Агния Миргородская: Биеннале - это не бизнес. На прибыль мы не рассчитываем
Эксклюзивное интервью с основательницей Рижской биеннале

Агния Миргородская

ФОТО: Пресс-фото/ Янис Дейнатс

Комиссар Рижской биеннале (RIBOCA) Агния Миргородская основала в Риге арт-проект  небывалый по размаху и амбициям и доказала, что искусство балтийского региона может быть интересно всему миру. Рижскую биеннале она устроила при поддержке своего отца, известного российского рыбопромышленника, не прибегая к помощи госинституций. В интервью Русскому TVNET Агния рассказала, зачем ей это понадобилось и почему ее выбор пал именно на Ригу.

Агния Миргородская родом из Санкт-Петербурга, но имеет литовские корни. Получив диплом специалиста по романской филологии в родном Питере, Агния отправилась в Лондон изучать международную политику, но увлеклась современным искусством и поступила в магистратуру Sotheby's. "В Лондоне происходит огромное количество интересных выставок. Насмотренность формирует вкус, понимание процесса", — считает госпожа Миргородская.

Агния Миргородская на открытии Рижской биеннале

ФОТО: Пресс-фото

Во время учебы в Sotheby's  Агния завела знакомства в арт-мире, успела поработать в арт-галерее и в аукционном доме Christie's, где готовила лоты к продаже. Тогда и появилось желание сделать что-то свое. Так родилась идея биеннале. Местом проведения Агния выбрала Ригу — сказались прибалтийские корни. Собрала команду профессионалов, пригласила известного куратора Катерину Грегос, и дело пошло. 

Команда Рижской биеннале

ФОТО: LETA/ Паула Чурксте

На открытие выставки съехались представители интернациональной прессы, коллекционеры, арт-деятели и кураторы с мировыми именами. Теперь Рижскую биеннале обсуждают и в России, и на Западе. Российский Vogue недавно напечатал статью "Кто такая Агния Миргродская?", где комиссар биеннале в дизайнерских нарядах позирует на фоне своих любимых локаций. 

Агния, как вы пришли к идее Рижской биеннале? 

Проведя несколько лет в Лондоне, я поняла, что больше не могу сопротивляться желанию стать частью арт-мира. Но Лондон перенасыщен искусством, создать там что-то новое, значимое довольно сложно. И меня посетила идея основать биеннале в Риге. Мне не безразличен этот регион, моя мама из Литвы, дома мы говорим по-литовски. И в плане самоощущения я чувствую  себя скорее литовкой. Мамина семья связана с искусством, ее сестра большая художница, все детство я провела в студии тети.

На международных выставках, на ярмарках я почти не встречала художников из стран Балтии. И чувствовала, что это несправедливо, ведь в регионе много интересного происходит. 

Инсталляция на Андрейсале

ФОТО: Пресс-фото

Почему выбор пал на Латвию, а не на Литву?

Мне важно быть немного дистанцированной от своих корней. Латвия расположена недалеко от Литвы и Санкт-Петербурга, географически она в центре Европы — между Востоком и Западом, поэтому показалась мне подходящим местом. 

У вас были связи в Латвии? Или вы приехали на пустое место?

Были знакомства с людьми, к мнению которых я прислушивалась и которые повлияли на мое решение приехать сюда, в частности, с Александром Гафиным, который стал соучредителем фонда RIBOCA.  Но начали мы практически с нуля. Я пригласила  свою подругу Анастасию Блохину, очень компетентного профессионала, способного сделать что-то масштабное. Было ощущение, если мы начнем что-то вместе, у нас обязательно получится. Мы приехали два года назад, полгода у нас ушло на то, чтобы понять, где мы находимся, чтобы познакомиться с представителями арт-институций и художниками. 

Вы сразу поняли, что Рига вам подходит?

Конечно не сразу, вначале я присматривалась к городу. 

Почему вы решили провести биеннале на частные средства, не привлекая госфинансирование? Разве в западных странах биеннале проходят без участия государства?

К сожалению, ситуация складывалась так, что без частных инвестиций ничего бы не произошло.

Латвия была не готова посодействовать нам, ведь мы приехали извне. Очень сложно убедить людей что-то сделать, когда речь идет о современном искусстве.

Нам было очевидно: сначала нужно показать, на что мы способны, привлечь художников и зрителей, и тогда уже появится предмет для разговора. 

