"Ты появляешься спиной в халате, и всем понятно, кто здесь хозяйка" Прима-балерина Большого - о конкуренции, зависти и жертвах ради балета

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

прима-балерина Екатерина Крысанова

ФОТО: Пресс-фото, ART Forte

8 и 9 октября в ЛНО показывают главную сенсацию фестиваля «Золотая маска в Латвии» - балет французского хореографа Жана-Кристофа Майо «Укрощение строптивой», поставленный специально для солистов Большого театра. Главную партию в спектакле на музыку Шостаковича по мотивам пьесы Шекспира исполнила прима-балерина Екатерина Крысанова, отмеченная «Золотой маской» за лушую женскую роль. В интервью Русскому TVNET Екатерина рассказала о том, чем ей пришлось пожертвовать ради этой роли, а также поделилась мыслями о том, чем полезна конкуренция в театре.

Екатерина Крысанова славится невероятно разнообразным репертуаром, за восемь лет работы в Большом она станцевала более 60 партий самого разного характера — и классических и современных. Но партия Катарины в «Укрощении строптивой» стоит в ее творчестве особняком.  Крысановой пришлось побороться за эту роль, преодолев и себя, и сопротивление тогдашнего балетного руководства Большого. Она не была приглашена на кастинг, но сумела убедить знаменитого французского хореографа Жана-Кристофа Майо ее посмотреть. Сила убеждения в купе с мастерством произвели впечатление на мэтра, и Екатерина получила звездную роль. 

Вот что пишет о ней The Times: «Екатерина Крысанова такая сильная балерина, что, кажется, может взять верх над любым мужчиной, и такая хорошая актриса, что заставляет вас при этом почувствовать всю ее женскую уязвимость».  

Не страшно ли вам было самой подойти к знаменитому хореографу и попроситься на кастинг? И как вы себя ощущали в современной хореографии?

Нет ничего страшного, если тебя не приглашают на кастинг, а ты подходишь и просишь: «Можно мне попробоваться на роль».

Не боялась я и современной хореографии, ведь спектакль поставлен на классической основе. Поэтому для нас, артистов, участие в нем не представляло сложности, мы всегда за то, чтобы участвовать в новых постановках — это развивает и помогает идти дальше.

Как вы поняли, что это ваша роль?

Я была уверена что Катарина в «Укрощении строптивой» не должна пройти мимо меня стороной. Конечно, я знала планы театра заранее, знала что к нам приедет Жан-Кристоф Майо. И мой педагог-репетитор Светлана Адырхаева мне посоветовала: «Ты будешь неправа, если не подойдешь и не попросишься. Это твоя роль». И Жана-Кристофа сломил мой напор. Он был тронут, увидев, как сильно я хочу получить эту роль.

ФОТО: пресс-фото/ ArtForte

Пришлось ли вам чем-то жертвовать ради участия в спектакле Майо?

Всегда, когда вступаешь в спектакль и хочешь сделать его хорошо, ты должен углубиться в работу полностью. Это как в пословице: «за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь». Ты не можешь вечером танцевать «Укрощение», а утром репетировать что-то другое. Ты должен погрузиться в историю, выпасть на время из репертуара. Все свои силы направить на результат. Это нормально. Люди, которые готовятся к важным событиям, к экзаменам тоже так потупают. И наверняка вы сами через это проходили. Я ни о чем не жалею, хотя ради «Укрощения» мне приходилось отказываться от спектаклей, и у меня сильнейшая травма произошла во время постановки.

Были ли у хореографа особые требования к аристам?

Поскольку роль Катерины является вершиной спектакля, Жан-Кристоф Майо мне говорил:

«По первому твоему появлению спиной в халате до пола я должен понять, каким будет спектакль».

Я появляюсь спиной, и это должно быть настолько ярко, что все зрители должны понять, кто здесь хозяйка сцены, вокруг кого все вертится.

ФОТО: Пресс-фото, ART Forte

Много фильмов снято о темной стороне мира балета. Балерины идут на все, чтобы оттеснить конкуренток и получить главную партию. Ходят слухи, что балерины подсыпают друг другу в пуанты битое стекло. Вы через что-то подобное проходили?

Нет, в Большом никогда с подобными проявлениями зависти я не сталкивалась. А здоровая конкуренция в театре есть и должна быть. Без этого не будут расти артисты, не будет расти театр. Ты не будешь постигать что-то новое. Когда ты один на вершине — все у тебя хорошо. Но когда артисты рядом делают не менее потрясающие спектакли, это тебя подстегивает идти дальше. Другое дело, что у руководителей театра есть свои пристрастия — люди, которые нравятся больше, и те, которые нравятся меньше. Тут ничего не сделаешь — это во всех областях, у всех руководителей есть любимчики.

Сложно ли вам было попасть в Большой театр?

Да, очень непросто к нам попасть. Как правило, к нам приходят после окончания Московской академии хореографии. Много девочек приходят из Вагановской академии. Но этого мало — просто попасть в театр. Чтобы достичь высшей ступени и стать прима-балериной театра надо пройти сложный путь. У каждого артиста свои взлеты и падения. И очень много разных факторов должны сложиться.

Мало быть просто талантливой, чтобы стать балериной, и мало иметь мохнатую руку, чтобы стать солисткой.

Есть ли в труппе Большого балерины из Латвии?

Сейчас не вспомню. Возможно, просто об этом не знаю.

Знаете ли вы латвийских прима-балерин и премьеров?

Да, конечно, знаю Эвелину Годунову.

НАВЕРХ