Кто вы, полковник Бриедис?

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Где еще устанавливать памятник Бриедису, как не возле школы, расположенной на улице Пулквежа Бриежа.

ФОТО: Телеграф

Его именем в Риге названа улица (Пулквежа Бриежа), есть в нашем городе и памятник этому человеку — около 13-й школы. Но, положа руку на сердце, скажите, много ли вы знаете об этом человеке? Почему о нем сегодня практически ничего не говорят, не пишут, а единственный посвященный ему музей создан в 13-й школе... с русским языком обучения? А ведь полковник Фридрих Бриедис — личность замечательная.

Фигура умолчания Чем дальше уходит от нас то время, в которое жил и действовал Фридрих Бриедис, пожалуй, самый авторитетный военачальник начала XX века из латышей, тем загадочнее становится фигура этого человека. Телеграф с помощью историка Владимира Эйхенбаума решил развеять некоторые сомнения и рассказать об этом незаурядном человеке. — Удивительно, но "поливали" его и в советское время, и в наше, — начал рассказ о Бриедисе Эйхенбаум. — И полковником, дескать, он так и не стал, и латышским не владел, и савинковцем был, и женат был "неправильно". Но так ли уж на самом деле важно, произвели его в полковники или нет? Может, гораздо важнее то, что он первым был награжден орденом Лачплесиса 1-й степени? Посмертно. Даже не столько как символ героизма, хотя бывший командир 1-го Усть-Двинского латышского стрелкового полка был по-настоящему заслуженным и честным офицером, а как символ духа латышских стрелков. Между Христом и Марксом Родился Фридрих Бриедис 23 июня 1888 года (по старому стилю) в небольшой деревеньке Кленовики Витебской губернии. В семье крестьянина, который на Витебщину перебрался из Латвии в поисках лучшей доли в 1882 году. У него была очень религиозная мать (семья была православной), поэтому молодой Фридрих после окончания реального училища в Двинске оказался на распутье. Мать настаивала — в монастырь. И был момент, когда Фридрих уже готов был принять постриг. Но стал военным. Почему? Сегодня на этот вопрос уже никто не ответит. В общем, сдал он экстерном экзамены в Орловский кадетский корпус и в 1906 году поступил во Владимирское военное училище в Москве. В 1909-м его закончил и начал службу в Двинске (ныне Даугавпилс) в 99-м Ивангородском пехотном полку. Там вскоре и женился. Между прочим, этот факт биографии Бриедиса историки толкуют по-разному. Некоторые даже высказывались, будто в супруги молодой офицер взял даму легкого поведения. Что, впрочем, выглядит как инсинуация. Во-первых, брак с подобной женщиной для него был заказан хотя бы потому, что офицерское собрание такое никак не могло одобрить. Выгнали бы из полка, и все тут. Во-вторых, какое "легкое поведение" может быть у 16-летней еврейки, которая ради этой свадьбы перешла в православие? Российский офицер дважды не присягает Его считают монархистом. Но Бриедис, по мнению Эйхенбаума, монархистом был поскольку постольку. Дал клятву царю — и служил. Вера в государство и государя, помазанника Божия (не забывайте, Бриедис — православный христианин), — на том и стояли. Но не будучи радикальным политиком, он от политики в стороне все же не остался. В январе 1918 года Бриедис основывает Национальный союз латышских солдат. Старая армия была распущена. Образовался определенный вакуум, в который попали оказавшиеся в России латышские воины. Им некуда было возвращаться — в Латвии с февраля хозяйничали немцы (результат Брестского мира). Союз латышских солдат собирал для них деньги, хоть как-то заботился о них. И этот же союз готовил восстание против большевиков... Латышские стрелки были неоднородной массой. Получилось так, что поначалу к большевикам примкнули только две роты 6-го Тукумсского и одна 1-го Усть-Двинского полка. Основная масса красных латышских стрелков появилась потом — после того как из Латвии отступили части правительства Петериса Стучки. Союз, организованный Бриедисом, пользуясь связями с той частью латышских стрелков, которая охраняла Кремль, сумел под шумок отправить в Сибирь (в Томск, где была значительная латышская колония) три эшелона своих земляков. Впоследствии они стали основой полков "Иманта" и Троицкого, которые воевали на стороне белых. Смерти я не боюсь! Считается, что Бриедис был членом Союза защиты Родины и свободы Бориса Савинкова. Но Эйхенбаум, например, утверждает, что следов его пребывания в савинковском союзе он так и не обнаружил и считает это легендой. Связывали Бриедиса и с "железным Феликсом". Но это, уже, скорее, перехлест. ЧК действительно долго не решалась его трогать — сказывались связь с кремлевскими стрелками и авторитет среди латышских стрелков. Но с помощью провокатора по фамилии Эрдман (бывшего офицера, латышского стрелка), который подготовил "документы" о якобы подрывной деятельности Бриедиса, это сделать удалось. 23 июля 1918 года Бриедиса арестовали. Держали его на Лубянке. Товарищи готовили побег, но что-то не сложилось. После попытки побега Бриедиса перевезли в Бутырку. Ирония судьбы: в тюрьме он получил газету со своим некрологом, а через четыре дня — газету, в которой сообщалось, что он арестован. Из тюрьмы Бриедис пишет на волю, что не надо ради него идти на жертвы. Будучи глубоко религиозным и храбрым человеком, смерти он не боялся. Расстреляли Фридриха Бриедиса в ночь с 27 на 28 августа. Без суда и следствия. Считается, по личному приказу зам. председателя ВЧК Яниса Петерса. Ему было только 30 лет, когда он отдал свою жизнь за Россию. Настоящий полковник Первая мировая война для Бриедиса началась 29 августа 1914 г. под Кенигсбергом. В этот день он проявил себя героем, за что и был награжден Георгиевским крестом 4-й степени. Через месяц, под Вилкавишкисом, он вновь отличился и заработал золотое наградное оружие. Потом были Владимир 4-й степени с мечами, Анна 4-й степени, Анна 3-й степени, Станислав 3-й степени, Анна 2-й... По сути — все, что мог получить офицер его ранга (те же Владимир или Георгий 3-й степени вручались генералам или офицерам на генеральской должности). В августе 1915-го, когда был сформирован 1-й Даугавгривский латышский стрелковый полк, Бриедис стал одним из первых его офицеров и сразу же проявил себя в боях под Кекавой. Не будет большим преувеличением сказать, что слава о латышских стрелках пошла с "его подачи". О Бриедисе тогда очень много писали. А ведь командовал он всего лишь ротой. Впрочем, надо знать, что тогда не было взводов — основной боевой единицей полка была рота (всего в полку было 8 рот). Рота у него была очень сплоченная, боевая. Как он этого добился? Да... использовал служебное положение. Он ведь заведовал учебными командами полка и забирал к себе оттуда физически и морально крепких, образованных парней из... Курляндии. Те были злы на немцев, оккупировавших Курземе. В общем, в стратегах побывать Бриедис не успел. Может, еще и потому, что любил разведку. Переодевался в гражданское и, используя знание немецкого языка, разгуливал по немецким тылам. Он прекрасно знал немецкий, русский и, конечно же, латышский. Подчеркиваю это потому, что нашлись историки (в независимой Латвии!), которые заявляли, что родного языка он не знал. — И полковником он был. Приказы о назначении его командиром полка (26 марта 1917 г.) и произведении в полковники (17 августа) в архивах Латвии имеются, — уточняет Владимир Эйхенбаум.

    НАВЕРХ