Киоск-инсталляция Майкла Лэнди

ФОТО: Пресс-фото

Вы надеетесь, что в проведении следующей биеннале государство поучаствует?

Надеюсь, если не финансово, то хотя бы информационно. Ведь мы много делаем для привлечения туристов, это большой PR для города. Множество людей, интересующихся искусством, приехали в Ригу. В интервью, которые я даю за пределами Латвии, я постоянно рассказываю о Риге, ведь там о ней мало знают. В Нью-Йорке на пресс-конференции люди интересовались «Какая она Латвия?» и большую часть презентации я посвятила рассказу о стране. Я считаю, что это прекрасное место. 

Вы проводите биеннале при поддержке своего отца Геннадия Миргородского, президента Северо-Западного рыбопромышленного консорциума. Он тоже связан с искусством?

Отчасти. Он продюсировал клипы «ДДТ», сейчас продюсирует мюзиклы в новом формате 3D, которые с успехом идут в Санкт-Петербурге и в Москве. Он поддержал меня, прекрасно понимая, что биеннале — это не бизнес. Ведь мы не коммерческая организация, и на прибыль не рассчитываем. Но увидев то, что нам удалось создать, отец убедился, что его решение было правильным. 

По Риге циркулируют слухи о том, что на биеннале потрачено от 3 до 5 миллионов евро. Вы можете озвучить хотя бы примерную сумму?

К сожалению нет. Могу только сказать, что сумма была немалая. Такого рода частные инициативы в Прибалтике еще на развиты. Где-нибудь

во Франции, в Швейцарии, в Бельгии решение проводить биеннале на частные средства не вызвало бы вопросов и никого бы не удивило. В Латвии тенденция только зарождается:

начинают строить частные музеи, основывать арт-фонды. Надеюсь, что 10 лет это станет нормой. 

Инсталляция А.Навридиса

ФОТО: Пресс-фото

Почему вы решили провести выставки в непривычных местах — на покинутом студентами факультете биологии, на бывшей фабрике «Большевичка», в резиденции Кристапа Морберга, а не в музеях?

Формат биеннале подразумевает поиск альтернативных площадок, тем он и интересен. Это своего рода взаимодействие с городом, с его разными местами — мы показали и порт, и индустриальную часть города, и станцию Дубулты. Необходимо было найти разные по характеру площадки. Поэтому выставка получилась не абстрактной, она укоренена в местах, в которых происходит.

Есть ли у вас самой любимые места на биеннале?

Мне сложно выделить одно место. Могу сказать, что очень люблю возвращаться на бывший Биологический факультет, изо дня в день у меня меняется восприятие работ. Недавно я легла на кушетку в Zuzeum и слушала аудиоработу Ханса Розеншторма. Слушала минут 40, такое было настроение. Мне очень нравится и видеоинсталляция Катрины Нейбурги и Андриса Эглитиса о попытке вернуться назад к природе.

По каким принципам вы выбирали участников биеннале из Латвии? И почему не включили в программу политически острые работы, ведь в тему перемен, заявленных на биеннале, они бы точно вписались?

Отбор художников производила главный куратор Катерина Грегос. Нанимая ее, мы дали ей полную свободу в выборе художников и их работ, она же определяла концепцию, направление, куда двигаться. Мы помогали ей в исследованиях, привлекали разные каналы, чтобы дать самую широкую картину происходящего. Я непосредственно присутствовала в процессе отбора художников и формирования их идей, но решение оставалось за куратором. 

Перед нами не стояла задача сделать радикальную выставку с политическими высказываниями.

Хотя Катерина раньше нередко делала политические выставки. Но здесь она решила создать нечто для себя нетипичное. Тем не менее, многие работы косвенно, в поэтическом ключе затрагивают темы политики и социума. Большинство таких работ собрано в резиденции Морберга — все они объединены темой истории. 

Инсталляция Марка Диона на бывшем факультете биологии

ФОТО: Пресс-фото

Правда ли, что многие работы были специально заказаны для биеннале и вами оплачены?

Да, мы хотели показать на биеннале как можно больше новых работ, дать художникам возможность создать что-то новое. Нам очень важно было поддержать их. 

Я считаю, когда от выставки к выставке видишь одни и те же работы, пусть даже известных мастеров, это скучно.

