Вычеркнутый из советской истории
Интервью с художником Семеном Шегельманом

Семен Шегельман

ФОТО: no personiskā arhīva

В галерее интерьер-дизайна CREA (ул. Бривибас, 103) до конца октября проходит выставка работ художника Семена Шегельмана. В 60-е годы он считался одним из самых интересных молодых латвийских художников-графиков, а в 1975 году из-за проблем с советской цензурой эмигрировал из Латвии сначала в Европу, затем в Канаду. Корреспондент TVNET Янис Жилде пообщался с художником, и расспросил о том, чем он живет сейчас и какие воспоминания связывают его с Латвией. 

Сейчас работы Семена Шегельмана находятся в престижных галереях и частных коллекциях по всему миру. Есть они, например, в коллекциях Мадонны и Джорджио Армани. Но и в советское время стиль картин и графики Шегельмана был далек от господствовавшего в те годы соцреализма. Художник много экспериментировал с формой, с разными техниками создания гравюр и литографий. Параллельно занимался оформлением интерьеров, книжной иллюстрацией, работал на художественно-производственном комбинате «Максла». В 1975 году персональная выставка Шегельмана в Доме художника была досрочно закрыта и фактически разгромлена из-за записи одного посетителя в гостевой книге, где говорилось о чрезмерной мрачности его работы «Памяти матери». Вскоре после этого случая художник эмигрировал в Рим, затем переехал в Канаду.

Ансис Эпнерс и Семен Шегельман в Канаде во время съемок фильма "Я - латыш"

ФОТО: No personiskā arhīva

Со времен вашего отъезда из Латвии прошло много лет. Как часто вам приходилось возвращаться в Ригу?

Никто и подумать не мог о поездке в Ригу до "перестройки". Нам, эмигрантам, четко и ясно было сказано: "Вернуться вы не сможете никогда!". Но, когда мы приняли канадское гражданство в 1978 году, перед нами открылся весь мир, начались бесконечные перелеты Канада-Европа-США. Когда я пересек границу СССР, я начал реализовывать свою заветную мечту - быть свободным человеком и художником, жить легко, интересно, захватывающе. Посетить разные страны, города, о которых мечтал. И не как обычный турист, а со всеми "причитающимися" - своей квартирой, студией, близкими людьми, обычными повседневными заботами, новыми знакомствами и свободой творить, что хочу. Я, кстати, и в советское время был таким - независимым и неординарным, хотя и состоял в Латвийском и Советском Союзе художников. 

Возможно, свой отъезд вы рассматриваете как благо?

Я никогда не жалел о нем и никого не обвинял в случившемся. Все тогда казалось прекрасным - и моя студия в Доме художников, и мои коллеги, и невероятно красивая Рига, и Латвия, которую объездил вдоль и поперек. Но мне всегда хотелось заглянуть "за горизонт". И как только появилась эта возможность, я ее использовал. 

Бизнес никогда не был моей прерогативой, и желание прославиться меня не волновало. 

Как сказал моя жена, меня надо бы занести в Книгу рекордов Гиннеса за то, что за всю свою жизнь на Западе я ни разу никому не звонил и не предложил свои работы, не просил устроить мне выставки. 

Никогда не сидел на ступеньках галереи и не ждал, пока владелец соизволит окинуть взглядом мои работы. И никогда не участвовал в публикации своих альбомов, каталогов, книг и прочих пр-акциях... 

Со временем все - выставки, интерес арт-дилеров, возможность жить и работать в разных странах - пришли сами по себе. 

Semjons Šegelmans

ФОТО: No personiskā arhīva

Какие-то контакты с Латвией вы все же поддерживали?

Да, до прихода Горбачева к власти особым счастьем было встретить друзей из Латвии, которые приезжали к нам в Канаду. Мой ближайший друг Ансис Эпнерс, художница Джемма Скулме с мужем Ояром Аболсом, Майя Табака, график Рич Скрубис с женой - это были волнительные встречи и прощания со слезами на глазах.  

А в Риге после эмиграции я побывал впервые в 1989 году - в Юрмальском музее проходила моя выставка. А затем приезжал после восстановления независимости - нас отвели на места баррикад, рассказали о событиях того времени, о жертвах. Мой друг Ансис Эпнерс был одним из лидеров Атмоды. 

