"Куда же без любви". Группа Preternatural о мироздании, деньгах и бремени андерграунда

Preternatural

ФОТО: Пресс-фото

"Играть в группе" и быть "музыкантом" в Латвии — давно не круто. Сегодня это, скорее, маркер инфантильного неудачника, чье убыточное "занятие музыкой" способно разрушить семью и пополнить "Список дурных привычек, которые стоит оставить до 30" в каком-нибудь бизнес-журнале. Впрочем, это только с одной точки зрения — скучной и практичной. Что же кроется на другой стороне — там, где музыкальные группы существуют долгие годы и даже десятилетия, несмотря на все сложности и отсутствие массовой популярности? Об этом — в серии специальных материалов Русского TVNET, которую открывает рижская экстрим-метал группа Preternatural.

Срок существования Preternatural ("Противоестественное") приближается к 20 годам — первую демо-запись они сделали еще в 1999 году. С тех пор музыканты приходили и уходили (группа успела потерять и найти барабанщика даже за время подготовки к публикации этого интервью). Но костяк Preternatural — вокалист/гитарист Сергей и гитарист Волод — остается неизменным все эти годы.

"Я плотно на этом торчу",

— шутит фронтмен Preternatural, отпивая минералку.

Мы сидим в небольшой репетиционной, обустроенной в одном из зданий промзоны бывшего завода "ВЭФ" — неприметное малоэтажное строение расположено неподалеку от теплотрасс и железной дороги. Сергей признается, что его группа до сих пор не оставляет надежд найти солидный рекорд-лейбл и подписать контракт. Совсем скоро у Preternatural выходит очередной альбом — уже третий в карьере коллектива. Им нужна поддержка.

Неужели в 2018 году лейблы еще кому-то нужны?

"Нет, я думаю, они нужны, — после небольшой паузы говорит Сергей. — Если лейбл помимо самого релиза делает для группы дистрибьюцию — это необходимо. Если лейбл дает какую-то часть финансирования на запись и выпуск альбома — это необходимо. Записать альбом всегда было недешево, если мы не говорим про хоум-продакшен. Лейбл в этом плане может быть очень полезным.

Да, мы в поисках. Сейчас мы делаем новый альбом и было бы неплохо заключить контракт с какой-нибудь звукозаписывающей компанией". 

ФОТО: Пресс-фото

Новую пластинку группа записала своими силами, полностью на свои деньги. Как, впрочем, и все предыдущие альбомы.

"Честно говоря, это очень тяжело.

Ты тратишь время на то, что, по большому счету, музыкант вообще не должен делать,

— сетует Сергей. — В моем понимании, идеальная схема сотрудничества лейбла и группы — музыкант должен сочинять музыку, репетировать, заниматься аранжировками и записью. Всем остальным должны заниматься представители лейбла,  менеджмент и концертные агенства. На мой взгляд, музыканты не должны заниматься даже дигитальным выпуском записи через все известные платформы. Поэтому да, конечно же — Sign us and get your label rich ("Подпишите с нами контракт и озолотите свой лейбл", давняя подпись в биографии Preternatural в соцсетях, — прим.ред.). Тем более, что, ребята! Вам есть что продать (смеется)".

Под видео Preternatural нередко пишут комментарии о том, что группа недооценена и известна не настолько, насколько того заслуживает. Сергей с этим согласен. Но лишь отчасти.

"Мы знаем, что можем сделать лучше.

Коммерческая основа — конечно же, это не движок. Но увеличить нашу аудиторию и достучаться до большего количества слушателей мы бы определенно хотели,

— признает лидер Preternatural. — Но все-таки у нас есть своя аудитория. Дело в том, что в силу своей специфичности, наша музыка не попадает ни в одну из известных музыкальных категорий, поэтому и получается, что слушают ее те, кто нашел в ней что-то свое, а не те, кому нравится определенный жанр или поджанр. Даже среди экстрим-метал групп — это музыка не для всех, кому нравится экстрим". 

"Мы смешиваем множество стилей", — вступает в беседу клавишник Мартиньш. — Мы вдохновляемся разными музыкальными жанрами, от каждого что-то берем и объединяем в один уникальный стиль Preternatural".

Сергей соглашается, что у группы есть уникальный стиль.

"Наша аудитория состоит из людей, которые находят что-то для себя в музыке Preternatural.