Поэтому мы пригласили художников мировой величины, таких как Марк Дайон, Майкл Лэнди, Эрик Кесселс, но заказали им новые работы. Это делает выставку более интересной. В итоге у нас появилось 47 новых работ, это практически половина биеннале — и это уникальное соотношение, выделяющее нас из общей картины.  

Куда денутся эти работы по окончании биеннале?

Как правило, они остаются художникам. И при продаже этих работ биеннале получает вложенную сумму. Но это обсуждается индивидуально с каждым художником. 

На открытие биеннале приехали журналисты из разных стран. Какие отзывы были в прессе?

Мы проделали большую работу и пригласили большую часть самых важных междуранодных изданий. У нас побывали журналисты из Financial Times, BBC, Art Review, Art Newspaper, Culturetrip, Artnet. Кажется, нам удалось их заинтересовать, удалось создать хайп, а это непросто, ведь столько всего в арт-мире происходит. Открытие посетили и известные кураторы Виктор Мизиано из России и Ханс Ульрих Обрист из Великобритании. 

Кадр видео Катрины Нейбурги

ФОТО: Пресс-фото

А публика активно выставки посещает?

Интенсивно посещали во время открытия. Сейчас в основном приходят иностранные туристы. У нас была специальная программа для участников Праздника песни. В сентябре, октябре развернется публичная программа для местной аудитории. Но и сейчас приходят люди разного возраста, долго гуляют по выставкам, изучают экспонаты. Приходят и семьи и с маленькими детьми. 

Моим детям очень понравилась интерактивная выставка в Дубулты, где можно смотреть видео из жизни подводного мира, валяясь на водной кровати, или бегать по оранжевой комнате. 

Да, Сенсориум привлекает детей. Там мы постарались отойти от чистой визуальности, опираясь на другие органы чувств. Этот проект придумала куратор из Дании Солвей Овесен. 

Что самое важное в вашей иерархии ценностей?

Самое ценное — человеческие отношения, все держится на них — и в работе, и в мире искусства. Я счастлива, что нам удалось создать команду, создать место, где все мы чувствуем себя хорошо, куда нам приятно приходить каждое утро.

Самым интересным опытом за время подготовки биеннале для меня стало близкое общение с художниками.

Именно процесс сопричастности к созданию выставки, общение с людьми, у которых другие взгляды на многие вещи, было для меня самым ценным. 

Вы сейчас живете на несколько стран?

Я много езжу для промоутирования биеннале по разным странам и выставкам. Но постоянно живу в Риге. 

Есть ли уже мысли насчет следующей биеннале?

Нужно будет определиться с новым куратором и со стратегией фонда. Два года пролетят быстро. Вторая биеннале будет сильно зависеть от куратора, которого мы выберем. Конечно, она будет непохожей на первую. Биеннале тем  и интересны: каждый раз они трансформируются полностью, и площадки, и художники, и темы. Каждый раз — это абсолютно новое высказывание.

Вы уже видите плоды своих усилий по интеграции балтийских художников в европейский контекст?

Благодаря биеннале многие кураторы, руководители фондов и музеев, коллекционеры, которые у нас побывали, открыли для себя местных художников. И были удивлены и вдохновлены тем, что у нас происходит. Кстати, западные гости будут приезжать на протяжении всей биеннале, участвовать в наших дискуссиях, образовательных программах.  

Просочилась информация, что вы были помолвлены в дни открытия биеннале. В связи с замужеством как изменятся ваши приоритеты?

Да, это правда. Но помолвка вовсе не означает, что я покину Ригу. Мы с женихом договорились, что в Латвии я буду проводить много времени. Мой избранник не из Латвии, но ему здесь очень нравится.

Он связан с искусством?

Нет, он финансист, работает в сфере недвижимости. 

Жизнь на чемоданах вас не напрягает?

Нет, меня бы тяготила жизнь без чемоданов. 

О чем вы мечтаете? Хотели бы стать самой влиятельной женщиной арт-бизнеса?

Списки Forbes — это не про меня. Они не определяют качество жизни. 

P.S. 1-я Рижская биеннале - масштабная выставка современного искусства, в которой представлены работы 104 художников со всего мира, продлится до 28 октября.

Каждую последнюю среду месяца (в том числе 29 августа) - вход на все выставки бесплатный. 

НАВЕРХ