Пугачева вернулась из Юрмалы, чтобы проститься с Кобзоном

ФОТО: MIKHAIL METZEL / TASS

За свою долгую жизнь Иосиф Кобзон успел помочь очень многим. Среди них — и Алла Пугачева. На заре карьеры певицы Кобзон уступил ей время в Доме звукозаписи на Качалова, чтобы Алла записала песню "Робот" - первую в репертуаре будущей примадонны, которая обеспечила ей появление на Всесоюзном радио, пишет "Московскиий комсомолец".

Впоследствии между Пугачевой и Кобзоном сложились безоблачные отношения — осенью 1974 года на Всесоюзном конкурсе артистов эстрады именно Кобзон, будучи членом жюри, настоял на том, чтобы Пугачева оказалась в числе лауреатов, что позволило ей в последствии поехать на конкурс "Золотой Орфей". А в 1979 году и вовсе помог получить квартиру на улице Горького. 

Разлад между Пугачевой и Кобзоном начался в перестроечное время, когда Кобзон стал депутатом. Тогда, отвечая на вопрос в телешоу, как она относится к тому, что артисты сегодня идут в политику, Пугачева привела в пример Кобзона и высказалась в том плане, что ему уже пора заседать, а она ещё попоет. 

Кобзон в свою очередь на вопрос журналистов, как он прокомментирует заявление Аллы Борисовны, ответил, что, дескать, комментировать тут нечего, если дура.

Впрочем, конфликт тогда остался локальным и постепенно сошёл на "нет". Пугачева присутствовала на серебряной свадьбе Иосифа и Нелли Кобзон и участвовала в юбилейном концерте Иосифа Давыдовича, когда тот прощался со сценой.

С новой силой конфликт разгорелся, когда увидеть свет готовились мемуары Кобзона, которые назывались "Как перед Богом". Журналисты немедленно вспомнили старую историю и растиражировали слово "дура" в адрес Пугачевой.

Помирились они лишь на 75-летие Кобзона. Тогда Пугачева присутствовала у юбиляра на банкете, пожелала Иосифу Давыдовичу "жить до ста лет" и спела для него "Ты не стал судьбой".

После смерти Кобзона журналисты обратили внимание на то, что Пугачева, в отличии от коллег по сцене, не написала в соцсетях прощальных слов.

Однако в субботу утром Пугачева вернулась из Юрмалы, где отдыхала с детьми. Вне всякого сомнения и для того тоже, чтобы присутствовать на траурной церемонии. Не проститься с тем, кто более полувека назад уступил ей, шестнадцатилетней девочке, место за микрофоном, она, конечно же, не сможет.

НАВЕРХ