным именам страдавших когда-то в том числе и в Риге людей. В сегодняшней Риге – по своим фантазиям и дешевым политическим целям.

Я уверен, что не всякий латвийский профессиональный историк скажет, как закончили в 1942 году в Риге люди, чьи имена выбиты на латунных табличках в Вене. Хотя

их кровью тоже полита земля нашей страны.

Может быть, в Риге пора устанавливать такие же квадратики – эти своеобразные таблетки, лечащие забывчивость и избирательность латвийской исторической памяти?

НАВЕРХ