Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Парк Шпаковского

Парк Шпаковского
Facebook OK Telegram Whatsapp
Comments
Янис Шпаковскис оставит потомкам уникальный парк.
Янис Шпаковскис оставит потомкам уникальный парк.

У этого буйства красоты есть начало, но в отличие от исторических и разных геологических периодов нет и не будет конца. В этом самодеятельный парковод Янис Шпаковскис убежден. История его парогрского парка, годом рождения которого он считает 1960-й, по сути, только начинается...

Стоит у дома дуб зеленый Чем только не занимался Янис Шпаковскис в своей "допарковой" жизни, но уж точно не был ботаником, садовником и строителем. Кинооператором был. Работал на ВЭФе, на ювелирном заводе, где руководил конструкторским бюро (он по образованию инженер-механик). Был неплохим регбистом. Много ездил по Союзу, много видел. Неизгладимое впечатление оставило посещение Эрмитажа и его запасников. Все это давало пищу для размышлений. "Люди, занятые борьбой за существование, уходят, ничего после себя не оставляя, — говорит Янис. — Я же решил что-то после себя оставить". Началось все как бы случайно. Во время одного из пикников он с друзьями посадил рядом со своим домом в Парогре дуб. Без особых претензий на будущее. Но то спонтанное действие оказалось судьбоносным. С него, по сути, и берет начало парк Шпаковскиса. Теперь уже как географическое название — оно на карте Огрского района. Слава пошла по миру "Где тут парк Шпановского?" — так смешно оговорился один русский мальчик, обратившись за ответом именно к Янису. А имя его уже и в мире известно. "Явились как-то туристы из Швеции. "Как узнали?" — спрашиваю. А из Интернета, говорят. И отправились по уникальной Болотной тропе к "Философскому трактиру". От трактира тропа (гать) ведет в настоящее болото, в существование которого, кстати, в Огре кое-кто не верит. Но оно есть и к тому же с живностью — болотными черепахами и змеями. Площадь парка 8,6 га. Плюс 2 га болото. В нем высажен 421 вид деревьев и кустарников", — рассказывает Янис.

Эта башня должна еще подрасти до 37 метров.
Ступени в тысячелетия В принципе в парк можно попасть разными путями. Мой лежал из дома Яниса, посещение которого уже само по себе событие. Полюбовавшись копией микеланджеловской "Мадонны с младенцем" работы Конрада Убана (она всего третья в истории искусства), послушав, как звучит столетнее банджо, и пообщавшись с попугаем Жориком, Телеграф вышел во двор... и попал на место для огненных ритуалов. Скульптуры, инсталляции... — Это скульптурные портреты, подаренные Академией художеств, — повествует хозяин. — Вот каменный портрет Залькална работы Карлиса Земдеги, его часто путают с Райнисом. Чтобы он никуда "не ушел", пришлось сделать его ножкой стола (на него и на другие "лица" — Конрада Убана и Павлика Морозова, так определил Янис третью ножку стола, — водружена многотонная каменная столешница). Поляна огня со скульптурами заканчивается лестницей, ведущей на холм с недостроенной пока башней. В ней сто ступенек, что не случайно. — Всего будет двести ступенек. Сто по склону холма и сто, которых еще нет, в строящейся на вершине холма башне. Каждая ступенька — десять лет жизни человечества со дня рождения Иисуса Христа. Заложил я ее на стыке тысячелетий, в напоминание о 2000 годе. На самом верху на глаза попадаются бронзовые буквы. В одну ступеньку вмурованы R и B, в другую — R и P. — Это остатки вывески почившего рижского кафе Peterburga. Посетители обычно гадают, что же они значат? Чего только не придумывают. А я всего лишь украсил ими ступеньки. Цифра 7000 растений сегодня насчитывается в парке Шпаковскиса.
Янис Шпаковскис оставит потомкам уникальный парк.
Нам сверху видно все Вид, открывающийся с первого этажа незаконченной пока башни, заставляет забыть обо всем на свете. То ли еще будет, когда объект примет законченный вид! Ждать, кажется, осталось немного. С высоты 37 метров будет видна Даугава и даже петухи на башнях Риги. Арка входа башни ориентирована на восход солнца. В будущем перед входом будет устроен каменный компас. Но это в будущем, а сегодня главное — парк в своей поздней осенней красоте. — Деревья сажаю группками. Лиственницы. Голубые ели. Кедры. Орехи. Маньчжурская аралия... Моя гордость — сербская ель. Она растет только в Сербии и всего лишь на площади 40 квадратных километров. У нее одна сторона лап зеленая, другая — голубовато-стальная. Видели бы вы, как она играет зимой в свете луны! Есть и яблони (12 сортов), но декоративные. Цветут они очень красиво. Недавно стал высаживать красный дуб. В Латвии он пока редкость. Вот и сегодня 15 саженцев посадил. Мне один дендролог сказал: "Хочешь сажать, не жалей, если что-то сломали. Продолжай сажать дальше". Сажаю... "За вход денег не беру" Приезжие частенько попадают сюда случайно. А попав, застывают при виде ухоженного пруда с островком Любви и кувшинками (летом). Потом оглядываются в поисках кассы. А ее нет. — И не будет! — говорит Янис. Дохода от парка он не предвидит. Для души ведь делает. Хотя удовольствие это при его небольшой пенсии, конечно, накладное. А помощников меньше, чем хотелось бы: жена Бенита, доброхоты и, конечно, город. Часть земли Янис арендует, часть принадлежит городу. Но все, что он создал на этой земле, по условиям договора с местными властями, принадлежит ему. Впрочем, на свой баланс Огре парк взять и не может. В него ведь вложены большие деньги. Только один из первых посаженных здесь дубов, по оценке профессора Циновского, стоит 800 латов. Тем не менее город, говоря словами Яниса, хлопает в ладоши — доволен тем, как идут дела. И даже разработал перспективный план развития парка... Как же Янис находит деньги? Подрабатывал строительством деревянных домов в старинном стиле — работал только топором. Есть и доброхоты. Речь, конечно, не идет об огромных суммах. Строительная компания Орион (президент Игорь Старков), например, выделила бетона на 681 лат. В постройке башни большое подспорье. Но этого бетона еще столько нужно... Энерго-2 (Валдис Белис) предложил профинансировать строительство одного этажа. Шпаковскис, естественно, согласился. Татьяна Жданок как-то 200 латов пожертвовала. Их имена, как и имена других жертвователей ("Паренек Иво Яшс, например, два раза приносил по пять латов, — умиляется Янис, — видно, что копил их"), он собирается увековечить на втором этаже башни, в специальном зале, который расскажет о становлении парка. А в башню вложено уже столько тысяч латов, что и подсчитать трудно. Но... — Шлагбаумов и входных билетов все равно не будет. Сюда приходят все. Одни погулять, другие судьбу соединить. Здесь уже и свадьба не одна состоялась...

Ключевые слова
Последние новости
Не пропусти
Наверх