Какие изменения вы тогда заметили в людях, в городе?

Не мог не заметить бытовой кошмар - пустые полки магазинов, покинутые здания и дороги, серая повседневность. После лет, проведенных на Западе, все это вызывало жалость и желание помочь чем можешь. 

После восстановления независимости произошли большие перемены, но мои коллеги чувствовали себя неуверенно в новой капиталистической системе. Не все были к ней готовы. 

Со временем Рига стала более европейской, но увы, многих своих друзей я в ней уже не встретил - умерли Ансис Эпнерс, Саша Дембо, Борис Берзиньш, Индулис Зариньш - ушли один за другим...

Вы и недавно были в Риге. Какие впечатления?

Да, Рига с каждым годом становится все красивее. Но у меня недавний визит оставил противоречивые впечатления. В городе красивые витрины, полные товаров, красивые, хорошо одетые люди... Но странно, что пустыми и заброшенными стоят многие исторические здания. Что число жителей сократилось, молодым не хватает работы, многие мне жалуются - довольно прогнозируемое будущее. Хочется надеяться, что это пройдет, и государство станет процветающим. 

Ригу я никогда не забывал и часто отображал в своих работах, даже когда был в Италии, Франции, Англии. 

Семен Шегельман перед отъездом из Риги

ФОТО: No personiskā arhīva

После выставки 1975 года, когда ваши работы были уничтожены, вас перестали упоминать в изданиях, посвященных советской графике. Какие эмоции это вызывало? Гнев, равнодушие?

Я не интересовался и не углублялся в то, кто занимался "уничтожением" моего творчества. Уничтожили и все...

В Канаде вы продолжаете заниматься графикой? Какие темы вас сейчас волнуют?

Мои темы - все, что меня радует и делает жизнь прекраснее. Ночная жизнь городов - Нью-Йорка, Парижа, Монреаля, Амстердама, римские фонтаны, Палермо... Нет определенной темы и техники. Я сам создатель своей авторской техники... Я уже говорил, что саморекламой не занимаюсь, работаю только для удовольствия... Я не фанатик и работаю только тогда, когда "работается". Сейчас у меня, например, интересный проект "Переселение". В своем архиве нашел эксперименты рижских времен - черно-белую графику на французской бумаге. И добавил в эти работы стиль "ар деко", красочные, золотые и серебрянные фигуративно-декоративные мотивы Риги. Получилась фантастическая живопись и графика.

Семен Шегельман "Окно в Амстердаме"

ФОТО: Semjons Šegelmans

Как проходит ваш день?

Никакого особого режима у меня нет. С утра спускаюсь в спортивный зал для легкой разминки. Завтракаем дома, смотрим новости, садимся в общественный транспорт и едем в город. Торонто - огромный город, это как если бы Ригу расширили до Тукумса с одной стороны и до Саулкрасты с другой. Недавно мы переехали в новое современное жилье. 

Каждую неделю посещаем вечеринки, пьем красное вино. Мясо я не ем, только рыбу и курицу. Часто обедаю в ресторанах, которых у нас в избытке. 

Есть ли у вас картины с интересной судьбой? 

Судьба моих картин, а также цена, за которую их продавали дилеры, меня никогда не интересовала. Меня устраивало, что могу обеспечить себе определенный образ жизни. В Канаде не занимался ничем, кроме искусства. Каждая моя картина три дня сохнет у стены, а потом попадает в руки к дилеру и начинает новую жизнь. Знаю, что у Мадонны и у Армани есть мои работы. 

Однажды мне позвонили из студии, где снимали сериал "Никита". Съемки проходили в замке, владелец которого собрал довольно большую коллекцию моих картин. И они спросили, сколько я хочу за то, чтобы мои работы показали в кадре.

Я ответил, что буду полностью удовлетворен, если мое имя просто появится в титрах фильма.  

Мои картины находятся в престижных галереях и частных коллекциях по всему миру. За это благодарен Богу и судьбе, а также своей жене. 

Полный текст интервью читайте здесь!

НАВЕРХ