Любители дарк-эмбиента послушают и скажут: "О, мне нравится, они используют элементы электроники", любители дэт-металлических риффов — подумают: "Круто, это для меня". Блэк-металлисты — не совсем. Не попадаем мы в эту категорию, — признает вокалист и гитарист Preternatural. — Поэтому нам очень сложно определить конкретного слушателя, которому нравилось бы абсолютно все — от синти-попа до электронной музыки. Таких не так уж и много. Может быть, поэтому кто-то и считает, что мы — как там было, underrated (смеется)? Может быть, да, поэтому. Конечно, сейчас мы играем для слушателя.

Мы делаем музыку, потому что у нас спрашивают: "Когда у вас выйдут новые песни? Мы хотим новый материал, мы хотим новых концертов". Мы это слышим, мы это учитываем.

Теперь мы уже не занимаемся музыкой только потому, что нам это интересно. Мы знаем, что у нас есть слушатели, для которых мы и играем.

[...] На нас много что повлияло. Мы всегда хотели сочинять немного необычную музыку, и будем делать это и впредь". 

Впрочем, помимо похвалы Preternatural нет-нет, да обвинят во вторичности — их нередко сравнивают с норвежской блэк-метал группой Dimmu Borgir. Сергей признает — обоснованно. Но опять-таки — лишь отчасти.

"Влияние Dimmu Borgir никогда не было основополагающим. Вот Neglected Fields (латвийская техно-дэт метал группа, — прим.ред.) – другое дело. Когда мы только начали сочинять музыку, Neglected Fields была для нас группой номер один, — вспоминает Сергей. — Мы были настолько под их влиянием, что пытались сделать что-то очень похожее. Особенно это заметно на самой первой демо-записи.

Раньше для нас было приколом накидать 15-20 риффов в один трек и — "вау, вот это прогрессив, это техно-дэт, это круто!" Потом мы чуть-чуть подучились играть, чуть-чуть лучше начали разбираться в музыке и поняли, что хотим делать не это.

Во-первых, мы стали немного проще подходить к процессу написания песен, делать его более линейным — куплет-припев, куплет-припев. Во-вторых, я с самого начала хотел клавиши в нашей банде, но у нас не было клавишника и мы как-то не шли в этом направлении. Но я всегда ясно представлял себе клавиши в нашей музыке. Мы делаем новый альбом, он будет в стиле первого, наверное. Но опять же, с экспериментами. Пока мы не приступили к записи и препродакшену, мне сложно сказать, как он будет звучать. Но такого мы точно еще не делали. Даже по сравнению с предыдущим альбомом Angeloid, это будет что-то совсем другое".

ФОТО: Пресс-фото

Музыканты не скрывают, что когда-то мечтали зарабатывать музыкой деньги. В какой момент они с этой мечтой распрощались?

"Хороший вопрос. Что значит зарабатывать? — спрашивает Сергей. —

Жить с музыки, не иметь никаких побочных бизнесов? Я могу сказать, что 80% всех известнейших банд, которые ты знаешь, не могут себе этого позволить.

Сейчас, когда основную прибыль приносили продажи физических носителей, это было возможно. В то время группы умудрялись заработать. Для этого надо было просто выпустить хороший альбом. Переход с физических носителей на цифровые резко снизил объём продаж. Тру-преданных фэнов, которые не пиратят, а покупают оригинальную продукцию — единицы.

Получается, что группы сейчас,  в основном, зарабатывают с концертов. Но даже те большие банды, которые когда-то могли себе позволить брать несколько тысяч за выступление, вынуждены снизить цену, чтобы быть востребованными.

Они пытаются давать как можно больше концертов, открывают новые рынки там, где они не были. Собственно, именно поэтому очень много банд заинтересовано в Восточной Европе, в нашем регионе. Сложно представить, чтобы лет десять назад можно было бы привезти какую-нибудь известную группу за те деньги, которые они просят за выступление сейчас в нашем регионе. Снижение цены способствует более насыщенной концертной жизни и, как следствие, возможности заработать". 

ФОТО: Пресс-фото

По словам Сергея, участники Preternatural не могут позволить себе активно концертировать и езить в зарубежные турне — это слишком большая роскошь для людей, обременных "дневными работами" с плотным графиком.

"У нас у всех работа, мы все занимаемся побочными бизнесами, у всех есть семьи. Невозможно просто бросить всё и уехать на полтора-два месяца,

— поясняет Сергей. — К тому же, чтобы давать концерты в регионах, где нас не знают, нужны немалые деньги. Мы стараемся делать максимальное количество концертов, которые доступны для нас по времени и возможностям. И эти концерты стратегически важны для нас. Что касается зарабатывания денег...

Выступая в регионе, где группу не знают, может очень выручить продажа мерчендайза.

Майки, нашивки, в меньшей степени — диски, они носят уже артефактный характер. Например, если получился "нулевой" концерт (а бывает, что концерт уходит и в минус), продажа мерчендайза может покрыть какие-то затраты. Если у группы, скажем, десять концертов подряд и у них есть с собой достаточное количество мерчендайза — есть реальный шанс заработать. Тут все упирается в качество музыки и харизму группы - насколько круто преподносишь свою музыку и насколько публика захочет носить на себе твой логотип. Одно цепляет другое".

Несмотря на все сложности, группа, как ни странно, никогда не была близка к распаду.

"У меня есть еще Neglected Fields и Inner Fear (сайдпроект с участием барабанщика известной британской блэк-метал группы Cradle of Filth, — прим. ред.). Если затишье в одном, появляется занятость в другом проекте.  Как-то все это было очень гармонично на протяжении моей музыкальной деятельности, — объясняет Сергей.  —

Не было так, что — все, мы распадаемся, перестаем этим заниматься, ничего не хотим, ничего не получается, творческий кризис и т.д.

Были моменты, когда мы брали паузы, не репетировали, просто отдыхали друг от друга. Но так, чтобы вот все, hiatus и непонятно что, когда — такого не было, да я бы и не позволил. Самое интересное, что, как только такие паузы брались, мы отдыхали друг от друга, обязательно появлялись предложения.

Сама Вселенная говорила — "Эй, чуваки, вы живые вообще? У вас тут назревает вот это, вот это, вот это, давайте быстренько как-то собрались". Серьезно. Что-то такое происходило, что не давало поставить крест на этом".

Сергей и Мартиньш не стали отвечать на вопрос, кого из латвийских групп они могли бы особенно выделить — сослались на то, что кто-то может обидеться. Зато музыканты охотно рассказали о том, в чем они видят главную проблему латвийской сцены.

"Группы долго не существуют, — признает Сергей. — Существует определенное количество талантливых музыкантов, но группы очень быстро распадаются. Появляется талантливая группа, она очень классно выступает, делает хорошую музыку..."

"Записывают один альбом — и все, — добавляет Мартиньш.

"Альбом — в лучшем случае. Как правило, это какой-то EP. Они сталкиваются с тем, что группой нужно заниматься, нужна какая-то мотивация, нужно что-то делать дальше, и они очень быстро распадаются, — говорит Сергей. — Потом эти же самые люди перебегают в другие проекты, организуют другие группы и происходит практически то же самое".

Кстати, вопреки "темному" и тяжелому звучанию группы, сами по себе участники Preternatural не производят впечатления сумрачных гениев, замкнутых в себе. Напротив — это самоироничные и добродушные молодые люди, любящие веселую шутку и здоровый смех. Как так?

"Ну, это же инь-янь. Так мы выражаем нашу темную сторону, — поясняет Сергей. — Хотя, я не могу сказать, что мы сильно отличаемся на сцене и в жизни. Возможно, мы выглядим немного мрачнее, но, в то же время, можем посмеяться над собой, если что-то пошло не так. Мы пытаемся сохранить наше "я", когда мы на сцене. И в нашей музыке. Несмотря на это, у нас совершенно нешуточная лирика.

Может быть, наши тексты посерьезнее, чем мы в жизни, но это все из-за моего поэтического склада ума.

Я могу поржать над собой, над тем и этим, но я всегда думаю о мироздании и серьезных вещах".

Сергей Байдиков

ФОТО: Пресс-фото

Эти мысли находят прямое отражение в текстах песен.

"Тематика наших песен достаточно разнообразна. Изначально это была научная фантастика, потом, со временем, она эволюционировала в психологию взаимоотношений людей, чуть-чуть — оккультизм, — говорит Сергей.  — Это можно описать как "психология мироздания человечества".

И вечный вопрос — зачем мы вообще здесь топчем землю (смеется). Любовь еще, кстати, любовь! Куда ж без любви?! Люблю песни про любовь".

Что же будет дальше с Preternatural?

"Ну, как обычно — мы какое-то время еще посуществуем, — смеется Сергей. — Сейчас мы в процессе записи нового альбома, будем делать максимально больше песен, пытаться их выпускать, будем давать максимально больше концертов, будем делать видео — у нас очень много видео-идей для новых песен. Я думаю, что в ближайшее время мы еще побудем занозой в одном месте у вас (смеется)".

НАВЕРХ